Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829
Обсуждаем "Русские" поправки в Конституцию

Обсуждаем "Русские" поправки в Конституцию  далее »
21.02.2020
16:45:24
Власти Эстонии отказывают россиянам в выдаче шенгенских виз далее »
14:34:52
Константин Затулин поздравляет с Днем защитника Отечества далее »
13:52:00
Суд в Москве приговорил экс-министра обороны Украины к 6 годам колонии далее »
20.02.2020
18:25:17
Полиция на Украине задержала протестующих против эвакуации граждан страны из КНР далее »
17:34:21
Белоруссия повысила тариф на транзит российской нефти далее »
17:14:27
Политологи обсудили русофобию далее »
19.02.2020
13:21:00
Песков прокомментировал отставку Суркова далее »
12:40:50
Русские в России и соотечественники за рубежом: о праве быть в Конституции и законах – анонс пресс-конференции Константина Затулина далее »
18.02.2020
17:03:34
Зарубежные соотечественники поддержали предложения Константина Затулина в новый текст Конституции далее »
13:31:34
Киев обвинил Россию в атаке на свои позиции в Донбассе далее »

Сирийский Идлиб: итоги переговоров России и Турции далее »

Эксперты о шестой годовщине Майдана далее »

Карантин на Diamond Princess снят. 60 минут. Эфир от 19.02.2020 далее »

Россия и США должны вывести друг друга из статуса противника далее »

От частных вопросов до общественно значимых далее »

В районе крушения MH17 отсутствовали комплексы "Бук" далее »

Обстрелы в Донбассе. Вечер с Владимиром Соловьевым от 18.02.2020 далее »

Рубрика / Политика

Разговор о важном: полная версия пресс-конференции Президента ПМР Вадима Красносельского


23.12.2019 10:44:24

Никита Кондратов, Первый приднестровский телеканал:

Одна из острых проблем в переговорной повестке с Молдовой – это молдо-украинские посты на нашей границе. С 1 февраля начинается так называемая вторая фаза, то есть, Молдова практически берет под контроль наш импорт. Это – удар по медикаментам, удар как по экономике, так и по социальной сфере. Есть ли план, как Приднестровье будет реагировать на этот вызов?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Отношения между Молдовой и Приднестровьем всегда были весьма непростыми. Что произошло в Молдове за последний год? В 2017 и 2018 годах мы наблюдали некую стабильность в переговорах: были подписаны протокольные поручения, достигнуты конкретные договоренности, которые в полном объеме исполнены приднестровской стороной и не в полном – молдавской. 2019 год стал годом политических, электоральных потрясений в Молдове. Был переизбран парламент, сменилось три правительства, поменялись переговорщики. Появился какой-то крен в сторону неисполнения взятых на себя обязательств, стремление приостановить переговорный процесс и в дальнейшем, может быть, разрушить формат «5+2». Я рассматриваю в этом умысел молдавской стороны.

Все совещания формата «5+2», которые прошли в этом году, в том числе в братиславская встреча и баварская конференция по безопасности, не привели ни к какому результату. Я расцениваю действия молдавской стороны как умышленные, направленные на недоговороспособность по тем пунктам, которые были обозначены в повестке Братиславского протокола. Один из ярких примеров. В Братиславе обсуждается протокол. После этого проводятся расширенные встречи с участием Президента Молдовы – дополнительных вопросов с молдавской стороны ни тогда, ни в Братиславе не было озвучено. И вдруг в Баварии Молдова включает в протокол так называемый налоговый вопрос, то есть, предлагает гармонизацию налоговых систем Приднестровья и Молдовы. Это политическая провокация. У нас есть своя налоговая система. 30 лет мы работаем по своим правилам и по своим законам. В Молдове своя налоговая система. Хорошая или плохая – это их налоговая система. У нас они разные. У нас налог на доход – там налог на прибыль, НДС и так далее... Гармонизировать эти системы, не разрушая, невозможно. Как может политик включить вопрос в повестку дня, не обсудив его предварительно со специалистами, в рабочих (экспертных) группах? Кроме того, за экономические вопросы повестки отвечает правительство. Я никогда не включу их без консультации с правительством, Верховным Советом, общественностью. Это абсолютная провокация и популизм. Они понимают, что мы никогда не пойдем на такие условия. Поэтому мы рассматриваем действия молдавской стороны как умышленно неконструктивные. Я уже не говорю о том, что Молдовой не выполнены ранее взятые обязательства по прекращению уголовных дел в отношении приднестровских граждан, по свободному перемещению транспортных средств по территории Молдовы, по созданной Молдовой конфликтной ситуации в Дубоссарском районе и другие.

Недавно госпожа Влах высказалась и попыталась дать советы Приднестровью. Я бы не советовал ей это делать – пусть занимается гагаузской автономией. Она говорит об «истории успеха». Нет никакой истории успеха. Есть история ожидания и надежд, и я бы не хотел, чтобы она превратилась в историю разочарований. А все к этому идет. Сегодня я слышу только одни обещания по ликвидации проблем со счетами приднестровских предприятий, решению проблем на постах, которые вы обозначили в вопросе, по импорту медикаментов и так далее. Гагаузия – это братский нам народ. Хочу напомнить, что именно благодаря Приднестровью появилась гагаузская автономия. Если посмотреть, сколько гагаузов уехало жить в Приднестровье, мы можем говорить о другой истории, но не успеха, с точки зрения автономного существования. Выполнили ли центральные власти Кишинева обязательства перед гагаузами? Какая же там история успеха?

Хотелось бы, чтобы все обещания, которые дала молдавская сторона в лице ответственных должностных лиц, и Президента в том числе, были исполнены, чтобы формат «5+2» закончился подписанием итогового протокола, чтобы ранее достигнутые договоренности были исполнены, чтобы наша история ожиданий закончилась историей успеха, а не разочарования.

Александр Лагутин, Первый приднестровский телеканал:

Вадим Николаевич, в августе Вы встречались с Министром обороны России Сергеем Шойгу. Озвучена инициатива по поводу начала утилизации боеприпасов в селе Колбасна. Господин Додон говорил, что как только начнется процесс утилизации, отпадет необходимость миротворческой операции на берегу Днестра. Кроме того, он говорил, что ему поступило письмо от Сергея Шойгу, где полностью описан механизм, как это все будет происходить. Можете это прокомментировать?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Наблюдается стремление некоторых политиков политизировать этот вопрос и использовать политические дивиденды в свою пользу. На самом деле, данный процесс – внутреннее дело Приднестровской Молдавской Республики и Российской Федерации. И только. Все остальные могут понаблюдать. Любое участие допустимо только с нашего разрешения. Только мы в праве разрешить либо запретить. Это наше внутреннее дело. Подобные заявления никак не будут влиять на процесс.

Конечно, Сергей Кужугетович озвучил данное предложение. Речь идет о крупных боекомплектах, которые были вывезены из Восточной Европы после разрушения Варшавского договора и остались на территории Приднестровья. Их утилизация – сложный технологический процесс и, естественно, Россия за него в ответе, она охраняет этот объект. Но, тем не менее, я озвучил Сергею Кужугетовичу наши предложения и категорические условия. Речь идет о техногенной и экологической безопасности. Когда Российская Федерация проведет анализ, получит заключения специалистов, тогда и будут заявления не от политиков, а от тех, кто имеет право их делать. После этого российские эксперты должны приехать к нам, чтобы наши специалисты на основании результатов их работы могли сделать выводы о том, как и где утилизировать. Я не знаю, я – не специалист. И в этом зале вы тоже специалистов не найдете. Надо основываться исключительно на решении специалистов в этой области.

Буквально два-три месяца назад в украинском городе Балаклея произошел взрыв склада боеприпасов по причине их неправильной утилизации на месте. Погибли люди. А я напомню, Колбасна – приднестровский населенный пункт. В пяти километрах – украинский населенный пункт, вокруг другие селения, города. Основываться на каких-то политических заявлениях мы, конечно, не будем. Это наша ответственность, земля, люди. Это наше государство. Это внутреннее дело Приднестровья и России. Координирующий центр – Россия, Министерство обороны Российской Федерации. Если кто-то хочет поучаствовать в процессе – пожалуйста, обращайтесь в Министерство обороны России. Еще раз подчеркиваю: есть заявления, а есть реальные действия – они между собой не связаны и вряд ли когда-нибудь будут. Будем работать – будет результат.

Юрий Заяц, ТСВ:

Сейчас в республике ведется очень много строек. Строят дороги, завершено много долгостроев, буквально на каждом шагу кладут плитку. Почему государство именно в строительную отрасль направляет большие деньги?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Правильнее будет сказать – в восстановительную отрасль. Хотя она, конечно, плотно связана со строительной. В среду Верховный Совет принял в третьем окончательном чтении закон о бюджете на следующий год. Бюджет абсолютно социально-ориентирован. Конечно, там есть блок развития Фонда капитальных вложений. Но он также социально ориентированный.

Расскажу в чем суть Фонда капитальных вложений, назову некоторые результаты реализации программы за два года и обозначу параметры на 2020 год.

Начну со строек. У нас в Приднестровье 158 школ, 156 детских садов. Есть специализированные учреждения, больницы, клиники, инфраструктура – сельская и городская. В 2017 году в результате ревизии всех объектов, которые я обозначил, мы пришли к выводу, что баланс, который достался нам от советской власти, к сожалению, истек. Время берет свое, оно разрушает. Многие объекты стали неудобны в использовании. Эти денежные средства мы могли бы потратить на что-нибудь иное. Но так продолжаться больше не может. Мы не можем направлять наших детей в детский сад, в котором течет кровля, где удобства на улице, а в пищеблоке царит антисанитария и отсутствуют элементарные условия для приготовления пищи, где во дворах горбатый асфальт, которому уже 50 лет. Это же касается и всех остальных объектов – клиник, больниц, ФАПов… Поэтому Правительством ПМР было принято абсолютно правильное, на мой взгляд, решение о восстановлении социальной инфраструктуры нашего государства на средства фонда капитальных вложений. В результате слаженной работы правительства, глав администраций и всех, кто был задействован в этом процессе, мы добились хороших результатов. За два года отремонтировано либо построено 38 больниц, клиник, ФАПов и СВА, 34 детских сада, 65 школ, 10 Домов культуры, 51 социально-коррекционное учреждение. Это много. Но в наших планах выйти на стопроцентный показатель, чтобы были полностью отремонтированы детские сады, больницы и клиники, остальные объекты инфраструктуры нашей республики.

Я хочу поблагодарить Правительство ПМР и Верховный Совет за конструктивный диалог и за выработку общих позиций в реализации программы Фонда капитальных вложений. В 2020 году мы планируем отремонтировать 22 медучреждения на сумму 30 миллионов рублей, 25 школ, 22 детских сада, 6 Домов культуры и 14 социально-коррекционных учреждений.

Помимо социнфраструктуры, требующей капитальных вложений, у нас есть и другая проблема – это сети. Наши коммунальные сети вырабатывали свой ресурс еще со времен Советского Союза. В 2017 году я видел предкатастрофичную ситуацию в эксплуатации сетей. Каждый понедельник я провожу совещание с главами администраций городов и районов. На совещании глава администрации Тирасполя, Бендер или Рыбницы докладывает: «Уважаемый Вадим Николаевич, докладываю, что за эту неделю в Бендерах было 220 порывов», или «…250 в Тирасполе», «..150 в Рыбнице». Глава бодро докладывает, говорит, что все устранено. Но понимаете, что значат эти цифры? 200 порывов за неделю в среднем в каждом городе или районе республики. Это много. Мы приближались к коммунальному коллапсу. Без вложения в сети мы бы шли к коммунальной катастрофе, когда отремонтированное здание детского сада осталось бы без света, тепла, других коммунальных ресурсов.

Мы социально ответственны. Мы заморозили все цены на коммунальные услуги, как я обещал, будучи кандидатом в Президенты и уже на посту Главы государства. Правительство и Верховный Совет идут в этом фарватере. Но ничего не происходит бесплатно или просто так. Если услуга стоит, условно, рубль, а человек платит 70 копеек, где взять эти 30 копеек, как их покрыть? У нас была практика, когда эти 30 копеек покрывались за счет естественных монополий – это водоканалхозы, УЖКХ, ЕРЭС и т.д. Это ложилось нагрузкой на их прибыль, средства вымывались изнутри. Организации не были способны что-то отремонтировать, привести сети в порядок. Уже в 2018 году было принято решение о том, что государство возьмет на себя компенсацию финансовых потерь энергоснабжающих организаций. В прошлом году мы заложили на эти цели 80 миллионов рублей, в этом году – уже 140 миллионов рублей. Эти денежные средства идут не только на зарплату. Они идут на капитальный ремонт всех коммуникационных сетей. Это правильно и справедливо. Уже есть результаты. Заканчивается 2019 год, и главы докладывают другие цифры. Сейчас цифру «100» редко услышишь. Уже фиксируют 80, 70, 50 порывов за неделю. Есть реальный показатель пользы этого дела.

Что касается дорожной отрасли. Плитка – это маленький сегмент благоустройства. Просто она яркая, на виду, в узорах вся, вот и бросается в глаза. Никто же не видит трубы в земле, которые меняют.

Еще в 2017 году, видя проблемы в сфере эксплуатации и ремонта дорог, я рекомендовал перейти всей нашей дорожной отрасли на новые технологии. Асфальтирование, конечно, необходимо республике, и мы его оставим. Но асфальтирование – это импорт, это валюта, которую мы «наматываем на катки» и тратим в никуда, это удорожание битума (он уже в три раза дороже, чем был лет десять назад). Бетон – новая технология, это импортозамещение, капитализация экономики нашей республики, укрепление приднестровского рубля, создание новых производств, новых рабочих мест. Это разумное прозрачное ценообразование. Это удобство, удешевление. Вот пример: центральная площадь столицы. Споров было много – площадь в Тирасполе обсуждали больше, чем возможность транзита газа через нашу республику. Народ был обеспокоен. Хотя, какое беспокойство? Если вы посмотрите на старые снимки, на вид площади сверху, то увидите, что весь асфальт был покорежен, его надо было менять. Положить плитку в полтора раза дешевле, чем постелить асфальт. В этом есть экономическая целесообразность. Это удобно и красиво, хоть красота тут на последнем месте. Это рентабельно, в этом есть здравый смысл. Мы наблюдаем за преображением республики, за развитием этого производства. Я посещаю детские сады и школы. Помню, как год назад дети в школе жаловались, что они бьют ноги, показывали коленки побитые. Сейчас я приехал, а там плитка – красиво, удобно, и дети довольны.

Что касается бетонирования дорог, будем осваивать эту отрасль и бетонировать второстепенные дороги нашей республики, что гораздо удешевит процесс. Если плитка стоит гораздо дешевле асфальта, то бетонирование дорог примерно в такую же стоимость. Но это, опять же, капитализация. Мы используем наши материалы, идем по пути импортозамещения, не тратим валюту. Более того, с применением новых технологий появились новые производства по изготовлению тротуарной плитки. Есть муниципальные предприятия в Тирасполе, Бендерах, Дубоссарах, Слободзее, которые производят это покрытие. Это новые рабочие места. Есть частный производственный сектор – это тоже хорошо. В этом и есть развитие республики. Мы будем двигаться вперед. Перспектива такова: когда будет полностью реализована Стратегия 2019-2026, все что мы начали делать, мы выполним, приведем в порядок все детские сады, больницы, школы, объекты культуры, всю внутреннюю инфраструктуру – и городскую, и сельскую. Это задача выполнима. Только работать надо, а не рассуждать. И все у нас получится.

Зинаида Кицкан, Первый приднестровский телеканал:

В следующем году наша республика отметит свое тридцатилетие. Как показало время, в таком государстве как Приднестровье, в таком разном по национальному составу, можно общаться и обучаться на том языке, на котором человек желает. В Молдове немножко другая картина: русские школы закрываются, в школах преподается история румын на официальном румынском языке. Мы не раз говорили, что готовы помочь русскоговорящим гражданам Молдовы обучаться на своем языке. А как насчет желающих обучаться на молдавском языке на кириллице?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Это вопрос развития отношений между Приднестровьем и Молдовой. Хочу напомнить, что языковая проблема явилась одной из причин появления Приднестровья как государства. Это как-то забывают: удобно забыть неудобное, некрасивое. В конце 80-х – начале 90-х годов Молдова приняла известный закон о родном языке. Правда, на самом деле не о родном, а о румынском. Они пытались навязать румынский язык здесь, в Приднестровье, где компактно проживают люди разных национальностей: молдаване, русские, украинцы и так далее. Русский язык при Советском Союзе был языком межнационального общения. Какая дикость – еще Советский Союз не рухнул – заставить всех говорить на румынском языке, перейти на латиницу. Конечно, наш народ это категорически не принял, не допустил. Потом были и другие вопросы. Но язык был основой начального противостояния. Если бы тогда центральная власть Кишинева пошла на встречу, кто знает, как сложилось бы. Но тогда была категоричность. Кроме того, было решение от 23 июня 1990 года, тогда еще Верховный Совет Молдовы принял две декларации: в первой декларации они заявили о суверенитете Молдовы, а во второй декларации они объявили Молдавскую ССР созданной незаконно, признав ничтожность пакта Молотова-Риббентропа. Это юридическое решение отказа от общей государственности. Не мы разрушили Молдавскую ССР, это сделала Молдова и её центральная власть – Кишинев. Они сепаратисты, не мы. Мы ниоткуда не выходили, они как пришли к нам в Бессарабию в сороковом году, так и ушли от нас. Вдумайтесь: как мог парламент принять такие решения? Я знаю ответ на данный вопрос. Они хотели восстановить бессарабскую справедливость территориально. Они стали косвенно претендовать на украинские земли. Это Буковина, южная часть Одесской области. Именно после пакта Молотова-Риббентропа территория МАССР попала под молдавскую юрисдикцию, а Буковина и южная часть Одесской области были отданы Украине. Молдавские политики, действуя, предполагаю, по указке извне, приняли решение, которое исторически будет давать им право, как они думали, на украинские земли. Это отношения между Молдовой и Украиной – пусть сами разбираются. Но они тем самым отказались от Приднестровья. Они об этом думали или нет? Вот в чем вопрос. А потом была агрессия 1992 года, когда они пытались смыть нашей кровью свои ошибки. Война. До сих пор никто не привлечен к ответственности. Я не говорю про извинения – они нам не нужны. Извинения – это пустой звук. Необходима конкретная юридическая оценка, наказание виновных, признание террористами тех, кто совершал здесь заказные убийства, и так далее. Такого нет. Будет ли? Не знаю.

И вот уже пошла история переговоров и, опять же, языка. В Стратегии Приднестровья мы четко обозначили нашу государственную идею. Прошу обратить внимание: государственную, не национальную. Один из пунктов государственной идеи говорит о дальнейшем укреплении общности «приднестровский народ», куда входят многие народности и национальности со своей культурой и языком. Это и есть наша государственная идея. Создание общности «приднестровский народ». И она создана. Всем сомневающимся я хочу задать вопрос: как назвать проживающий в Приднестровье народ, где есть какой-то процент молдаван, русских, украинцев, евреев, гагаузов, немцев, поляков, болгар – представителей 72 национальностей и народностей? Молдавским народом? Нет. Русским? Тоже нет. Украинским? Тоже не подходит. Приднестровским – ответ сам напрашивается. Создан приднестровский народ: это историческая правда. Приднестровье уважает людей всех национальностей, не делит их по цвету кожи, вероисповеданию, языку. Язык формирует самоиндентичность нации, национальностей, которые находятся внутри общности «приднестровский народ». И мы культивируем это. У нас есть русские, молдавские, украинские школы, три официальных языка, школьное, дошкольное, дополнительное, высшее образование получают на родных языках.

Молдавская сторона всегда эксплуатировала тему языка: мол, в Приднестровье ущемляется язык. Хорошо, давайте раскроем эту тему. Она удобная для нас, потому что в Приднестровье существует 35 детских садов, где с детьми общаются только на молдавском или молдавском и русском языках, 32 такие школы, много коллективов народного творчества, учреждений дополнительного образования и так далее, которые используют молдавский язык, как язык общения. Мы культивируем настоящий молдавский язык в Приднестровье. Если бы не Приднестровье, не было бы молдавского языка. Вдумайтесь. Молдова – единственное в своем роде государство: называется «Молдова», но не имеет истории Молдовы, есть лишь история румын. Даже не «история Румынии», а именно «история румын» и румынский, а не молдавский язык. Благодаря Приднестровью молдаване сохраняют свою самоиндентичность, потому что язык формирует традиции и культуру. Язык – и только. Они украли у своего народа родной молдавский язык.

Мы, приднестровцы, люди абсолютно мирные и на агрессию никогда не пытаемся ответить агрессией. Мы всегда идем в мирном фарватере наших инициатив. Да, мы допускаем существование в Приднестровье школ обучением на основе латинской графики. В соседнем же государстве есть румынский язык. И в Румынии тоже румынский язык. Почему на территории Приднестровья не может быть школ с румынским языком обучения? Пусть будут. Мы создали все условия для развития этих школ, практически свели к нолю арендную плату для данных учебных заведений, выделили территории, обеспечили свободное перемещение учителей и деток, которые обучаются в молдавских школах на румынском языке. Никаких проблем нет. Поэтому эксплуатировать политикам эту проблему не рекомендую – это мы можем обвинить молдавскую сторону в ущемлении молдавского языка, ущемлении молдаван и преследование их по национальному признаку.

Я уже не говорю о том, что закрываются русские школы в Молдове. Мы вынуждены возить детей, которые учатся на русском языке, автобусами в Приднестровье. Я не говорю о том, что в Молдове в 2018 году исключен русский язык как язык межнационального общения. Сейчас уже есть парламентское большинство, но где же инициативы по его возврату? Их нет и не будет. Не будет возвращен русский язык в Молдове, как язык межнационального общения – это факт. Как и не будут открыты русские школы, не будут возвращены русские новостные каналы. Вот, что на самом деле происходит.

Я не критикую – просто называю вещи своими именами и говорю, что это внутреннее дело соседнего государства. У нас свое государство, свои правила, свое уважение к народу и его национальностям. У них – свои правила, вопросов нет. Но здесь примера истории успеха для нас не может быть, потому что они мононациональны, а мы интернациональны. Мы уважаем всех – они стремятся выделить одних. Это опасно.

Ирина Давыденко, радио «Inter FM»:

Вопрос по транзиту российского газа. Сложилась такая ситуация, в которой Приднестровье – наблюдатель. Скажите, пожалуйста, какие у нас есть варианты на тот случай, если Киев и Москва не договорятся?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Буквально вчера закончилось длительное совещание в Берлине между представителями «Нафтогаза» и «Газпрома». Оно длилось девять часов. Присутствовали первые лица данных компаний, профильные министры. И вот здесь уже есть история успеха: как следует из заявлений одной и второй стороны, они договорились о транзите российского газа через территорию Украины. Остались технические детали. Итоговый протокол еще не подписан. Но это уже дело времени. Следующее совещание пройдет в Минске, насколько я владею ситуацией. Я думаю, там технические специалисты договорятся и подпишут договор о транзите. На какое время и в каких объемах – пока за скобками. Думаю, в этом месяце мы все узнаем.

Транзит газа будет сохранен. Я был в этом убежден, но, тем не менее, мы не жили в иллюзиях, только надеждами. Мы готовились и к реверсу газа, и к исполнению плана по переводу котельных на жидкое топливо. Мы проводили комплекс мероприятий, массу совещаний, заседал Совет безопасности, разрабатывали планы. Они есть у Приднестровья. Дай Бог, не воспользоваться ими. Но они должны быть – все может произойти. Что касается последних событий: они вселяют оптимизм.

Виолетта Ганина, Первый приднестровский телеканал:

Вадим Николаевич, мы говорили о взаимоотношениях Приднестровья и Молдовы, давайте теперь поговорим о взаимоотношениях Приднестровской Молдавской Республики и России. Есть хорошие новости о том, что наши граждане получили паспорта Приднестровской Молдавской Республики в Официальном представительстве нашего государства в Москве. Как будет работать этот механизм дальше? Это разовая помощь нашим гражданам, или это будет работать на постоянной основе? Сразу хочу задать следующий вопрос, он не менее важный. В Приднестровье консульский пункт посольства Российской Федерации перестал принимать заявления на получение российского гражданства. Почему? Наша страна обращалась к России? Есть ли какие-то ответы?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Начну со второго вопроса, который касается приднестровских граждан, которые желают приобрести гражданство Российской Федерации. Консульский пункт возобновляет работу с 20 декабря. Это официальный ответ, полученный от Посольства Российской Федерации. Почему временно был приостановлен прием заявлений на получение гражданства? Причина в том, что якобы был исчерпан лимит на 2019 год. Они приняли столько заявлений, сколько могут обработать. Если у человека есть основания на получение гражданства Российской Федерации, его не должны ущемлять в этом праве. Это противоречит Конституции Российской Федерации. Если есть потребность и не хватает личного состава, надо расширять штат. Это мое мнение, я его буду и дальше транслировать.

Многие задают вопрос о том, сколько граждан ПМР хотят получить российский паспорт. Кто может ответить на данный вопрос? Ответ лежит на поверхности – 97%. Именно столько приднестровцев высказалось за независимость Приднестровья с дальнейшей интеграцией с Российской Федерацией. 97% наших граждан считают себя соотечественниками с россиянами и желают получить паспорт России, независимо от того, какой паспорт у них уже есть – молдавский, украинский либо какой-то другой. Почему так получилось? Потому что наше единое государство Советский Союз стал жертвой обмана и предательства политической элиты страны. Это правда, историческая правда. К сожалению, это так. Народ никто не спросил, вернее, народ спросили, был проведен референдум, и народ высказался за сохранение Советского Союза. Народ обманули. Представьте себе: кучка политиков обманула целый народ Советского Союза. Также получилось, что возникло государство под названием Приднестровская Молдавская Республика. Жители Приднестровья оказались оторваны от своей исторической родины в результате предательства. Я прямо говорю и называю вещи своими именами. Люди надо было как-то выживать. Как? Не все могли получить российский паспорт. Были очень сложные механизмы в начале девяностых годов. Не так все просто было. Жизнь-то продолжалась. Надо было решать вопросы лечения, сохранения родственных связей, отдыха. Граждане вынужденно получали молдавский паспорт, кто мог – украинский или иной паспорт. Потом, конечно, люди вернулись к вопросу получения российского паспорта, потому что это их право на справедливость по отношению к гражданам Приднестровья. Но им пришел отказ, с аргументацией: вы получили молдавский (или украинский) документ и на российский не имеете права. Кто так решил? Мы – соотечественники. Те, кто принимал решение по развалу Советского Союза, восстановите право приднестровцев, соотечественников на тот документ, который они хотят получить. Не ради пенсий, не ради каких-то материальных благ – ради правды. Ко мне обращались на приеме люди, которым за восемьдесят лет, они мне говорят прямо: мы, конечно, скоро уйдем, это жизнь, но мы хотим уйти с российским паспортом, понимаете? Это русские люди, они говорят на русском языке, их дети живут в России. В этом правда. А нас пытаются под какими-то предлогами лишить этого права.

Я когда бываю в Госдуме Российской Федерации, в Совете Федерации, Правительстве Российской Федерации, говорю все то, что и вам сейчас. Все нас понимают, все готовы пойти навстречу. Только практического результата нет, а я бы очень хотел его увидеть и сказать спасибо тому российскому чиновнику, который этот вопрос решит окончательно и бесповоротно. Чтобы наши граждане, которые считают себя соотечественниками, но имеют паспорт иного государства, могли без отказа от него получить российский документ. Тем более, такие прецеденты уже есть на территории постсоветского пространства.

Что касается представительства: конечно, у нас есть Конституция Приднестровской Молдавской Республики, есть нормативные документы о паспорте и гражданстве, и все должны работать в этом фарватере. Естественно, Министерство юстиции или Министерство внутренних дел нельзя исключить из этого процесса. Представительство просто собирает материалы, направляет их в Приднестровье. Оформление происходит здесь. Потом мы перенаправляем документы, и человек может получить паспорт, находясь в Москве. Вот и все. Механизм очень простой. Это коммуникационная составляющая. Механизм будет работать и впредь.

Александр Карасев, газета «Приднестровье»:

Вадим Николаевич, что сделать для того, чтобы люди не покидали нашу республику, в особенности это касается молодежи. Многое делается – благоустройство, строительство, ремонт, это все направлено на то, чтобы наши люди оставались здесь. Тем не менее, хочется узнать, что в ближайшее время еще будет предпринято, чтобы этот вопрос решался положительно, чтобы наши приднестровцы имели на родине работу.

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Вопрос короткий, ответить так же коротко я бы рад, но не смогу. Я считаю, что в Приднестровье созданы идеальные условия для воспитания детей. Почему так? Потому что у нас широкая сеть детских садов, школ, учреждений дополнительного образования, культурного и спортивного воспитания, предоставлено множество различных возможностей. В принципе, родители ребенка могут его развить, дать хорошее среднее образование, повысить его спортивный либо культурный уровень. Это правда. Иногда спрашивают, что государство делает для молодежи. Это все и есть. Посещаю детские сады, я обязательно задаю вопрос о том, сколько детей питается и сколько их них льготников. Обычно 40-50%. То есть, половина детей питаются за государственный счет, а не родителей. В школах тоже много льготников.

Все говорят об уникальности Приднестровья. У нас много талантов в спорте, культуре, искусстве. Вчера я поздравлял и вручал сертификаты лучшим спортсменам и тренерам. Только в этом году больше тридцати чемпионов мира и Европы. Представители маленького Приднестровья с населением не более пятисот тысяч граждан получают лицензии на участие в олимпийских играх, которые пройдут летом. Это тоже показатель того, что молодые люди чувствует себя здесь комфортно. Они говорят о том, что мы здесь боремся с вредными привычками, культивируем здоровый образ жизни, пропагандируем массовый спорт.

И вот молодой человек оканчивает школу, и все его пока устраивает. Кстати говоря, из Гагаузии к нам приезжает много молодых людей, которые заканчивают здесь 11-й класс, чтобы получить приднестровские документы о среднем полном образовании, продолжить учиться в Приднестровье либо поехать куда-то дальше. И вот ему исполняется восемнадцать лет. Что дальше? Дальше молодой человек имеет полное право и, главное, возможность получить в Приднестровье хорошее высшее образование. По линии МВД – пожалуйста, Тираспольский юридический институт, по линии обороны – пожалуйста, Военный институт (действуют и другие составляющие образовательной системы – Кадетский корпус и Суворовское училище). Гражданское высшее образование – пожалуйста, Приднестровский госуниверситет, в котором дают хорошее образование по многим специальностям. Я сам заочно оканчивал юридический факультет в 2000-м году, я помню уровень полученного образования. Его достаточно. Многие должностные лица нашего государства являются выпускниками этого университета.

Наступает день выпуска из вуза. Молодому человеку 22-23 года. Все эти годы государство готовило его – путем воспитания в детском саду, обучения в школе, в спортивных секциях и в университете на бюджетной основе. Этот момент – новая точка отсчета. А что дальше? Работать. Конечно, надо работать. В этой части государство тоже поддерживает, гарантируя всем выпускникам, которые учатся за счет бюджета, рабочие места. Это весьма сложный механизм. Надо создать выверенную систему госзаказа и обучения на бюджетном месте, исходя из потребностей государства. Мы это делаем и заключаем договоры, чтобы поддержать молодого человека.

Все, что я перечислял, а также действие фонда капитальных вложений, обустройство Приднестровья, создание парковых зон и зоны отдыха направлено на то, чтобы человеку здесь было комфортно.

В любом государстве существуют миграционные процессы. Это нормально. Они есть на Украине, в России, в Молдове, в европейских государствах, странах Прибалтики. На Украине, к примеру, разные цифры: два, три, четыре, десять миллионов человек выехало. Не знаю, мне трудно рассуждать о других. Я говорю только о Приднестровье. У нас есть и эмиграция, и иммиграция. По статистике, куда традиционно уезжают? Чаще всего в Российскую Федерацию, в меньшей степени в Европейский Союз. Почему в Российскую Федерацию понятно: там родственные связи, учеба, работа и так далее. Откуда к нам приезжают? Приезжают из России. Приезжают и из Молдовы и Украины. В эти государства от нас не едут, а оттуда к нам приезжают, потому что здесь комфортнее, лучше, удобнее.

Есть и другие показатели, которые косвенно, но тоже говорят о тех или иных миграционных вопросах и проблемах. Речь идет, к примеру, о школах. В этом году 1 сентября в школы пошли на тысячу двести учеников больше, чем 2018 году, в 2018-м – на тысячу триста больше, чем в 2017 году. Речь идет не о первых классах, а о школах в целом. Это молодежь, которая к нам приезжает. Здесь комфортно, можно получить образование, а дальше многое зависит от нас – Президента, правительства, Верховного Совета, от принятия тех или иных программ по поддержке молодежи, по созданию различных бизнес-школ и реализации бизнес-проектов, активизации предпринимательской инициативы у наших молодых людей. Это все комплекс, большая слаженная работа. Самое главное, что мы понимаем ее значимость, выверяем, утверждаем Стратегию развития Приднестровья и обязательно ее исполним, в этом даже не сомневайтесь. Я убежден, что в Приднестровье еще будет миграционный бум – не по отъезду, а по приезду к нам людей. Мы для этого работаем.

Анна Турченко, ИА «Новости Приднестровья»:

Продолжая тему молодежи: Вадим Николаевич, в сентябре Вами было принято решение о создании Управления по молодежной политике при Министерстве просвещения, также в составы государственных администраций были возвращены специалисты по молодежной политике, такое поручение Вы дали правительству. На данный момент, какие итоги исполнения настоящего поручения, будет ли изменен подход государства к молодежной политике?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Что значит «изменен»? Подход будет расширен. Названные структурные единицы и будут за это отвечать. В сентябре этого года были даны поручения создать при Министерстве просвещения соответствующее подразделение. Как уже отчиталось правительство, работа проведена. Есть изменения штатного расписания, отдел начнет функционировать с 1 января 2020 года. В штат войдут пять человек. Они будут отвечать за молодежное направление по линии Минпроса. Это первое. Второй момент – при всех госадминистрациях мы возвращаем специалистов по молодежной политике. Три администрации, не буду их называть, еще этого не сделали, но с 1 января специалисты должны приступить к работе. Это касается и Министерства просвещения, и госадминистраций. Уважаемые главы администраций, как раз вы все здесь находитесь, возьмите на контроль, чтобы с 1 января данные подразделения заработали в полном объеме.

Виктор Чеканов, Управление информации Министерства обороны ПМР:

Товарищ Главнокомандующий, за последнее время многое было сделано в сфере социальной защиты военнослужащих. Был сдан многоэтажный дом, сейчас строится новая казарма в одном из подразделений, качественно улучшен рацион питания солдат по призыву. Призывники получили новую форму, в том числе и зимнюю. Что планируется сделать для социальной защиты военнослужащих по контракту, возможно, с привлечением государственных программ?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Любое государство нуждается в защите. Хочешь мира – готовься к войне. Это говорили великие люди. Наверное, в этом есть правда жизни. Мы не агрессоры, у нас оборонительная доктрина. Мы всегда говорим о том, что мы способны осуществить активную защиту нашей государственности. В чем состоит активная защита? Она состоит в хорошо укомплектованных силовых структурах (Министерство обороны, Министерство внутренних дел, Министерство госбезопасности, Минюст юстиции и так далее), а также в хорошей мобилизационной готовности. Это базовый элемент активной защиты. А кто составляет мобилизационный ресурс? Народ, люди. В 2018 году мы собрали на призывных участках, на стадионах сорок тысяч граждан Приднестровья, а конкретно 39947 человек, при этом пригласили посетить призывные пункты сорок одну тысячу. Пришли сорок тысяч – это хороший показатель. Мы хотели посмотреть, готов ли народ встать на защиту в сложных ситуациях. А они бывают разные – техногенные, экологические. Мы это все проходили в Приднестровье.

Это все и есть составная часть активной защиты, активного сопротивления. Что касается Министерства обороны, армии, вооруженных сил, то раньше я наблюдал процессы негативного характера, которые никак не способствуют обороноспособности республики. Почему так получалось, я не буду об этом говорить. Я хочу начать отсчет с 2017 года. В результате планомерной работы по улучшению условий прохождения службы в приднестровской армии нам удалось достичь успехов. Во-первых, мы полностью исключили такое негативное явление, как дедовщина. Его больше нет. Есть, конечно, особенность мужских коллективов, и все, кто служили, меня поймут. В той же спортивной секции, да и в любом мужском коллективе есть определенные отношения, когда происходит притирка характеров. Это нормально. Но нет дедовщины, нет издевательств. Ликвидировав это явление, мы убрали основную причину оставления воинской части, то есть дезертирства. За последний год практически нет таких фактов. Почему так? Мы поменяли философию. Сейчас все, кому положено, после службы могут идти домой. На службу, как на работу: в восемь утра пришел, в шесть вечера ушел домой. Это великолепно, потому что много всякого негатива творилось в вооруженных силах именно в ночное время, и все это прекрасно знают. Поменяли философию офицеров (к сожалению, во многом офицеры «помогали» дедовщине, им это было удобно). Жестко стали пресекать подобные проявления, привлекать должностных лиц к ответственности. Это второй момент. Третий момент: мы создали условия, когда студенты, которые призываются в вооруженные силы, могут заочно продолжить обучение, и это тоже правильно. Помимо этого, обеспечена хорошая боевая подготовка, ведется слаженная работа, учения в вооруженных силах проводятся на постоянной основе. Обеспечено форменное обмундирование, хорошее питание. Через фонд капитальных вложений проводится капитальный ремонт казарменных помещений, то есть, улучшается быт военнослужащих. Важный аспект – доступность жилья.

Здесь я подойду к вопросу более широко, потому что это касается не только Министерства обороны, но и всех бюджетников. Я всегда делаю срез общественного мнения, общаясь с коллективами. В этом году посетил почти бюджетные организации. Вопросом номер один всегда звучит жилье, потом – все остальное. Жилье закрепляет специалиста, дает ему гарантии, позволяющие думать о расширении семьи. Первоначально мы пошли по пути достраивание всех пустующих коробок в нашей республике. К сожалению, их оказалось не так много. Было бы больше, мы бы закончили и их строительство, и всех нуждающихся обеспечили жильем. Мы сдали два девятиэтажных дома в Тирасполе по улице Бендерской. До этого рассказывали страшные истории, что невозможно достроить, что к ним нельзя подвести коммуникации, и так далее. Все возможно. В этих домах уже получили квартиры сотрудники министерств обороны и внутренних дел, работники бюджетной сферы. Буквально на следующей неделе будут сданы три секции жилого массива по улице Комсомольской (Тирасполь), это 247 квартир. В Бендерах тоже сдан дом. В следующем году мы продолжим эту работу по всем городам и районам нашей республики. Как я и обещал, хотя многие скептически к этому относились, мы не меняем позиций относительно цены. Сколько стоит квадратный метр жилой площади? Где-то получилось 102 доллара, где-то 150 – в зависимости от места нахождения и коммуникационных возможностей. Как я говорил, так и получилось: двухкомнатная квартира стоит до семи тысяч условных денежных единиц, трехкомнатная – чуть больше восьми, однокомнатная – до пяти тысяч. Но самое главное это то, что мы дали возможность работникам бюджетной сферы приобрести жилье за свою заработную плату – благодаря небольшой стоимости и возможности получить кредит в рублях ПМР на десять лет. Человек, который приобрел жилье, выплачивает кредит без привязки к курсу доллара – от восьмисот до полутора тысяч рублей в месяц. Это прекрасно. Когда я присутствовал на открытии объектов, не сговариваясь, ко мне подошли три бюджетника – сотрудник органов внутренних дел, военнослужащий и бендерская учительница. Они говорили, спасибо за то, что им дали возможность приобрести жилье за свою зарплату. Нельзя останавливаться. Следующая инициатива – это совместная работа Правительства ПМР и Верховного Совета о создании программы приобретения жилья работниками бюджетной сферы на вторичном рынке путем вложения собственных средств и использования государственных дотаций. Это сложная математика, которой занимаются Верховный Совет и правительство. Человека волнует, сколько он будет платить в месяц на протяжении десяти лет. Сумма не должна быть больше полутора тысяч рублей. Это мое, как Президента, условие. Меньше можно, но не больше. Если мы такую возможность дадим людям, они тоже нам скажут спасибо. Это правильно, и мы это обязательно сделаем. Буквально недавно в Администрации Президента состоялось совещание, участие в котором приняли депутаты Верховного Совета, руководство Правительства ПМР, и мы пришли к общему пониманию, что это делать надо. Мы определили срок в тридцать рабочих дней для выработки окончательного решения. Законопроект находится в Верховном Совете. Его надо принимать, чтобы дать возможность людям приобрести жилье. Это – один из элементов социальной, и в том числе молодежной, политики. Это и есть поддержка молодых специалистов. В бюджете будущего года заложено на дотации 15 миллионов рублей, это около 200 квартир, которые в случае принятия закона, при принятии закона, будут приобретены для работников бюджетной сферы.

Лидия Салкуцан, Первый приднестровский телеканал:

Позвольте от квартирного вопроса перейти к здравоохранению, медицине. Складывается ощущение, что наших приднестровцев просто через некоторое время будет некому лечить. Врачи увольняются, младший медперсонал увольняется, а сами пациенты недовольны качеством услуг. Каким Вы видите разрешение этой ситуации?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Вы нарисовали картину темными красками. Есть масса полутонов. Я знаю эти проблемы и всегда их честно называл, и брал на себя ответственность. Отмечу, какие проблемы есть в Приднестровье, и как я отношусь к ним.

Для сравнения: здравоохранение Молдовы и Приднестровья. Конечно, уровень здравоохранения Молдовы выше. Я это говорю объективно. Выше, потому что в здравоохранение Молдовы вливались большие денежные средства, сторонние, европейские денежные средства. В здравоохранение Приднестровья никто никогда денежные средства не вкладывал. В том-то и разница. Но даже при такой вроде бы успешности в прошлом году в Молдове уволилось 3200 врачей высшей квалификации. Это не медбратья и медсестры, а именно врачи. 3200 человек уволилось и уехало из Молдовы работать в другие государства. Казалось бы, почему так? Зарплата там неплохая, но всегда человек ищет, где лучше. Те же процессы могут протекать и здесь, в Приднестровье.

Мы должны создать условия и для врачей, и для пациентов. Нельзя говорить о развитии здравоохранения, не думая о пациенте. Нельзя думать о развитии здравоохранения только в аспекте врачей. Поэтому перед Министерством здравоохранения поставлена задача по выработке соответствующей Концепции развития здравоохранения. Она сейчас детально обсуждается на местах, в районах. Я требовал, чтобы данную Концепцию рассматривали профильные специалисты, чтобы после широкого обсуждения были выработаны конкретные параметры, представлена конечная картина развития медицинской отрасли. Концепция должна быть представлена Президенту только после того, как будет рассмотрена во всех городах и районах, во всех общественных организациях. Я не специалист в этой области – хочу послушать специалистов, чтобы каждый высказал свое мнение.

Для меня развитие здравоохранения существует в следующих базовых составляющих. Первое – капитальные вложения. Второе – техническое оснащение здравоохранения, начиная от скальпеля и заканчивая каретой скорой медицинской помощи. Третье – вузовское и послевузовское образование. Оно должно даваться здесь, в Приднестровье. В некоторых случаях получение квалификации должно осуществляться за пределами Приднестровья, когда необходимо подготовить точечных специалистов. Четвертое – достойное материальное стимулирование врачей. Все эти составляющие входят в Концепцию развития здравоохранения.

Уже кое-что сделано. Если судить по уровню смертности, то на первом месте в нашей республике стоят проблемы сердечнососудистых заболеваний. На втором – онкозаболевания. На третьем – желудочно-кишечные инфекции. Надо как-то влиять на эту статистику. Что касается онкозаболеваний, есть целевая программа, специалисты работали в этом направлении. Мы столкнулись с большим количеством летальных исходов именно в случаях сердечнососудистых заболеваний. Без соответствующей техники и специалистов лечение невозможно и, к сожалению, решить эту проблему за год-два невозможно. Молдова двигалась в направлении решения этой проблемы четыре года: приобретали оборудование, учили специалистов. Люди умирают, откладывать решение на три-четыре года мы не могли и поэтому пошли по другому пути – по пути заключения договоров с клиниками в Молдове, в Кишиневе, с клиниками, которые производят оперативные вмешательства и спасают людей. За полгода работы этой системы спасено порядка 160 жизней приднестровцев. При этом государство оплачивает дорогостоящие операции – от 30 до 50 тысяч леев стоит каждая операция по шунтированию. В этом, наверное, есть успех. Это – спасенные жизни. Это люди, чьи-то близкие, которые избежали трагедии.

Мы, конечно, будем идти по пути решения приобретения ангиографа и обученияспециалистов. Но пока мы будем двигаться в этом направлении, важно, чтобы не умирали люди. Большое спасибо авторам за эту идею и за ее реализацию. Чтобы доставить человека в больницу, чтобы его спасти, есть определенные временные параметры. Молдавские специалисты говорят: нам необходимо, чтобы человека доставили в клинику в течение часа, максимум полутора часов, в зависимости от ситуации. Мы столкнулись с необходимостью приобретения машин скорой помощи, хороших карет скорой медицинской помощи, которые способны оперативно доставить человека в соответствующую клинику. Мы их приобрели. И благодаря этому спасаются человеческие жизни.

Я уже говорил об отремонтированных больницах, клиниках и ФАПах в сельской местности. Всего их 38. В следующем году мы планируем продолжить этот ремонт. В бюджет нашей республики заложены денежные средства на приобретение соответствующего медицинского оборудования. Хотел бы попросить Верховный Совет, чтобы такие органы контроля как Счетная палата периодически проверяли эффективность использования оборудования, которое приобретается за счет бюджета республики. Если мы приобретаем – оно должно работать. Не надо забывать и про иные формы контроля. Тогда у нас будет результат.

Это сложная система, комплексная. Но в основе любой концепции, в основе любого организма лежит душа и элементарные человеческие отношения. Я, как Президент, всегда требовал и буду требовать от любого чиновника, от себя лично и ото всех, кто находится в этом зале, нормального человеческого отношения к людям. Люди есть разные: с расстройствами определенными, со своим характером, со своими обидами, к этому надо быть всегда готовым и никогда не воспринимать болезненно поведение людей. Любой врач, и не только врач, должен относиться к больному человеку с пониманием и с душой, без чванства и хамства. Как и любой чиновник, по большому счету. Если мы будем планомерно идти в этом направлении, сформируем слаженную систему аппарата здравоохранения, будем требовать исполнения Концепции, которая будет принята в нашем государстве, я думаю, многое поменяется. Уже кое-что есть. Но мы должны расширить данный аспект.

Ирина Левицкая, ТСВ:

Вадим Николаевич, предприниматели услышали Ваши идеи по развитию туризма и имиджа республики, в которой безопасно и интересно. И сейчас есть идеи, предложения, частные компании хотят заниматься созданием так называемых точек притяжения для туристов. Каково Ваше отношение к частным инициативам по привлечению туристов?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Туризм – это одно из необходимых направлений развития Приднестровья. Не только с точки зрения рентабельности, прибыльности, но и с точки зрения информационной составляющей. В 2017 году я говорил о том, что если открыть любой поисковик и набрать запрос «Приднестровье», вы увидите памятник Ленину, танк Т-34, военный парад и фотографии боевых действий 1992 года. Но это же не все Приднестровье. Да, это наша история, и мы ее помним и гордимся ей. Но есть и другое. Есть дети, есть наши культурные, природные, исторические памятники. Есть развитие. Почему этого не видно? Мы уже совершили прорыв в туристической области –заметно увеличилось количество туристов, прибывающих в Приднестровье. Мы снижаем барьеры и улучшаем условия прохождение всех таможенных процедур для данной категории граждан. Мы заинтересованы в открытости Приднестровья. Конечно, мы заинтересованы и в инициативах, которые идут изнутри. Определенные предприниматели, и я им благодарен, выступают с этими инициативами. Что было предложено? Приднестровье богато не только своей культурой и историей, но и своей природой, своими продуктами питания. Многие, приезжая в Приднестровье из Москвы или Европы, говорят, что у нас натуральная пища, которую они уже давно не видят. Если и видят, то она стоит больших денег и доступна только в определенных местах. А у нас она продается на рынке. Когда наши гости попадают на зеленый рынок, они удивляются обилию, красоте и удобству, и спрашивают: какая же здесь блокада, если у вас так? Почему бы в этой области не развивать туризм? Уверяю вас, многие едут не только к морю купаться. Достаточно реки Днестр, бассейнов, хорошего отдыха и питания. Одно из предложений, которое поступило (пока только в качестве идеи) связано с развитием сельского туризма в нашей республике. У нас есть села Бычок и Красная горка. Между ними – великолепное место для центра сельского туризма. Это очень красивое место – вид на Днестр, его обрывистый берег, острова на реке. Поступило предложение в этом месте построить туристические объекты для сельхозбизнеса, например, дома русской, украинской, молдавской кухни, пивоварню, коптильню. Уверяю вас, если это все сделать красиво и интересно, в каком-то едином приднестровском стиле, то, конечно, это будет привлекать не только туристов извне, но и любого гражданина нашего государства, который просто захочет поехать туда отдохнуть. Мы готовы поддерживать предпринимателей и совместно с ними идти в этом направлении. Мы поможем с коммуникациями. Но большую часть на себя должен будет взять предприниматель.

Мы приветствуем любую инициативу, которая идет от приднестровцев. У нас великолепные виноградники, поля, в том числе лавандовые. У нас замечательные фермы по производству молока. Хорошее вино, хорошие напитки. Все это заслуживает внимания. Везде надо выстраивать инфраструктуру, делать ее привлекательнее, комфортнее. Туристы едут за этим бытом, черным хлебом, домашним вином. Едут со всего мира в разные уголки земного шара. Мы должны создать условия – тогда и к нам приедут, уверяю вас. В этом и есть туристический прорыв. Мы его сделали. И информационный прорыв, в том числе. При Министерстве экономического развития создано подразделение, которое будет заниматься вопросами развития туризма. Сейчас разрабатываются сайты, паспорта туриста и так далее. Это развитие, совсем новая страница в истории Приднестровья.

Сюзанна Авакян, Первый приднестровский телеканал:

Хотелось бы продолжить тему туризма. Не так давно в Приднестровье приезжал известный российский дизайнер Артемий Лебедев. Его студия займется разработкой бренда Приднестровья. Что для Вас бренд Приднестровья, и интересно ли Вам, что создаст Лебедев, учитывая его прошлые работы?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Артемий – креативный человек, у него много интересных авторских работ, логотипов. Я не знаю, что придумает Артемий. Хочу посмотреть, что он предложит. Символ, который лично для меня символизирует Приднестровье, – это генералиссимус Суворов. Это человек, который основал Тирасполь, основал малороссийский край на этой земле. Хочется послушать мнение креативного человека. Он представит свои мысли, мы – свои рекомендации. Придем к общему пониманию и выработаем единый символ Приднестровья.

Алиса Коханова, газета «Гомiн»:

Сегодня ехала в маршрутке, и водитель оказался разговорчивым. Люди затронули тему здоровья и спорта. Он говорит: «Я не хочу обращаться к нашим врачам, уже двадцать лет занимаюсь спортом и в любую погоду плаваю в Днестре». В связи с этим я вспомнила, что 2020-й объявлен Годом здоровья. Насколько станут доступными занятия физической культурой для граждан нашей республики?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Иногда человек обращается к врачу, когда уже поздно помогать. Например, курильщик в пятьдесят лет приходит и жалуется на болезнь легких. Это вредная привычка, и спасать уже очень сложно. Изначально надо самому думать о своем здоровье. Правильно сказал этот водитель: он занимается спортом и уважительно относится к своему здоровью. Я тоже занимаюсь спортом и постоянно хожу на реку – не плаваю, а занимаюсь греблей вместе с супругой. Тренировки не прекращаются в любую погоду. Хочу не ходить к врачам, хочу заниматься спортом.

Год здоровья охватывает понятия не только из сферы здравоохранения. Речь, в первую очередь, идет о здоровом образе жизни. Исходя из этого, мы планируем продолжить строительство спортивных площадок, стадионов, футбольных полей. Мы вспомнили и возродили движение «Кожаный мяч», где все школьные коллективы играют на соответствующих чемпионатах. В январе будет открыт в Бендерах городской бассейн. Долго ждали бендерчане этого события. Мы поддерживаем спортивные секции, государство платит зарплату тренерско-преподавательскому составу, обеспечивает школы. Я уже говорил о наших спортсменах: их успехи тоже следствие нашей общей работы. В этом году открыто училище олимпийского резерва, где наиболее талантливые ребята Приднестровья могут без отрыва от учебы заниматься спортом. Это комплекс. Я всех призываю заниматься спортом и вести здоровый образ жизни. Это положительно скажется на здоровье приднестровского народа.

Юлия Сорокопуд, Первый приднестровский телеканал:

Вадим Николаевич, Вы уже сказали, что у нас очень много талантливых спортсменов, но, к сожалению, имеет место такая ситуация, что очень много молодежи отбирается на чемпионаты Европы, мира, но нет денег, и ребята не могут выехать на соревнования. Как быть в такой ситуации?

Еще один вопрос – по объектам. Республика становится все спортивнее. На бывших пустырях мы видим новые площадки, оборудование для воркаута, но при этом стоит, грустит и ждет своей очереди республиканский стадион. Работы там начаты, но, насколько мы понимаем, стройка заморожена. Когда планируется продолжить работы по реконструкции республиканского стадиона в Тирасполе?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Начну со стадиона. Это значимый объект для спорта Тирасполя и республики в целом. Стадион находится среди других значимых спортивных объектов, это школы бокса и борьбы, бассейн, каток, позади расположено минифутбольное поле. Само время требует ремонта стадиона. В прошлом году мы накрыли центральную трибуну. Есть желание его отремонтировать, довести до ума, чтобы там не только занимались футболисты, но и работали другие спортивные секции. Чтобы в Тирасполе появились хорошая футбольная конкуренция. Надо создавать городскую команду. Планы есть на 2021-й год. В 2020-м мы сделали акцент на объекты здравоохранения, дошкольные и школьный учреждения. В 2021 году, надеюсь, отремонтируем стадион города Тирасполь.

Что касается другой части вопроса: мы помогаем нашим ребятам, выезжающим на чемпионаты мира, Европы в меру наших сил и возможностей. Наши спортсмены не могут защищать интересы только Приднестровья ввиду нашей непризнанности. Поэтому они выступают и за Российскую Федерацию, Молдову, Украину либо за иные государства. Очень бы хотелось их участия здесь. Мы-то здесь тренируем ребят, учим их в школах олимпийского резерва, тратим наши бюджетные средства. Когда они защищают чей-то флаг, я понимаю, это необходимость, но хочется их поддержки и со стороны государства, которое они представляют. Конечно, мы помогаем и будем помогать, но активной помощи, кроме как российской, я мало наблюдаю. Чуть Молдова заинтересована, но тоже в малой степени.

Людмила Солтан, газета «Адевэрул Нистрян»:

У нас разработана Стратегия развития, очень много сделано, чтобы повысить инвестиционную привлекательность республики, есть ли у нас успехи в этом направлении?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Конечно, без инвестиций невозможно думать о развитии экономики, новых производств и создании рабочих мест. Я коснусь итогов и расскажу о некоторых результатах. Конечно, без законодательной базы это сделать невозможно. Закон об инвестициях, который принят Верховные Советом по инициативе Правительства ПМР, является основой. Мы гарантируем инвесторам правила игры, которые полностью их удовлетворяют. Это первое. Второй момент: у нас отмечен рост инвестиционной активности, это видно в процентах как в 2018-м, так и 2019-м году. Прошел большой инвестиционный форум, на котором присутствовали коммерческие представители двух десятков государств, заключены договоры с нашими экономическими субъектами и правительством. Как итоговый момент – создание рабочих мест и новых производств. За неполных три года мы создали в реальном секторе экономики 13,5 тысяч рабочих мест. Мы бюджетную сферу сюда не подключаем, не учитываем. Много это или мало для Приднестровья? Все познается в сравнении. Холдинг фирмы «Шериф», к примеру, – одни из основных внутренних инвесторов в нашей республике – за время своей деятельности создал 22 новых производства и 15 тысяч рабочих мест. Мы уже создали13,5 тысяч. Есть показатель. Это, наверное, много. И мы будем двигаться в этом направлении.

Есть другие нюансы. Не всегда рабочее место занимается рабочим человеком, к сожалению. Инвестиционная активность имеется. Буквально перед пресс-конференцией у меня в кабинете прошла встреча с предполагаемым инвестором из Российской Федерации. Такие встречи постоянны. Приднестровье удобно с географической точки зрения расположено. Мимо нас проходят разные логистические магистрали. Законодательство и внутренний порядок стимулируют к инвестированию. А инвестиции влияют и на рабочие места, и на производство, и на зарплаты, и на пенсии.

Светлана Кравец, газета «Профсоюзы Приднестровья»:

Уважаемый Вадим Николаевич, согласно Закону Приднестровской Молдавской Республики «Об оплате труда работникам бюджетной сферы и денежном довольствии военнослужащих» установлены уровни минимальной заработной платы по годам. Однако, в принятом бюджете на 2020 год эти параметры не учтены. Не учтен уровень инфляции. Скажите, пожалуйста, что планируется сделать в вопросе повышения заработной платы работникам бюджетной сферы в 2020 году? И еще вопрос, получаете ли Вы газету «Профсоюзы Приднестровья»?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Хочу сказать слова благодарности за то, что вы стали выпускать профсоюзную газету, и за то, что проявляете заботу о работниках бюджетной сферы. Выскажу свое мнение. Оно отражено и в Стратегии развития Приднестровья, и в Народной программе. Мы идем по пути повышения пенсий и заработных плат и продолжим двигаться по этому пути. Мы должны быть ответственными людьми, и если мы принимаем законодательное решение, мы должны его исполнить, независимо от обстоятельств. На сегодняшний день у Приднестровья есть два вызова. Это газовый вопрос и вопрос экспорта электроэнергии и заключения контрактов. Это вызовы, которые надо учитывать.

Обратите внимание на такое могучее государство, как Российская Федерация: у них всегда есть оценка стоимости нефти. Смотрим новости, где указывают, сколько стоит баррель нефти. В зависимости от этого растет или падает курс рубля по отношению к доллару, выполняются те или иные социальные обязательства. И это Россия. Там тоже зависят от какого-то внешнего фактора. У нас другие внешние факторы. Не баррели нефти – от этого не зависит. А вот транзита газа и энергоконтракта зависит. Надо быть ответственными людьми, и я рад, что такие ответственные люди находятся и в Правительстве ПМР, и Верховном Совете. При условии преодоления этих вызовов мы рассмотрим вопрос о повышении пенсий и зарплат с первого апреля текущего года.

Надежда Швец, Первый приднестровский телеканал:

У меня вопрос по сельскому хозяйству. Это очень важная отрасль для нашей республики. В основном у нас развиваются группы зерновых культур. Принимаются ли какие-то меры для расширения площадей овощных культур?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

В целом, наш агропромышленный комплекс показывает устойчивый рост вклада ВВП, проценты неплохие, движение идет. Действительно, выращивание зерновых культур преобладает в Приднестровье. Почему так? Не потому что сельхозпроизводители ленивые и им выгодно выращивать зерновые культуры. Это не так, подобное мнение было бы несправедливо по отношению к нашим аграриям. Все дело в том, что нельзя выращивать сад либо овощные культуры там, где нет орошения. Основа для выращивания культур, которые дают повышенную добавленную стоимость, это орошение. Мы плотно работаем с Министерством сельского хозяйства Российской Федерации, есть программа по инвестициям, направленным на создание условий для орошения земель. Это строительство соответствующих мелиоративных станций, прокладка сетей мелиорации. Участки под поливом будут использоваться под выращивание культур, которые требуют орошения. Хочу настроить наших аграриев на постепенный переход. Надо вкладывать средства в орошение. У нас невысокая плата за воду, а без расширения систем орошения мы ее вынуждены будем пересмотреть. Если же площадь орошаемых земель будет расти, то и цена на воду сохранится. Мы распространяем льготное кредитование на тех, кто заинтересован в выращивании косточковых садов либо овощных культур. Это все дает хорошую добавленную стоимость. Это комплексная проблема, но самое важное, что мы ее видим и работаем над ее решением вместе с Российской Федерацией и с нашими сельхозпроизводителями. Сейчас у нас засушливая осень-зима, похожая больше на весну. Всем, возможно, хорошо, а аграриям – не сладко. Все озимые культуры пострадали, поэтому я дал поручение проанализировать положение дел и компенсировать потери.

У нас очень мало земли. Каждый метр должен возделываться по-хозяйски. Недопустимо, к примеру, произрастание такой культуры, как амброзия. Хочу всех предупредить – и Министра сельского хозяйства, и руководителя госслужбы по экологии, и глав администраций, и всех аграриев – если на участке будет произрастать амброзия, данный надел будет изыматься. Самый лучший вариант борьбы с амброзией – это меры технического характера. Я давал поручения изучить, как можно с ней бороться. Изучили и сказали, что можно только культивировать, выкапывать – больше никак. Этот механический способ практикуется везде. Надо поставить эту задачу, чтобы каждый аграрий понимал, что произрастание амброзии на его участке недопустимо. Если будет такое происходить, будет изъятие земли и передача добросовестному землепользователю.

Виолетта Ганина, Первый приднестровский телеканал:

Вы неоднократно подчеркивали, что нельзя сокращать людей. Недавно дали поручение премьеру, подчеркнув, что нельзя сокращать людей на предприятиях естественных монополий, в частности, в филиалах, которые есть в наших районах. Как этого достичь и почему это важно?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Я хочу внести ясность, что не было никаких решений правительства о сокращении людей. Речь идет о ГУПах «ЕРЭС» и «Водоснабжение и водоотведение». Подняли проблему люди. Я встречался с коллективами, объезжая республику. В Дубоссарах и в Рыбнице говорили о том, что на местах сокращаются технические специалисты – в филиалах водоканалхоза и электросетей. Я дал поручение Александру Мартынову приостановить решения по этим организациям, пока мы не разберемся, что произошло. Идет разная информация, пока непонятная мне. Сразу после пресс-конференции я проведу встречу с сотрудниками филиалов, с людьми, которых, как говорят, уволили, и с главами администраций, чтобы поговорить напрямую с людьми и узнать правду – так это или нет. В любом случае, решения пока приостановлены. Конечно, любая структура должна быть динамична. Если, например, есть кадровый избыток второстепенных специалистов, работа которых не влияет на производственный процесс, может быть, и надо сокращать. В отделе кадров, к примеру, чтобы работали не пять человек, а два. Что касается рабочих специалистов – здесь сокращения недопустимы. В этом моя концепция, это мое условие. Сегодня мы попытаемся все выяснить и поправить ситуацию. Такие решения не должны приниматься «с кондачка», за ними должна стоять ответственная структура в виде того или иного министерства или ведомства.

Турченко Анна, Новости Приднестровья:

Вадим Николаевич, в некоторых министерствах уже сейчас действуют пилотные проекты по повышению заработной платы сотрудникам. В бюджете на следующий год указано, что такие проекты могут внедрять все министерства и ведомства. На Ваш взгляд, может ли такая мера дать реальный эффект в решении кадровой проблемы.

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Мы уже можем сделать выводы на основании опыта двухгодичной реализации пилотных проектов. В некоторых министерствах и ведомствах они доказали свою эффективность. Произошло реальное повышение денежного содержания работников бюджетной сферы. Но, к сожалению, в масштабных министерствах это сделать весьма сложно. В компактных министерствах и ведомствах – можно. Исходя из этого, правительство занимает гибкую, на мой взгляд, и взвешенную позицию и предлагает в крупных ведомствах реализовать пилотные проекты по отдельным подразделениям. Если есть хоть минимальная возможность создать условия для повышения денежного содержания, мы должны по этому пути идти – очень аккуратно, консервативно, чтобы у нас не получилось, как в поговорке «Лучшее – враг хорошего». В любом случае, только законодательным путем мы имеем право вводить те или иные изменения существующих форм отношений между коллективом и государством. Решение принимается не просто Президентом или министром, а Президентом, Правительством ПМР и Верховным Советом. Это согласованная позиция.

Лидия Салкуцан, Первый приднестровский телеканал:

Вопрос несколько неожиданный, но он навеян событиями и страшным инцидентом, который произошел вчера в России. Неизвестный с огнестрельным оружием проник в здание ФСБ на Лубянке. Были жертвы –двое сотрудников силовых структур погибли. Возникает вопрос по ситуации с безопасностью у нас. Вадим Николаевич, как у нас с контролем над огнестрельным оружием?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

У нас хорошо, у соседей – не очень. Если серьезно, давайте поговорим об инциденте, который произошел, в Российской Федерации. Очень жаль тех сотрудников, которые погибли или были ранены. Это трагедия. Даже в государстве, в котором высокий уровень противодействия терроризму, могут произойти такие недобрые события. В интернете ликуют. Чего вы ликуете? Это гибель людей. Обвиняют, что Россия не способна защитить людей. Способна Россия защитить людей. Я могу назвать некоторые цифры. В 90-х годах в Российской Федерации совершалось до двухсот терактов в год. В этом году доведено до логического завершения три теракта, более тридцати предотвращено. Это говорит об эффективности работы правоохранительной системы и системы противодействия терроризму. И даже в этих условиях никто не застрахован. Эта трагедия – тому подтверждение. Мы находимся в такой ситуации, когда всегда надо думать об этом. Надо финансировать и создавать соответствующие силовые структуры, механизмы противодействия терроризму. И они у нас созданы.

Что касается оборота огнестрельного оружия: у нас абсолютно все огнестрельное оружие учтено. Что касается оружия, которое могут купить граждане, то за всю историю реализации ни один ствол нарезной не участвовал в криминальных сводках. То есть, то оружие, которое приобретают люди, не участвовало в совершении преступлений. В этом плане у нас в государстве все в порядке: строгий учет, строгая система и строгий контроль.

В результате событий, которые произошли в Украине (я считаю это общая трагедия для Украины и Российской Федерации) было похищено три миллиона двести тысяч стволов нарезного огнестрельного оружия. Этим можно вооружить две или три армии. Это только оружие. А боеприпасы? А взрывчатка?

Когда мы говорим об укреплении пограничного контроля, то говорим о нашей безопасности. Коллеги из Молдовы, которые заявляют о необходимости ликвидации постов, не понимают, что речь идет о безопасности людей, в том числе и их, тех, кто проживает в Молдове. Мы, как фильтр, отсекаем проникновение оружия на территорию Молдовы. Посты есть, и они будут оберегать нашу безопасность. Это не атрибут, а, к сожалению, жесткая реальность процессов, которые протекают в соседних государствах. Я нацелил личный состав наших правоохранительных органов на выявление, жесткий контроль, оперативную работу. Продолжим создавать и развивать систему противодействия терроризму и уменьшения террористической опасности в Приднестровье.

Татьяна Осипова, радио Inter-FM: Хочу вернуться к здравоохранению – к проблеме туберкулеза в республике. Ситуация лучше не становится. Что делать? Каждый должен заниматься профилактикой самостоятельно?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

С туберкулезом есть определенные сложности. Проблема в его активном распространении. Есть целевые программы по борьбе с туберкулезом. К сожалению, АНО «Евразийская интеграция» не достроила центр по борьбе с туберкулезом в Бендерах. Если бы он работал, было бы проще. Все, кто болеет туберкулезом и имеет другое заболевание, посещают только эту клинику, чтобы не заражать других людей. На сегодняшний день стоит задача достроить все объекты АНО «Евразийская интеграция», в том числе туберкулезный центр. Думаю, с его запуском профилактика будет проходить активнее. Эта работа и сейчас ведется, но надо идти дальше. Есть проблемы в местах заключения – там тоже необходимо строить больницы и лечить людей в условиях содержания, соответствующих режимах. Эти задачи нам известны, мы работаем над их решением.

Сюзанна Авакян, Первый приднестровский телеканал:

Хотелось бы поговорить о жизни в селах. В последние годы государство в этом направлении работает активно, но проблемы все еще есть. Где-то частично, где-то полностью отсутствует инфраструктура. Речь идет о разбитых дорогах, о проблемах с водой. Нет магазинов, аптек. В этих селах в основном живут пенсионеры. Когда до них дойдет прогресс?

В продолжение еще один вопрос: проблема общественного транспорта в селах. Приведу пример. Села Новые Гояны, Виноградное, Браштяны. Транспорт ходит либо раз в неделю, либо не ходит вообще. Каким вы видите решение этой проблемы?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Важный вопрос. По статистике в сельской местности проживает порядка трети нашего населения. Поставить под сомнение либо уничтожить сельский уклад категорически недопустимо. Что надо для развития сельских территорий? Развитие агропромышленного комплекса – само собой. Я назову базовые элементы, которые должны существовать в каждом селе. Это – школа, детский сад, дополнительное школьное образование, спортивные секции, отремонтированный Дом культуры, газ, вода, освещенность (электросети), коммуникационные удобства, доступная транспортная логистика. Без всего этого трудно представить нормальную жизнедеятельность сельских населенных пунктов. Стратегия развития Приднестровья, всевозможные программы (в том числе и Фонд капитальных вложений) направлены на удовлетворение этих потребностей. Я знаком с названными проблемами. Все они одномоментно решиться не могут.

Приведу некоторые цифры, чтобы вы понимали, какая работа была проведена за 2018 – 2019 годы. Газом домовладения обеспечены практически везде. Остается вода. В 2018 – 2019 годах стала реализовывать программа по водообеспечению сельской местности. В селах появился водопровод, которого никогда прежде не было, были только колодцы. За два года мы потратили на это 20 миллионов рублей, плюс еще пять миллионов средств из внешних источников. Благодаря этому построены станции, пробурены скважины и обеспечены водой 49 сел нашей республики. Это Слободзейский, Каменский, Дубоссарский, Григориопольский и Рыбницкий районы. Данная программа будет продолжена в 2020 и 2021 годах.

Что касается электрификации домовладений. За 2018 – 2019 годы мы потратили более десяти миллионов рублей на электрификацию улиц сельской местности. Проложено 170 километров трасс, сетей. Благодаря этой программе центральные улицы 120 сел освещены. Программа будет продолжена до тех пор, пока мы не обеспечим освещением все села. 36 детских садов и школ в сельской местности были полностью отремонтированы. Уже отремонтировано 9 сельских Домов культуры, в программе – еще 10. Ремонтируются также и сельские дороги: за три года мы вложили в них 62 миллиона рублей. Все сразу сделать невозможно – бюджет не резиновый, мы можем потратить ровно столько, сколько мы зарабатываем, не ущемляя иные отрасли нашего народного хозяйства. Кроме того, мы ремонтируем ФАПы и СВА сельской местности. Без оказания достойной медицинской помощи тоже трудно представить себе развитое село. Плюс, как дополнение, сельский туризм. Это тоже развитие и рабочие места.

Это комплексная программа развития агропромышленного комплекса, цель которой состоит в удовлетворении потребностей государства. Но без людей, которые работают и живут в селе, это сделать невозможно. Я склоняюсь к мысли, что практически все содержимое потребительской корзины мы готовы вырастить сами. Это овощи, фрукты, зерновые, мясо птицы, мясо крупного рогатого скота и молочные продукты. Без развития сельских территорий реализовать это будет затруднительно. Покупать пластмассовое из-за рубежа не хочется. Я рад, что у нас появились новые производства по переработке молока, масла. Это комплексная программа, и мы двигаемся системно в направлении ее реализации.

Зинаида Кицкан, Первый приднестровский телеканал:

Приближаются новогодние праздники. Какие традиции есть в Вашей семье, как Вы будете праздновать?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Традиции такие же, как, наверное, у любой семьи. Это семейный праздник. Всегда проводим новогодние праздники в Приднестровье – с супругой, детьми, родителями и внуком. Так и в этом году будет. Обязательно ночная служба на Рождество в православном храме – с шестого на седьмое января, елка, встреча с кумовьями – я чту традиции.

К слову о Новогодних праздниках. Сегодня с утра я подписал указ, согласно которому 31-е число будет объявлено выходным днем. После, конечно, мы этот день отработаем в одну из суббот. Проведем субботник – очистим, к примеру, берег Днестра, посадим деревья.

Уважаемые коллеги! Я постарался в полном объеме ответить на ваши вопросы. Хочу еще кое-что добавить. Мы живем в условиях непризнанности – это нелегкое бремя, большая ответственность перед людьми. Что самое главное для человека? Я убежден – внутреннее состояние. Это мир, безопасность и правопорядок, экология, выполнение социальных обязательств, это многовекторное развитие. Главное, конечно, мир. После распада Советского Союза мы наблюдаем трагедии, которые происходят у наших соседей. Они признаны – но там идет война. Спросите любого человека, где он хочет жить – в непризнанном государстве, но в гарантированном мире, либо в признанном, но в войне. Ответ очевиден.

Удобство проживания в республике зависит не от геополитических игроков, а от нас с вами. Не надо ссылаться на внешний фактор, надо иметь его в виду. Надо работать так, чтобы мы сохранили мир, безопасность и правопорядок, хорошую экологию, исполняли социальные обязательства и развивались. Это – главное. И это зависит от нас.

Я напоминаю те принципы, которые заложены в Стратегию развития нашей государственности. Это – политическая стабильность, экономическая самодостаточность и социальная справедливость. Все они лежат в основе нашей государственной идеи, согласно которой мы гарантируем нашу независимость и стремимся к обретению международного признания. Мы продолжаем формировать общность «приднестровский народ», уважаем языки, традиции и строим социально ориентированное государство с рыночной формой экономики. Это – стратегия развития нашего государства.

Признание будет, в этом не сомневайтесь. Признают сильных и самодостаточных, прозрачных и демократичных. Эта составляющая зависит от нас, от нашей работы. Мы должны быть готовы к признанию.

Учитывая то, что мы находимся в преддверии добрых, красивых и светлых праздников Рождества Христова и Нового года, хочу поздравить всех присутствующих и приднестровский народ и пожелать стабильности, гармонии, любви, и мира. Мира Приднестровью!

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.