Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
75 лет Победы в Великой Отечественной войне

75 лет Победы в Великой Отечественной войне  далее »
05.06.2020
17:38:05
Влияние внешних факторов на внутреннюю политику Украины обсудили в Институте стран СНГ далее »
14:58:44
В Белоруссии объявили о начале согласования условий пребывания военных объектов РФ далее »
14:56:14
Додон надеется, что удастся возобновить переговоры по российскому кредиту далее »
13:20:11
Миссия ВОЗ в ближайшее время посетит Туркменистан далее »
13:10:29
Белоруссия направила письмо "Газпрому" с предложениями по поставкам газа далее »
12:49:09
Молдавия блокирует миротворческие механизмы в Приднестровье далее »
04.06.2020
18:03:54
В России появится новый правовой режим для долгого проживания мигрантов далее »
18:02:57
Киев отказался от консультативного совета по Донбассу далее »
13:55:49
Анонсирована встреча высокого уровня в рамках Союзного государства далее »
12:55:07
Народную милицию ЛНР перевели в состояние постоянной боевой готовности далее »

Политолог Иван Скориков: при любом исходе выборов Белоруссия вынуждена считаться с РФ далее »

Индульгенция Майдана — основа режима на Украине далее »

Таджикистан - надежный союзник России по ОДКБ? далее »

Кирилл Фролов: Верующие УПЦ фактически привели к власти Зеленского далее »

Институт стран СНГ организовал Международную конференцию «Память о Второй Мировой войне и современная геополитика» далее »

Зеленский получил индульгенцию на "хорватский сценарий" в Донбассе далее »

Депутат Затулин поздравил сочинцев с Днем города далее »

Рубрика / Общество

Андрей Грозин: Ученые воспринимаются как завиток на узоре, который вьется вокруг власти


17.11.2009 17:07:32 Источник: Бишкекский пресс-клуб

Андрей Валентинович Грозин

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ


перейти на страницу автора

Екатерина Иващенко

«Общая беда всех центрально-азиатских стран состоит в том, что в отличие от Запада и даже от России, здесь на социологию обращают недостаточное внимание. Это касается социологических исследований, опросов, связанных с демографией, политологией, геополитикой и так далее», - сказал сегодня в интервью ВРС Андрей Грозин, российский эксперт, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ.

ВРС: Как вы оцениваете состояние социологических центров в России и Центральной Азии?

Андрей Грозин: В принципе, большой разницы между российской и центрально-азиатской социологией нет. Однако если сравнивать центрально-азиатские школы социологии с российскими, то последние имеют больший объем и наработки за счет того, что при СССР социологические школы изначально формировались именно на российской территории, вокруг ведущих российский высших учебных заведений. В меньшей мере это касается социологии в регионах, хотя и там были интересные региональные исследования. В центрально-азиатские столицы социология в послевоенный период приходила уже из России. Именно этот временной разрыв определяет, что место социологии в России все-таки больше, чем в Центральной Азии.

Посмотрите на работу ВЦИОМа и Левада-центра. По большому счету они проводят грандиозную работу, имеют филиалы не только на постсоветском пространстве. Это большие службы, корпорации наподобие западных, которые часто привлекаются к социологическим исследованиям, получают от государства заказы, участвуют в тендерах, получают гранты от российских структур. Другие социологические службы активно задействованы нашими западными друзьями, некоторые социологические службы ориентированы именно на западную потребительскую аудиторию, то есть их исследования спонсируются каким-то фондами. До центрально-азиатских служб все это доходит в качестве совместной работы с российскими социологами. Однако в последние пять-шесть лет наблюдается тенденция, что западники начинаются выходить непосредственно на социологические службы центрально-азиатского региона. Об этом я могу судить по казахстанской, кыргызстанской и таджикской социологии. Что касается Туркмении, там нет никакой социологии. В Узбекистане исследования проводятся исключительно в государственных интересах и данные этих исследований чаще всего не становятся достоянием общественности.

Общая беда всех центрально-азиатских стран состоит в том, что в отличие от Запада и даже от России, здесь на социологию обращают недостаточное внимание. Это касается социологических исследований, опросов, связанных с демографией, политологией, геополитикой и так далее.

Ученые воспринимаются как не слишком необходимый атрибут, завиток на узоре, который вьется вокруг власти. То есть неплохо, чтобы этот завиток был, но и без него можно обойтись, особенно в кризисные времена, когда надо на чем-то экономить.

Не секрет, что экономят, прежде всего, на культуре, науке, на социальной сфере. Специально социологию под нож не пускают, но очевидно, что тех денег, которые получали российские социологи еще три года назад, в течение этого года они не видят, их доходы сократились: исследований стало меньше, выход их на СМИ и экспертное сообщество по сравнению с прошлым годом значительно сократился. Это является индикатором того, что стало меньше денег и заказов, востребованность в социологических исследованиях уменьшилась. Я полагаю, что в Центральной Азии происходит то же самое.

Экономят в целом на всей науке, и социология не является исключением, возможно, что она даже находится в более привилегированном положении по сравнению с другими гуманитарными дисциплинами.

Аналогичная ситуация происходит в Казахстане. Стремление создать общую объединяющую структуру политологов и социологов в этой стране - это отражение того, что выживать становится труднее. Поэтому политологи и социологи пытаются объединиться, достучаться до власти и получить от нее деньги.

На Западе также начали экономить на соцопросах. Вспомните ситуацию 2005, 2006 и отчасти 2007 годов, когда европейцами, американцами и японцами вкладывалось на соцопросы на постсоветском пространстве, в Украине, России и ЦА несоизмеримо больше, чем сейчас.

ВРС: Какую роль играют социологические исследования в определении политики государства?

Андрей Грозин: Стоит отметить, что и в ЦА и в России одинаковое отношение к подобного рода исследованиям. Существует такая тенденция, что власти не нужны социологические опросы. Любая власть считает себя умнее всего экспертного сообщества, политологов и социологов в том числе.

Кроме того, существует так называемая «придворная наука», есть придворные политологи, демографы и социологи, то есть люди, которые имеют «доступ к телу» тех людей, которые принимают решения. Те же, кто принимает решения, в силу своих корпоративных, личных интересов ориентированы на то, что у них есть свое мнение, а всех другие считаются неправильными. Любое альтернативное мнение и даже мнение, которое является комплиментарным по отношению к власти, но исходит из другого центра, конкурирующей организации, стараются отсечь и для этого используются различные методики. В кризисные времена это становится еще проще, потому что финансовых потоков становится меньше. Власти начинают думать следующим образом: «Чем давать гранты “вражеским структурам”, которые работают, например, на Национальный демократический институт, лучше эти финансы дать нашим “правильным социологам”, которые проведут исследования под руководством известных нам людей и предоставят необходимую выборку мнений».

О социологах вспоминают в период переломных моментов. В России это было в 1993-1994 годах, когда в обществе происходили резкие трансформации, и необходимо было учитывать максимально большое количество рисков. Чем уверенней чувствует себя власть, тем меньше у нее потребность в сверке всех тенденций, которые есть в обществе.

Везде, и даже в Кыргызстане, власть абсолютно уверена, что она знает лучше социологов о ситуации в стране и необходимых мерах. Придворная наука ее в этом убеждает и поддерживает, альтернативное мнение на властном Олимпе никому не нужно.

Авторитарные власти уверены в том, что они все держат под контролем, но, как говорится: «Если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах», тоже самое и здесь. Власть может быть уверена, что она все контролирует, придворные демографы и социологи говорят, что все под контролем. Но мы знаем, что произойти может все и жизнь потребует того, чтобы власть прислушивалась к альтернативным мнениям, в том числе и к мнениям альтернативных социологов.

С учетом централизации власти, которая происходит во всех центрально-азиатских государствах, потребность в дополнительных источниках информации, в том числе и социологических, атрофируется. Поэтому возможность выжить альтернативным центрам социологических исследований существует только за счет внешнего спонсорства. Другой вопрос, откуда это спонсорство будет идти: из традиционно западных источников или из России. Сейчас Россия активно пытается перенимать опыт Запада в грантовой сфере. У западных конкурентов больше опыта, на них работает инерция, на их стороне деньги и, главное, связи в научном сообществе.

Кроме того, в социологической науке существуют трудности объективного порядка: технические, научные, человеческие ресурсы истощаются. Особенно это касается таких государств, как Туркмения, Узбекистан, Таджикистан, где возможности для развития альтернативной социологии не очень велики, где нет людей, не боящихся взяться за это…

В Кыргызстане и Казахстане немного другая ситуация, там есть социологические школы, ученые, которые, несмотря на то, что работают на Запад, исследуют процессы на своей исторической родине. Однако людей немного, школы не слишком сильны, финансирование недостаточно. При этом не стоит забывать, что материальный фактор в социологии гораздо более значим, чем в политологии. Для политолога достаточно иметь контакты со своими коллегами, выход в Интернет, доступ к соответствующей литературе и в оптимальном варианте доступ к тем людям, которые наверху что-то решают. Для социолога необходимо проводить социологические исследования, и в этом плане деньги достаточно значимы.

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.