Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
75 лет Победы в Великой Отечественной войне

75 лет Победы в Великой Отечественной войне  далее »
05.06.2020
17:38:05
Влияние внешних факторов на внутреннюю политику Украины обсудили в Институте стран СНГ далее »
14:58:44
В Белоруссии объявили о начале согласования условий пребывания военных объектов РФ далее »
14:56:14
Додон надеется, что удастся возобновить переговоры по российскому кредиту далее »
13:20:11
Миссия ВОЗ в ближайшее время посетит Туркменистан далее »
13:10:29
Белоруссия направила письмо "Газпрому" с предложениями по поставкам газа далее »
12:49:09
Молдавия блокирует миротворческие механизмы в Приднестровье далее »
04.06.2020
18:03:54
В России появится новый правовой режим для долгого проживания мигрантов далее »
18:02:57
Киев отказался от консультативного совета по Донбассу далее »
13:55:49
Анонсирована встреча высокого уровня в рамках Союзного государства далее »
12:55:07
Народную милицию ЛНР перевели в состояние постоянной боевой готовности далее »

Политолог Иван Скориков: при любом исходе выборов Белоруссия вынуждена считаться с РФ далее »

Индульгенция Майдана — основа режима на Украине далее »

Таджикистан - надежный союзник России по ОДКБ? далее »

Кирилл Фролов: Верующие УПЦ фактически привели к власти Зеленского далее »

Институт стран СНГ организовал Международную конференцию «Память о Второй Мировой войне и современная геополитика» далее »

Зеленский получил индульгенцию на "хорватский сценарий" в Донбассе далее »

Депутат Затулин поздравил сочинцев с Днем города далее »

Рубрика / Общество

Русский язык, как второй государственный в странах СНГ – реально ли это


08.11.2009 12:03:47 Источник: Эхо Москвы

М.КОРОЛЕВА: … Итак, на этой неделе прошла третья, уже третья по счету ассамблея Фонда "Русский мир", который возглавляет Вячеслав Никонов. Надеюсь, он будет у нас через несколько минут на прямой телефонной связи, мы с ним об этом поговорим.

Но там было одно очень важное заявление представителя МИДа Александра Яковенко. Не кто-нибудь все-таки, а зам главы МИДа, который сказал следующее. Он сказал, что необходимо законодательное закрепление русского языка на пространстве СНГ.

Он даже еще сильнее сказал, что русскому языку надо бы придать статус второго государственного в странах СНГ.

И, надо сказать, что вот это заявление оно так меня несколько удивило.

К.ЛАРИНА: А что страны СНГ ответили?

М.КОРОЛЕВА: Страны СНГ не ответили ничего пока.

К.ЛАРИНА: Мужики-то знают?

О.СЕВЕРСКАЯ: Народ безмолвствовал.

М.КОРОЛЕВА: Значит, смотрите, мы обсуждаем эту тему и продолжаем обсуждать ее в блоге на сайте "Эха Москвы". Кстати, вы можете подключиться.

Но пока вот, какие у нас предварительные сведения есть?

У нас сейчас 11 стран СНГ. Но вот Украина, правда, де-юре членом не является, только учредителем и участником, и Туркмения – ассоциированный член.

Русский язык действительно официально является рабочим языком в СНГ. Но это в структурах СНГ. Да? Вот в структурах управления с содружеством независимых государств.

Если посмотреть по отдельным государствам, у нас только в России, что понятно и в Белоруссии, русский язык является государственным языком. Это законодательно закреплено.

Что касается всех остальных стран, вот у тебя там есть табличка, ты можешь посмотреть.

К.ЛАРИНА: Дайте.

М.КОРОЛЕВА: Значит, в нескольких странах еще русский язык у нас является официальным языком. Это, например, в Казахстане и в Киргизии. Официальный язык он в Молдавии, но там это законодательно не регламентируется.

Кроме того, есть статус языка межнационального общения в Таджикистане, в Туркмении, в Азербайджане.

В других странах, таких, как Армения, например, что у нас еще тут? Узбекистан и Украина – это просто язык национального меньшинства, - и ничего больше!

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, и в странах Балтии, причем в Латвии он вообще просто воспринимается даже не как язык национального меньшинства, а как иностранный, хотя там мы знаем, достаточно много носителей русского языка проживает.

М.КОРОЛЕВА: Да. Но это, по крайней мере, страны, не входящие в СНГ. Мы хотим понять, вот насколько это вообще реально придать законодательно, заметьте, в каждой из этих стран, законодательно придать русскому языку статус второго государственного, ну, или, в крайнем случае, официального языка. Да?

И вот вам сейчас на прямой телефонной связи Вячеслав Никонов, руководитель Фонда "Русский мир".

Вячеслав Алексеевич, доброе утро.

В.НИКОНОВ: Здравствуйте.

М.КОРОЛЕВА: Итак, вот мы хотели бы понять, что последует за этим заявлением заместителя главы МИДа Александра Яковенко, который предлагает законодательно закрепить русский язык на пространстве СНГ как второй государственный?

В.НИКОНОВ: Ну, Яковенко этого не говорил. Я присутствовал на своей ассамблее Фонда "Русский мир", где Яковенко делал свое заявление. Он говорил, что русский язык должен иметь какой-либо официальный статус.

М.КОРОЛЕВА: Да, но мы, правда, цитируем по ИТАР ТАСС.

К.ЛАРИНА: Подождите, дайте-ка я процитирую все-таки Яковенко.

В.НИКОНОВ: Вы знаете, я слышал Яковенко, поэтому…

К.ЛАРИНА: "Ключевой фактор в этом плане – вопрос законодательного закрепления статуса русского языка.

Считаем, что придание русскому языку статуса второго государственного, официального, или языка межнационального общения отвечало бы интересам не только наших соотечественников, но и всех других жителей ближнего зарубежья.

В.НИКОНОВ: Да. Именно это он и сказал.

К.ЛАРИНА: Ну? Это значит конкретное предложение, или не очень?

В.НИКОНОВ: Это предложение о том, чтобы соседние страны придали ему статус либо государственного, либо официального, либо языка межнационального общения в возникновении разных ситуаций.

На самом деле, где-то это возможно, где-то это менее возможно. Я думаю, если говорить о том, где может состояться серьезный прорыв, это Украина, если на выборах, скажем, победят те силы, которые ориентированы на Россию, например, Партия регионов, то могу вам сказать, она подготовила уже 30 законопроектов, которые в случае принятия просто будут означать придание русскому языку статуса официального.

К.ЛАРИНА: А если не победит?

В.НИКОНОВ: Если не победит, ну вряд ли победит Ющенко.

Если победит, скажем, Юлия Тимошенко, а у Партии регионов будет большинство в парламенте, то она сможет провести это решение через Верховную Раду. В принципе, это решение и сейчас можно провести через Верховную Раду. Единственное, что Ющенко наложит вето.

Теперь, вообще, если говорить о нормах на этот счет, то есть достаточно четкие европейские нормы, которые исходят из того, что, если в какой-то стране больше 20% населения считают тот или иной язык родным, то этот язык должен иметь официальный статус.

На пространстве бывшего Советского Союза таких государств пять. Причем, два из них – это прибалтийские государства: Латвия и ну, Эстония спорят, есть ли там 20% людей, которые считают русский язык родным. Но в любом случае и в Латвии, и в Эстонии постановка вопроса о придании официального статуса русскому языку – это абсолютно законная постановка.

Кроме того, и в Эстонии, и в Латвии до сих пор больше людей говорят по-русски, чем соответственно по-латышски и по-эстонски.

Принятие там подобных законов мне представляется маловероятным, хотя в Латвии уже есть определенные сдвиги. И русскоязычный город Рига как раз избрал недавно русскоязычного мэра – Нила Ушакова. То есть, подвижки существуют.

Кроме того, мы фиксируем и в Латвии, и в Эстонии увеличение количества лиц титульной национальности, которые сейчас изучают русский язык в школах.

К.ЛАРИНА: Скажите, пожалуйста, а есть ли какие-нибудь препятствия со стороны руководства стран СНГ по распространению русского языка? Не имея статуса государственного, а я имею в виду культурные центры, там, не знаю, курсы русского языка? Ну, то, чем, собственно вы и занимаетесь – Фонд "Русский мир"?

В.НИКОНОВ: Самая большая проблема – это, конечно, Украина в период президентства Ющенко: массовое закрытие русских школ. Киев – город русскоязычный, там в конце существования Советского Союза действовало порядка 260 русских школ, сейчас, ну, я видел разные оценки, но они варьируются от одной до пяти.

Кроме того, все высшее образование переведено на украинский язык. Как вы понимаете, если ребенок не может даже сдать вступительные экзамены в вуз на русском языке, то изучение его оно становится не очень практичным.

Что касается других государств, то какого-то специального давления не существует. Где-то русский язык вытесняется, так скажем, естественным путем с вытеснением русских. Например, в Туркмении русских практически не осталось. И там есть одна только русская школа. Но причем должен заметить, там, где эти русские школы все-таки существуют, остаются, они рассматриваются как весьма престижные учебные заведения.

М.КОРОЛЕВА: Но, тем не менее, Вячеслав Алексеевич, именно в Туркмении это язык межнационального общения, русский. И это закреплено в Конституции.

А вот есть, например, Узбекистан или Армения, где это язык национального меньшинства. Вот там, насколько реально сделать русский, придать ему хоть какой-то официальный статус?

В.НИКОНОВ: Я думаю, в Армении, вот на данном этапе, при нынешнем политическом руководстве это более реально.

У меня были встречи с руководством Армении по этому вопросу, и некоторые подвижки, в общем-то, сейчас налицо. Но, прежде всего, знание русского языка с этого года является обязательным условием для поступления в высшие учебные заведения Армении. Это большой шаг вперед.

Кроме того, в некоторых учебных заведениях, в частности, в Ереванском Государственном университете, сейчас русский язык введен как обязательный язык для всех студентов. Не только для филологов, которые изучают русский язык, но и, скажем, для юристов, физиков, химиков, и так далее, и так далее. То есть, в Армении очевидные сдвиги в лучшую сторону, особенно по сравнению с теми годами, когда у власти был Тер-Петросян. Он тогда просто закрыл все русские школы, русские учебные заведения.

Кроме того, есть возможность там для открытия русских школ, хотя пока не реализованы.

В Узбекистане русский язык на самом деле используется гораздо более широко – сам Каримов он не только хорошо владеет русским языком, но, насколько мне известно, он думает по-русски. Поэтому в принципе хождение в Узбекистане русского языка очень широкое. Там есть и учебные заведения на русском языке.

Но в то же время сейчас позиция политическая Узбекистана она нацелена на такой независимый статус страны. И я между каких-то шагов в эту сторону со стороны узбекского руководства.

М.КОРОЛЕВА: Вячеслав Алексеевич, смотрите, ну вот, с одной стороны, говорить и думать по-русски, в том числе и руководству республик, с другой стороны, взять и принять закон, или внести какую-то поправку в Конституцию, которая бы официально вот так вот для всего народа определяло некий официальный статус русского языка. Вот, скажем, в ближайшем, обозримом будущем, насколько это все-таки возможно, чтобы вот так вот, на всем пространстве СНГ всюду русский язык получил официальный статус?

В.НИКОНОВ: Ну, уже нет такого понятия, как "все пространство СНГ". Есть СНГ разных скоростей, есть очень большая симметрия внутри содружества, и поэтому я думаю, в каждой стране эта ситуация будет своя.

М.КОРОЛЕВА: А Россия-то как будет действовать в этой ситуации?

В.НИКОНОВ: Россия, естественно, будет действовать в сторону придания русскому языку официального статуса, того или иного официального статуса на всем пространстве бывшего Советского Союза, включая и Прибалтийские государства.

М.КОРОЛЕВА: Какими путями?

В.НИКОНОВ: Ну, пути разные. Прежде всего, это путь убеждения национальных элит, руководство этих государств в том, что, вообще-то, билингвальность – это большое конкурентное преимущество. Эти страны, где она существует, они просто более конкурентоспособные на мировой арене. И к тому же русский язык – это действительно очень большое и серьезное окно в общую мировую культуру.

К.ЛАРИНА: А Вам не кажется, что все-таки время упущено, что эту проблему нужно было обсуждать после распада Советского Союза, сразу же? Одной из ключевых проблем тогда это было.

В.НИКОНОВ: Я думаю, что да, конечно, время упущено и очень много упущено. На эти вопросы…

К.ЛАРИНА: Простите, это, как и положение в принципе русскоязычного населения в странах бывшего Союза.

В.НИКОНОВ: Это не то население, хотя опять же, ну русскоязычные населения есть разные: есть русские, которые подвергаются там определенным формам дискриминации, а есть русские, которые прекрасно интегрировались в социальную структуру этих государств.

А есть некоторые страны, особенно, кстати, в дальнем зарубежье, где русские интегрированы в социальную структуру общества, где они добились больших высот, чем, скажем, коренное население.

М.КОРОЛЕВА: Спасибо. Спасибо.

Это Вячеслав Никонов, руководитель Фонда "Русский мир". Мы говорили о том, реально ли на пространстве СНГ законодательно закрепить русский язык в каком-то статусе.

К.ЛАРИНА: Нереально. Вот я считаю, нереально вообще, потому что сегодня, учитывая наши отношения с нашими бывшими соседями, с бывшими друзьями, это просто нереально. Любой разговор на эту тему воспринимается как посягательство на суверенитет отдельно взятого государства.

М.КОРОЛЕВА: Ну, подожди, смотри, тебе Вячеслав Никонов сказал про Украину, например? Там возможны какие-то политические изменения? Да?

К.ЛАРИНА: Конечно, и мы прекрасно понимаем, чем мы будем заниматься. Мы опять будем принимать участие в предвыборной кампании, будем сейчас активно работать на то, чтобы победила партия Регионов. Ты же это услышала?

М.КОРОЛЕВА: Но, так или иначе, мы этим все равно все время занимаемся.

К.ЛАРИНА: А сейчас отдельная мотивация будет.

О.СЕВЕРСКАЯ: Я еще, кстати, заглянула на наш сайт, на вопросы и мнения к эфиру, потому что не было задано ни одного вопроса по поводу того, как правильно? Но высказалось четыре человека именно на эту тему. И там есть еще другой вопрос, вот именно риторический вопрос от бизнесмена из России: "Русский язык как второй государственный в странах СНГ, или там другой официальный статус. Реально ли это при нынешнем имидже России?".

Видимо, это действительно вопрос не праздный, потому что вот Айсу, журналистка, она киргизка, в Киргизии как раз он утвержден как официальный язык Конституцией в 2003 году при президенте Акаеве. Она как раз пишет, что при президенте Акаеве был положительный имидж русского языка. И именно на этой волне был принят этот закон. А сейчас русский язык становится языком ругани и всего негатива.

Имидж России падает, имидж русского языка падает, и совершенно не исключено, что в ближайшем будущем Киргизия просто примет другой закон.

М.КОРОЛЕВА: Смотрите, конечно, прежде всего, политика. Мы вроде как говорим, что русский язык – язык литературы, там Чехова, Тургенева – все прекрасно! Но, прежде всего, это политика.

Я предлагаю, что сделать? Послушать несколько звонков. Причем, мы просим…

К.ЛАРИНА: А что говорят люди, которые в блоге тебе высказывают?

М.КОРОЛЕВА: Ну, да, мало реально, считают они. Мало реально!

Я предлагаю: пусть нам звонят те, кто либо жил, либо живет сейчас в одной из упомянутых республик. Ну вот там, где еще не закреплен официальный статус русского языка.

Ну, например, это Украина, это Узбекистан, это Армения, прежде всего. Ну, может быть, Грузия там. Хотя Грузия вышла из СНГ, еще в прошлом году об этом заявила.

К.ЛАРИНА: В итоге, сейчас если начнут опять эту экспансию лингвистическую, то народ просто побежит, просто пятки будут сверкать. И от этого СНГ ничего не останется.

М.КОРОЛЕВА: Ну, что ж такое? Русский язык такое пугало ты считаешь? Ну, не может быть!

К.ЛАРИНА: Все, что вы делаете руками… (Все смеются).

М.КОРОЛЕВА: Что связано с нами…

Итак, Украина, Узбекистан, Армения – это те страны, где русский язык, статус русского языка пока никак не закреплен. Вот, если вы знаете ситуацию в этих странах не понаслышке, позвоните нам. Скажите, пожалуйста, насколько реально там сейчас ввести официальный статус русского языка.

Ну, и страны Прибалтики могут быть упомянуты – вот Латвия.

О.СЕВЕРСКАЯ: Страны Балтии, а не страны Прибалтики.

К.ЛАРИНА: 363-36-59 – телефон прямого эфира.

Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте, пожалуйста. Как Вас зовут и откуда Вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Александр. Петербургская губерния.

М.КОРОЛЕВА: Александр, Вы к какой из этих стран имеете отношение? Украина?

АЛЕКСАНДР: К Украине. Живу здесь 42 года. И у меня вопрос: а почему бы, скажем, России не принять бы что-то похожее? Скажем, одной из стран, ну, я не знаю, там украинский язык второй, эстонский, белорусский

М.КОРОЛЕВА: В качестве официального? Да, мы говорили уже об этом, не ввести ли нам в Москве? Понятно.

АЛЕКСАНДР: Как-то все очень односторонне идет.

К.ЛАРИНА: Смотрите, что ж, нам принимать все эти языки в качестве официальных? - Азербайджанский, армянский, киргизский?

О.СЕВЕРСКАЯ: 150 или 250 языков России?

М.КОРОЛЕВА: Да нет, конечно!

К.ЛАРИНА: Мы хотим объединения. Понимаешь? Что, попытки объединить это пространство, попытки возродить хоть в каком-то виде вот эту Советскую империю, они и здесь проявляются и вот в этом благом пожелании.

М.КОРОЛЕВА: Нет, понятно, что язык – это самый простой инструмент для этого.

К.ЛАРИНА: Давайте хоть что-нибудь! С историей – не получилось. Мы пробовали, очень долгое время были попытки объединиться на почве истории. Еще больше разъединились! Просто совсем – у каждого совсем своя, отдельная история.

Теперь по поводу русского языка будет то же самое. Вот единственное, что нас может объединить.

М.КОРОЛЕВА: Послушай, ну язык, это все-таки более чистое. К.ЛАРИНА: Собственно, это надо заниматься не политикой, а продвижением, культурным продвижением языка, чем занимаются все нормальные страны. Мы тысячу раз об этом здесь говорили. Правда же?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, это тоже происходит

К.ЛАРИНА: Как это делает Франция, как это делает Германия, как это делает Польша.

М.КОРОЛЕВА: Может быть, это происходит не в достаточной мере, и очень много жалоб, кстати, на способы продвижения, потому что они формальные.

О.СЕВЕРСКАЯ: Посмотрите, за два с небольшим года деятельности Фонда "Русский мир" начали работу 40 русских центров в 23-х странах, в том числе и в странах СНГ. Это как раз продвижение культуры.

М.КОРОЛЕВА: Да, только хотелось бы понять, что там со странами СНГ, потому что, как правило, все-таки "Русский мир" открывает свои центры в дальнем зарубежье. А вот страны СНГ задействованы чуть меньше.

К.ЛАРИНА: А в Израиле, кстати, статус какой русского языка? Никакого?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, никакого.

К.ЛАРИНА: Там же практически все говорят на русском языке.

М.КОРОЛЕВА: Нет, там арабский язык и иврит. Два государственных языка.

О.СЕВЕРСКАЯ: Де-факто язык межнационального общения.

К.ЛАРИНА: Но, тем не менее, там же есть русскоязычная пресса, русскоязычные СМИ. Там и каналы телевизионные. Никто же их не душим, не давит.

М.КОРОЛЕВА: О, да! Но, тем не менее, это не государственный язык. Время от времени эта волна поднимается, и возникает такое предложение, но… То есть, его особо не развивают, - скажем так. Есть – есть, но прекрасно.

К.ЛАРИНА: Можно еще звонок принять?

М.КОРОЛЕВА: Давайте.

К.ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло! Доброе утро.

К.ЛАРИНА: Вы к какой стране имеете отношение, простите?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Я вообще-то живу здесь, в Люберцах, но работаю с иностранными рабочими.

Я сама не русская, татарка, училась в национальной школе.

Конечно, первое, как поступила, надо было учиться на русском языке. Было очень трудно.

Что я хочу сказать? Вот из Узбекистана, из Туркменистана приехали рабочие. Их экономика заставит учиться на русском языке, учить русский язык.

Многие уже, вот у них дети. Детей учат. Они отдают предпочтение русской школе.

К.ЛАРИНА: Но это здесь, правильно? Или там?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Нет, там, в Узбекистане.

К.ЛАРИНА: Мотивация есть.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Да, да, да. Они стараются, потому что просто экономика заставит их учить русский язык.

К.ЛАРИНА: Что они здесь собираются работать, или дети собираются здесь учиться.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Ну, Вы знаете, жизнь… Приехал. Он работал сначала дворником, а потом поступил, хорошо закончил, наверное, и на русском языке там, в Узбекистане, школу парень. И здесь платно и учится в институте.

М.КОРОЛЕВА: Так, может быть, хорошо, чтобы там, например, в Узбекистане сделали русский язык вторым государственным? Ну, или хотя бы официальным языком?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Ну, официальным языком надо, наверное. Люди хотят учиться, конечно. Это же богатство уметь на нескольких языках разговаривать.

К.ЛАРИНА: Понятно. Спасибо.

М.КОРОЛЕВА: Ну вот, ты знаешь, Вячеслав Никонов упомянул эту европейскую норму, она замечательная, кстати, эта норма.

К.ЛАРИНА: А в чем она заключается?

М.КОРОЛЕВА: Ну, 20% населения, если есть, то…

К.ЛАРИНА: Это как в Нью-Йорке сделали русский язык почти официальным во время предвыборных кампаний.

М.КОРОЛЕВА: А другое дело, что она не очень-то работает, как видишь, то есть, вот для Латвии, например, эта норма по-прежнему не является обязательной. Да? Вроде бы как это европейская уже у нас страна, и страна Евросоюза, но нет, нет! Не принимают ее.

К.ЛАРИНА: Мне кажется, что все-таки время упущено, то, о чем мы говорили с Вячеславом Никоновым. Что если бы это возможно было бы обсуждать, в начале девяностых годов, когда после исчезновения Советского Союза нужно было думать о том, как распределять вообще дальнейшую жизнь. Как заниматься русскими, которые остаются на других территориях. Это же все сопряжено, это все вместе, это звенья одной цепи. Но, поскольку время уже упущено, это невозможно сегодня!

М.КОРОЛЕВА: Ну, хорошо, смотри: но проблема остается, люди остаются, они говорят по-русски, а во многих странах даже хотят говорить по-русски.

К.ЛАРИНА: Так они говорят по-русски и во Франции, и в Италии, и в Лихтенштейне.

М.КОРОЛЕВА: Но нельзя же их бросать!

К.ЛАРИНА: Это другой вопрос. Бросать их не надо, но причем здесь отдельные государства, которым навязывают совершенно другой, чуждый путь развития?

М.КОРОЛЕВА: Им предлагается, предлагается.

К.ЛАРИНА: Посмотрим. Причем, Вячеслав Никонов говорит, что он не говорил Яковенко ничего. Вот процитировала я как будто очень конкретное предложение, именно конкретное предложение. Я думаю, что дальше последуют оформленные документы.

М.КОРОЛЕВА: Ну, скажем так: это вектор, вектор, по которому, как считает МИД, нам надо идти.

К.ЛАРИНА: В ультимативной форме.

М.КОРОЛЕВА: Ну, вектор указан.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Ну, так что мы решили-то? Парочку звонков?

М.КОРОЛЕВА: Парочку звонков еще примем.

К.ЛАРИНА: Вопрос конкретный: Возможно ли на ваш взгляд, в сегодняшней ситуации сделать такое, чтобы русский язык стал вторым государственным на территории СНГ?

М.КОРОЛЕВА: В каждой отдельной стране, понимаешь?

К.ЛАРИНА: Которая считается официально членом… как расшифровывается-то? Содружество Независимых Государств.

М.КОРОЛЕВА: Смотри, у нас сейчас там лишены статуса на Украине, русский язык лишен статуса, в Узбекистане и в Армении. Это прежде всего. Ну, и в странах Балтии.

К.ЛАРИНА: Давайте, еще пару звонков примем от вас, дорогие друзья.

Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло! Здравствуйте. Меня зовут Вера, я в Ярославле живу.

В 91-м году мне пришлось бежать из Молдавии, в буквальном смысле.

По поводу того, возможно ли введение языка. Дело в том, что меня все время удивляет, когда возникают вопросы, с удивлением, что вот, почему мы должны вмешиваться в политику соседних государств, и спонсировать, или стимулировать при приходе к власти там тех или иных партий.

Вот меня поражает это с какой точки зрения? Все страны вмешиваются, а мы должны стоять в сторонке получается. Ведь нацисты…

К.ЛАРИНА: Мы сейчас вообще говорим про другое. Правда же? Мы говорим про другое.

М.КОРОЛЕВА: Да, совершенно верно. Лоббирование интересов да, может осуществлять любая страна, в том числе такая большая, крупная, как Россия. Да, совершенно верно. Но это можно делать разными способами.

К.ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

К.ЛАРИНА: Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Алексей, я из Москвы. Я хотел бы сказать по поводу украинского языка, потому что я имел отношение к Украине, долго жил там. Ну, в частности, в южной части Украины, в городе Херсоне.

М.КОРОЛЕВА: Ну, не по поводу украинского, а скорее по поводу русского языка на Украине, это Вы имели в виду?

АЛЕКСЕЙ: Да, извините, да, конечно, по поводу русского языка на Украине. В общем, могу сказать, что некая, скажем так: планомерная политика местных властей, то есть, украинских властей в отношении русского языка она происходила давно, и я не думаю, что в ближайшее время будет некое такое вот прямо решение. Это, я думаю, всегда будет предметом торговли.

М.КОРОЛЕВА: Политического торга? Да?

АЛЕКСЕЙ: Да, я думаю так, потому что русский язык он связан с клубком таких проблем, в том числе экономических, и это соответственно возможность влияния на сопредельные государства. Ну, в том числе на Украину.

А по ситуации, допустим, Южной Украины, да, действительно, в бытность, допустим, президента Украины Кучмы, потом соответственно нынешнего президента, произошли достаточно серьезные изменения в присутствии русского языка в этом регионе. Потому что закрылись очень многие школы с русским языком преподавания, детские сады. Появились именно с таким мощным уклоном потом в бытность еще Кучмы, то есть, к концу его правления, появились методические. Это я точно помню, потому что у меня у друзей дети многие ходили в садик, и появились вместо (неразборчиво) появилась "Абэшка" так называемая.

То есть, понять местные власти, конечно, можно. Изучать русский язык нужно, но все же я думаю, здесь очень большая ошибка, потому что так мощно и такими же методами, как когда-то, как они говорят, насаждался русский язык, такими же методами сейчас насаждается украинский язык.

М.КОРОЛЕВА: Послушайте, но вот украинские власти, Вы говорите правильно: их можно понять. Они ведь все честно говорят. Они говорят: русскому языку на Украине, в общем, ничто не угрожает, потому что он и так имеет широкое хождение.

А вот украинский язык там очень слаб, в силу объективных причин. И он пока не укрепился, его нужно поддерживать, конечно, всеми возможными способами.

А что Вы хотите от независимого государства? Украина – отдельное государство?

АЛЕКСЕЙ: Нет, понятно, что отдельное государство. Просто методы использованы, для того чтобы украинский язык стал, в конце концов, государственным. Да, то есть, фактически да, понятно, что Украина – независимое государство, она имеет свой язык. Но я могу точно сказать, что очень большое количество людей не готовы принимать украинский язык в таком виде, в каком виде он существует. И, более того, могу сказать, что допустим, техническая литература и литература, которая имеет отношение к математическим наукам, при переводе на украинский язык она превращается просто в нечто ужасное. Это действительно вопрос. Они пробовали это делать. Тоже у меня была по этому поводу некая информация. Вернулись к технической литературе на русском языке, хотя попытки перевода технической литературы на украинский язык он существует. Вернее, они существуют эти попытки. Я не думаю, что у них есть что-либо получше.

М.КОРОЛЕВА: Понятно. Спасибо.

Ну вот, смотрите, как Вячеслав Никонов сказал, так и наш слушатель подтверждает: сейчас самая горячая точка на территории СНГ – это Украина.

К.ЛАРИНА: Марина, а вот давайте вспомним наших замечательных героев, лауреатов Пушкинского конкурса, учителей русского языка, которые работают совершенно вот по-Таллалихински, что называется, на своих участках.

Самая же главная проблема, то, что должен решать Никонов, кстати, с его "Русским миром", это поддерживать вот этих которые остались. И не насаждать, не заниматься вот экспансией.

О.СЕВЕРСКАЯ: Лучше ухаживать за прежними насаждениями.

К.ЛАРИНА: Конечно. Потому что учебники, учебная литература …

М.КОРОЛЕВА: Это, конечно, во первых строках. Это правда!

К.ЛАРИНА: Возможность встречаться, проводить какие-то форумы, какие-то семинары среди учителей русского языка в странах СНГ.

М.КОРОЛЕВА: Привозить их сюда на обучение.

К.ЛАРИНА: Вы вспомните, как они к нам приезжают, какие они преодолевают препятствия, чтобы доехать. Они живут без денег, без литературы, они там чуть ли не вручную переписывают учебники, на ксероксе печатают. У них старые учебники. Вот чем должен заниматься "Русский мир", если он хочет распространять русский язык, - помогать учителям русского языка!

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, можно проводить там мастер-классы.

К.ЛАРИНА: Кто запретит? Кто-нибудь запретит? Что, выставят,

что ли взвод автоматчиков, чтобы не пускать? Конечно же, нет! Конечно же нет!

М.КОРОЛЕВА: Ну, вот так.

К.ЛАРИНА: И самое главное, что мы же видим отношение к тому, что есть. К тому, что есть, отношение такое: ничего не вижу, ничего не знаю, ничего не слышу. Вот и все. А это политика чистая. Вот, чем они занимаются. Сейчас еще и угрожать начнут.

М.КОРОЛЕВА: Ну, надеюсь, что нет.

В общем, поговорили, разошлись. Понятно, что, если это и произойдет, то это не дело ближайшего будущего.

Я скорее согласна с нашим последним слушателем, который сказал, что, ну, вот, например, на Украине эта проблема еще долго-долго будет чем? – Предметом политического торга между разными силами.

Ну, а что касается остальных республик, их немного отдельных теперь уже государств. Возможно, где-то там, в Узбекистане и в Армении это будет каким-то языком, ну, скажем, межнационального общения, ну, де-факто это так и есть, по-прежнему.

Есть страны, где этот язык имеет какой-то официальный статус, как, например, вот в Молдавии или в Туркмении, или в Таджикистане. Или в Киргизии. Ну, и тем более, в Белоруссии.

Ну, и слава Богу, что так, спасибо надо сказать.

О.СЕВЕРСКАЯ: Можно что-нибудь позитивное сделать.

К.ЛАРИНА: Конечно!

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.