Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Новороссия: выборы

Новороссия: выборы  далее »
26.11.2014
14:01:51
Жизнь диаспоры (17-23 ноября 2014г.) далее »
25.11.2014
15:04:24
«Украинский» или «малорусский» язык? Вот в чем вопрос… далее »
24.11.2014
16:44:28
«Пути натурализации в России беженцев с Украины» далее »
17.11.2014
17:00:10
На Украине запущен «пилотный проект» по созданию «единой поместной церкви» с раскольниками далее »
12.11.2014
18:57:50
МИД Украины: Участие представителей ДНР и ЛНР в «минском формате» возможно далее »
17:07:47
Яценюк упрекнул мир в геополитическом дальтонизме и попросил денег далее »
15:24:21
Конституцию ДНР примут без проведения референдума далее »
15:18:56
Южная Осетия установит дипотношения с ДНР и ЛНР далее »
10.11.2014
15:12:29
ДНР и ЛНР делегировали Пушилина и Дейнего на Минск-3 далее »
14:53:41
Институт стран СНГ приглашает на семинар "Религиозно-политическая борьба в Новороссии и на Украине" далее »

Кому выгоден карабахский конфликт? далее »

Затулин раскритиковал заявление КПРФ о выдаче Азарова и Пшонки далее »

Гарантий невозобновления войны нет далее »

Стратегический альянс далее »

Евромайдан: год спустя… За что боролись? далее »

Выступление И.Ф.Сафаргалеева на конференции в Общественной палате РФ далее »

Современные угрозы для кавказского региона. "Исламское государство" далее »

Рубрика / Политика

Почему мы вспоминаем Крым, но забываем о Клайпеде?


06.10.2009 13:32:39

Михаил Владимирович Александров


перейти на страницу автора

Нет наверное в России человека, который не переживал бы по поводу утраты Крыма и особенно города русской славы Севастополя. Особенно возмущает та беспринципность и бесцеремонность, с какими данная территория была отторгнута от России и передана другой союзной республике, а затем и другому государству. Особое внимание к Крыму в этой связи вполне понятно, так как с Крымом и Севастополем связаны эпохальные вехи русской истории. Однако не следует забывать и о других территориях незаконно отторгнутых от нашей страны. Одной из таких территорий является Клайпеда и прилегающий район (Клайпедская область), входящие ныне в состав Литвы. И это при том, что у Литвы нет никаких исторических или юридических оснований для владения этой территорий. И оставление Клайпеды в составе Литвы нельзя объяснить иначе как ротозейством или злым умыслом со стороны прошлых руководителей России.

Историческое название Клайпеды – Мемель. Этот город был основан в 1252 году немецкими рыцарями Ливонского ордена на земле балтийского племени куршей. Конечно, можно посочувствовать куршам, подвергнувшимся нашествию германских крестоносцев, но не понятно, причем тут литовцы? Курши, как известно, не являются предками современных литовцев. Правда они в определенной степени участвовали в этногенезе латышей. Но в этом случае, если кто и может предъявлять претензии на территорию Мемеля на этно-исторической основе, то это латыши, и никак не литовцы. Впрочем к середине XVII века курши как этническая группа перестали существовать. Все они были ассимилированы немцами. Остались лишь упоминания о них в виде географических названий - Куршская коса и Куршский залив. Таким образом, с середины XVII века Мемель и прилегающие районы следует на полном основании считать этнически немецкой территорией.

По состоянию на 1920 год в Мемеле и области проживало 140746 жителей, из которых немцев было большинство — 71156, а литовоязычных — 67269 человек. Причем из числа литовоязычных значительную часть составляли так называемые мемельлевдеры, этнически близкие немцам.(Плотников А., “Мемельский вопрос” и национальные интересы России в Прибалтике // Российская Федерация сегодня, № 17, 2002.) По переписи 1925 года из 141645 жителей, имевших право голоса, 59315 (41,88%) отнесли себя к немцам, 37626 (26,56%) – к литовцам и 34337 (24,24%) - к мемельлевдерам.

(Klaipėda Revolt // Wikipedia, the free encyclopedia (http://en.wikipedia.org/wiki/Klaip%C4% 97da_ Revolt). Таким образом, немецкий элемент в Мемеле на момент отторжения этой территории от Германии явно преобладал.

Но это, то что касается этнического аспекта проблемы. Существует однако еще и политико-исторический аспект. Ведь многие государственные образования инкорпорировали разнородные этнические территории. И устойчивый суверенитет над этими территориями в прошлом может служить основой для обоснования принадлежности этих территорий к данному государству в настоящем. Как же обстоит дело с литовским суверенитетом над Мемелем и прилегающей территорией в исторической ретроспективе? Ответ прост – никак.

Первоначально Мемель являлся территорией немецкого Ливонского ордена, затем - Тевтонского ордена, а потом входил в состав Прусского государства и Германской империи. Немцы потеряли его лишь по итогам первой мировой войны. В 1919 году по условиям Версальского договора Мемель был отторгнут от Германии. В статье 99 договора указывалось: «Германия отказывается в пользу главных союзных и объединившихся держав от всяких прав и правооснований на территории, заключенные между Балтийским морем, северо-восточной границей Восточной Пруссии, описанной в статье 28 части II (Границы Германии) настоящего договора, и бывшими границами между Германией и Россией. Германия обязуется признать постановления, которые главные союзные и объединившиеся державы примут относительно этих территорий, в особенности, поскольку то касается гражданства жителей». Цит. по Интернет-порталу «Фонда исторической перспективы» (http://www.perspektivy.info/history/versalsky_ dogovor.htm). Таким образом. Мемель отторгался в пользу «главных союзных и объединившихся держав». Литва не принадлежала ни к тем, ни к другим. Она и признана то была союзными державами лишь в 1922 году.

Причем и в дальнейшем в планы союзных держав вовсе не входило передавать Мемель Литве. Предполагалось, что со временем он станет вольным городом по модели Данцинга. Большинство населения города поддерживало такую перспективу. На общественном плебисците, организованном в 1921 году по вопросу о желательности признания Мемеля вольным городом, 75,75% из 71856 человек, принявших участие в голосовании, высказались «за», то есть против вхождения Мемеля в состав Литвы. (Klaipėda Revolt // Wikipedia, the free encyclopedia (http://en.wikipedia.org/wiki/Klaip%C4% 97da_ Revolt)

15 февраля 1920 года Антанта официально взяла Мемель под свой контроль. Управление городом осуществлялось Советом послов Антанты, в состав которого входили представители Франции, Англии, Италии и Японии. Совет назначал верховного комиссара, который базировался в Мемеле. Первым верховным комиссаром стал француз Доминик Одри, вторым – француз Габриэль Петисни. В городе был также размещен небольшой французский воинский контингент. Местное самоуправление осуществлялось представительным органом – ландтагом.

Перспектива превращения Мемеля в вольный город не устраивала Литву, стремившуюся присоединить эту стратегически и экономически важную территорию. В 1923 году, воспользовавшись благоприятной международной обстановкой, Литва осуществила аннексию Мемеля. В этот момент резко обострилась международная обстановка в связи с оккупацией французскими войсками Рура (11 января 1923 года). Чтобы в свою очередь ударить по французским интересам немцы дали понять Литве, что не буду возражать против аннексии Мемеля. 9 января 1923 года пролитовские силы в Мемеле подняли мятеж. В тот же день к ним на помощь были направлены переодетые литовские полицейские и военные, а также добровольцы – в общей сложности около 1000 человек. Французский гарнизон, насчитывавший не более 200 человек, был блокирован в городе. К 15 января мятежники установили контроль над всей территорией Мемеля и области, а 19 января их орган - Верховный комитет спасения Малой Литвы огласил декларацию о соединении Клайпеды с Литвой.

Антанта была возмущена вызывающими действиями Литвы. Франция направила в Мемель эскадру во главе с адмиралом Лекером. Англия также послала в Мемель крейсер «Кэйлдон». Начавшиеся 25 января переговоры с повстанцами не имели успеха. Повстанческий комитет отказался передать город французам, а сошедшие на берег патрули были обстреляны и вернулись на корабли. Тогда французским командованием был разработан план вооруженного захвата Мемеля, поддержанный англичанами. 2 февраля английский крейсер высадил на берег десантную партию для взаимодействия с французским пехотным батальоном, составлявшим гарнизон Мемеля. Одновременно Литве был выдвинут ультиматум с требованием возвращения Мемельского края в руки верховного комиссара Антанты. При этом Антанта обещала, что в случае принятия ультиматума, Мемельский край будет затем передан Литве. 9 февраля ультиматум был принят литовцами, а 16 февраля Совет послов Антанты принял решение о передаче Мемельского края Литве. Это решение было, видимо, связано с желанием Антанты компенсировать Литве потерю Виленского края, чтобы не толкать ее в объятия своих геополитических противников – Германии и СССР.

После этого начались переговоры между Литвой и Антантой об условиях передачи Мемеля в составе Литвы. В результате этих переговоров 8 мая 1924 года между Литвой и союзными державами (Англией, Францией, Италией и Японией) была подписана Парижская конвенция, определявшая статус Мемеля в составе Литвы. (Также известна как Клайпедская или Мемельская конвенция). Конвенция передавала Мемельский край под суверенитет Литвы. В статье 2 Конвенции говорилось, что Мемельский край составляет под суверенитетом Литвы «образование, имеющие законодательную, юридическую, административную и финансовую автономию». Таким образом, Литва получила над Мемелем лишь ограниченный суверенитет, причем ограниченный довольно сильно.

В последующем, несмотря на предпринимавшиеся литовским правительством попытки “литовизации” края, Мемель продолжал сохранять свою прогерманскую ориентацию, что подтверждается результатами местных выборов. Во время выборов в ландтаг 11 декабря 1938 года прогерманские силы получили 87% голосов и завоевали 25 мест из 29. (1939 German ultimatum to Lithuania // Wikipedia, the free encyclopedia - http://en.wikipedia.org/wiki/1939_German_ultimatum_to_Lithuania). После этого власти Мемеля потребовали права на самоопределение и вступили в контакт с правительством Германии на предмет присоединения к Третьему Рейху. Ожидалось, что 25 марта 1939 г. ландтаг проголосует за выход из состава Литвы и вхождение в состав Германии. Однако 20 марта 1939 г. в Берлине состоялась встреча германского министра иностранных дел Риббентропа с министром иностранных дел Литвы Урбшисом. На этой встрече Риббентроп предъявил Литве устный ультиматум о возвращении Мемельского края. Литве пришлось уступить, так как из держав, подписавших Парижскую конвенцию 1924 года, Италия и Япония поддержали Германию, а Франция и Италия заняли позицию невмешательства. Как следствие 22 марта Риббентроп и Урбшис заключили соглашение, по которому Мемельский край «добровольно» передавался Германии. Так закончилось недолгое владение немецким Мемелем со стороны Литвы.

Таким образом, за более чем 700 лет своего существования Мемель никогда не являлся частью Литвы за исключением исторически ничтожного периода с 1924 по 1939 год. И то в этот период суверенитет Литвы над Мемелем был ограничен условиями международных соглашений, а большинство местного населения стремилось выйти из под этого суверенитета и присоединиться обратно к Германии. Поэтому никаких политико-исторических оснований рассматривать Клайпедский край как литовскую территорию также не имеется.

Впрочем, в международных отношениях помимо исторических оснований для территориальных претензий часто используются политико-правовые. Более того, они как правило являются и более весомыми. К историческим аргументам начинают прибегать только тогда, когда в правовых вопросах нет определенности, и принадлежность той или иной территории нельзя полноценно определить юридически. Однако и в этом вопросе у Литвы не все обстоит гладко. Точнее говоря – совсем не гладко. Правовые основания принадлежности Клайпеды Литве довольно сомнительны, причем, что занимательно, руководство Литвы делает очень много такого, что подрывает те остатки легитимности, которая Литва сейчас имеет на владение Клайпедской областью. Речь идет о выдвинутой властями Литвы доктрине о том, что в 1940 – 1991 годах республика находилась под советской оккупацией. Но обо всем по порядку.

После удовлетворения германского ультиматума Мемель юридически вернулся под суверенитет Германии. Его дальнейший статус был определен в протоколе Потсдамской конференции от 1 августа 1945 года. В документе содержался специальный раздел «Город Кенигсберг и прилегающий к нему район», где говорилось: «Конференция рассмотрела предложение Советского Правительства о том, чтобы впредь до окончательного решения территориальных вопросов при мирном урегулировании прилегающая к Балтийскому морю часть западной границы СССР проходила от пункта на восточном берегу Данцигской бухты к востоку – севернее Браунсберга – Гольдапа к стыку границ Литвы, Польской Республики и Восточной Пруссии. Конференция согласилась в принципе с предложением Советского Правительства о передаче Советскому Союзу города Кенигсберга и прилегающего к нему района, как описано выше. Однако точная граница подлежит исследованию экспертов. Президент США и Премьер-Министр Великобритании заявили, что они поддержат это предложение Конференции при предстоящем мирном урегулировании». (Тегеран – Ялта – Потсдам. Сборник документов // Составители: Ш.П. Санакоев, Б.Л. Цыбулевский, 2-е изд., М.: «Международные отношения», 1970, c. 394-395.)

Окончательно это территориальное приобретение СССР было узаконено Договором между Союзом Советских Социалистических Республик и Федеративной Республикой Германии от 12 августа 1970 года (Московский договор). В статье 3 договора указывалось: «В соответствии с целями и принципами, изложенными выше, Союз Советских Социалистических Республик и Федеративная Республика Германии едины в признании ими того, что мир в Европе может быть сохранен только в том случае, если никто не будет посягать на современные границы. Они берут на себя обязательство неукоснительно соблюдать территориальную целостность всех государств в Европе в их нынешних границах; они заявляют, что не имеют каких-либо территориальных претензий к кому бы то ни было и не будут выдвигать такие претензии в будущем; они рассматривают как нерушимые сейчас и в будущем границы всех государств в Европе, как они проходят на день подписания настоящего договора, в том числе линию Одер — Нейсе, которая является западной границей Польской Народной Республики, и границу между Федеративной Республикой Германии и Германской Демократической Республикой». (СССР в борьбе за безопасность и сотрудничество в Европе. 1964–1987 гг.: Сб. документов. – М.: Международные отношения, 1988. - с. 39–40).

Таким образом, Мемель был передан по итогам второй мировой войны именно СССР, а не Литве. Это было признано как союзниками СССР - Англией и США, так и самой Германией в Московском договоре. О передаче этой территории Литве речь, естественно, ни в одном международном документе не шла. Не шла она и во внутренних документах СССР. Отсутствие юридически оформленного акта о передаче Мемельского края Литве признал и бывший президент Литвы Бразаускас. Он, в частности, заявил в 1990 году, что “после войны нет официальных документов о присоединении Клайпедского края к территории Литвы...”. (“Советская Литва”, 8.03.1990). Тем не менее, в 1945 году административно Мемель и прилегающий к нему район странным образом оказался в составе вновь образованной Литовской ССР . (Мемель был занят советскими войсками 28 января 1945 года и после этого явочным порядком оказалась в составе Литвы).

Нахождение Мемельского края в составе Литвы было узаконено лишь указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1950 г., в соответствии с которым в Литовской ССР был образован ряд областей, в том числе и Клайпедская область. Получалась странная картина: русский народ, вынесший на себе основную тяжесть войны против нацистской Германии, получил за это территориальную уступку в виде Восточной Пруссии, которая включала Мемель. Но часть этой территории странным образом досталась литовцам, которые в большинстве своем поддерживали гитлеровский режим. Если передачу Крыма «братскому украинскому народу» еще как-то можно было обосновать, то передача Мемеля литовцам выглядит полнейшим абсурдом.

Впрочем, пока Литва находилась в составе СССР формальная административная принадлежность Клайпеды никого не волновала. Но вот пришла «перестройка». 11 марта 1990 года Верховный Совет Литвы во главе с Витаутасом Ландсбергисом провозгласил независимость. Тут то и надо было бы поставить территориальный вопрос. Мол, Клайпеда была передана Советскому Союзу, а не Литве и если выходите из СССР, то – без Клайпеды. Но этого сделано не было. Вообще законность выхода Литвы из состава СССР еще нуждается в специальном юридическом исследовании. Сделано это было, как известно, на основе Постановления Государственного Совета СССР от 6 сентября 1991 «О признании независимости Литовской Республики». До сих пор вопрос о том, имел ли Госсовет право принимать такое решение, вызывает сомнения. Но это – отдельная тема.

Что касается вопроса о том, в каких границах Литва выходит из СССР, то он в Постановлении не рассматривался. Там лишь отмечалось, что необходимо «провести переговоры с Литовской Республикой для решения всего комплекса вопросов, связанных с обеспечением прав граждан и интересов СССР и образующих его государств, касающихся экономических, политических, военных, пограничных, гуманитарных и иных вопросов». С этой целью было решено «сформировать государственную делегацию Союза ССР для переговоров с Литовской Республикой, предоставить ей необходимые полномочия», а также «учитывая особую заинтересованность РСФСР и БССР, граничащих с Литовской Республикой, включить их представителей в указанную государственную делегацию Союза ССР». (Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. № 37. Ст. 1091.) Таким образом в отличие от республик, вышедших из состава СССР по Беловежскому соглашению и протокола к нему, никаких гарантий своей территориальная целостности при выходе из СССР Литва не получала.

Правда, РСФСР признала территориальную целостность Литвы еще до выхода последней из состава СССР. В Договоре об основах межгосударственных отношений между Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой и Литовской Республикой от 29 июля 1991 года указывалось, что стороны будут «уважать суверенитет, территориальную целостность и нерушимость границ в соответствии с принципами Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе». С другой стороны, встает, вопрос о юридической состоятельности этого договора с международно-правовой точки зрения. Ведь на момент его подписания ни РСФСР, ни Литва не являлись субъектами международного права. Однако, ратификация договора Верховным Советом РСФСР состоялось 17 января 1992 года, то есть после распада СССР и превращения РСФСР в независимое государство. Это создало предпосылки для обоснования действительности договора. 4 мая 1992 г. в Вильнюсе был проведен обмен ратификационными грамотами и договор официально вступил в силу.

В то же время, обращает на себя внимание юридическая несуразица, связанная со сроком действия договора. В статье 20 договора говорится «настоящий Договор заключается сроком на десять лет, за исключением статьи 1 Договора, срок действия которой неограничен. Действие настоящего Договора будет затем автоматически продлено на тот же срок, если ни одна из Высоких Договаривающихся Сторон не менее чем за шесть месяцев до истечения его срока не заявит путем письменного уведомления о своем желании не продлевать его или внести в него изменения». Получается, что договор должен прекратить свое действие 29 июля 2011 года. При этом статья 1, якобы, должна продолжать действие бессрочно. Но как это возможно? Договора нет, а статья действует? Видимо, российской стороне надо выступить с разъяснением, что она не может рассматривать статью 1, как действующую в отсутствие договора. Мало ли что могли нагородить Ельцин и его окружение, рвавшиеся в тот период к власти.

Наконец, в статье 17 договора стороны оставили за собой право «в рамках консультаций инициировать переговоры о целесообразности продолжения действия настоящего Договора или отдельных его статей». Одним словом, договор не исключает постановки вопроса о статусе Клайпеды, если того пожелает российская сторона. Таким образом, правовая двусмысленность, связанная с появлением данного договора, а также некоторые его положения делают его легкой мишенью для денонсации, отказа от него по окончании срока действия, либо внесения в него существенных изменений в интересах российской стороны.

Между тем, именно этот договор, лежал в основе другого важного документа, определившего принадлежность Клайпедского края Литве. Речь идет о Договоре о российско-литовской государственной границе от 24 октября 1997 г., где подтверждалась линия прохождения границы между Литвой и Калининградской областью. Примечательно, что данный договор довольно долго не ратифицировался Государственной Думой. Произошло это лишь 21 мая 2003 года. Причем голосование по договору было далеко не однозначным. За ратификацию проголосовало 268 депутатов, против - 138, воздержался - один. Таким образом, более одной трети депутатов выступило против. Если бы это было голосование в сенате США, то договор не был бы ратифицирован. Не случайно, в американской Конституции содержится требование об одобрении международных соглашений 2/3 голосов. Важно, чтобы по внешнеполитическим вопросам имелась поддержка подавляющего большинства нации. К сожалению, в российском законодательстве такое положение отсутствует.

Формально договор о границе вступил в силу в августе 2003 года после обмена ратификационными грамотами. Его характерной особенностью является то, что в нем не установлен срок действия, а это значит, что договор может быть денонсирован Россией в любой момент. Юридическим основанием для такого шага может послужить прекращение действия договора от 29 июля 1991 года.

Сейчас существует достаточно причин для пересмотра договорных отношений с Литвой. Многие действия этой страны находятся в прямом противоречии со взятыми ею на себя обязательствами в отношении России. Так, в преамбуле к договору об основах межгосударственных отношений говорится, что стороны решили «строить свои межгосударственные отношения на принципах дружбы, добрососедства, равноправия и взаимной выгоды в соответствии с общепризнанными нормами международного права на благо народов обеих стран». Ну и о какой же «дружбе», «добрососедстве», «взаимной выгоде» и «благе народов обеих стран» может идти речь, когда сейм Литвы официально выдвинул России требование о компенсации за т.н. «оккупацию» в размере 23,5 млрд. евро? Это более похоже на попытку устроить свои дела за счет русского народа и получить одностороннюю выгоду. К сожалению, МИД России как будто забыл об договоре от 29 июля 1991 года и не ссылается на него при тех или иных враждебных действиях Литвы.

Более того, доктрина «оккупации», разработанная литовскими властями заметно облегчает России юридическое обоснование возвращения Клайпеды. Ведь если нынешняя Литва – правопреемница довоенной Литвы, а не Литовской ССР, то и Клайпеда в ее составе на момент «оккупации» со стороны СССР отсутствовала. Следовательно, выходила Литва из состава СССР без Клайпедского края, а в договоре с РСФСР от 29 июля 1991 года признавалась территориальная целостность Литвы в границах 1940 г., то есть без Клайпеды. Думается, настало время для российских юристов-международников подробно рассмотреть эти вопросы. Российской же Госдуме по примеру литовского сейма надо принять закон, обязывающий правительство страны добиваться от Литвы возвращения Клайпедского края.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Андрей Грозин: «На каждую прибалтийскую глупость реагировать бессмысленно»

Было бы странно, если бы прибалтийские чиновники отреагировали нейтрально или, тем более, позитивно на проведение на Иссык-Куле летнего лагеря для школьников «Союз - наследники Победы». Вся балтийская постсоветская государственность основана на резком отрицании всех ценностей СССР, включая и память о Великой Отечественной и Победу.

Выборы в 12 Сейм Латвии

Для России эти парламентские выборы в Латвии, помимо прочего, были важны, прежде всего, тем, что Латвия в следующем году будет председательствовать в Совете ЕС. В этой связи наличие такой силы как «Согласие» в структурах ЕС и НАТО предстает в весьма выгодном свете.

Эйнарс Граудиньш: Внутренняя политика Латвии становится совершенно антирусской

Латышский политолог и правозащитник Эйнарс Граудиньш рассказал, произойдуит ли перемены во внешней политике Латвии в свете победы прорусской партии "Согласие" на парламентских выборах.

Латвия – для местных

Президент Латвии Андрис Берзиньш отложил на неделю решение вопроса о том, кто из лидеров партий, участвовавших в субботних выборах в Сейм, получит мандат на формирование нового правительства республики.

«Триумф воли» на русском поле

Полемические заметки о прошедших выборах.

Владимир Линдерман: Вернуть энергию русскому сопротивлению в Латвии может только Россия

4 октября в Латвии состоялись выборы в сейм. Наутро я, честно говоря, слегка оторопел, наблюдая дружный салют российских СМИ в честь победы на выборах «партии "Согласие", защищающей права русскоязычных». Ладно насчет «защитницы прав» — это вопрос интерпретации. Но откуда взялась «победа»?!

Латвийские выборы: победитель без победы

Победившую на выборах партию Ушакова решили не привлекать к созданию правящей коалиции.

Крейтусе: В европейском государстве «Согласие» формировало бы коалицию

В субботу 4 октября в Латвии прошли выборы в 12-й Сейм. Большинство голосов набрала партия «Согласие», которая при этом может остаться за бортом правящей коалиции.

Победа русскоязычных

Больше всего голосов на выборах в Сейм Латвии получила партия Нила Ушакова «Согласие».

О выборах президента в Литве

Казавшиеся на первый взгляд скучными и предсказуемыми выборы президента Литвы преподнесли немало сюрпризов.
Rambler's Top100

Copyright ©1996-2014 Институт стран СНГ.