Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Абхазия: Выборы Президента 2019

Абхазия: Выборы Президента 2019  далее »
23.09.2019
14:07:59
В Институте стран СНГ состоится семинар Экспертного клуба: «Украина – время перемен. Ожидания и реальность» далее »
12:14:33
Помощник Зеленского рассказал о невозможности федерализации Украины далее »
12:00:49
Додон собирается встретиться с Зеленским в США далее »
11:48:51
Путин поручил подписать соглашение о финансировании РФ модернизации ВС Абхазии далее »
20.09.2019
17:30:12
Константин Затулин принял участие в первой сессии новоизбранного Госсовета Республики Крым далее »
15:16:13
Киев объяснил отказ согласовать «формулу Штайнмайера» в Минске далее »
12:18:29
Лукашенко решил упростить визовый режим с Евросоюзом далее »
11:39:36
«Преемственность священных писаний» презентовали в Институте стран СНГ далее »
11:34:55
Россия и Молдавия договорились устранять барьеры в торговых отношениях далее »
11:11:50
Молдо-российской межправительственной комиссии сообщили об ограничениях в отношении ПМР далее »

Владимир Егоров о Расулевском клубе: "Проповедывать общечеловеческие ценности Ислама..." далее »

"Формула Зеленского" как отказ от минских соглашений. Постскриптум от 21.09.2019 далее »

Украинское досье: Газовая война грозит расколоть Европу далее »

Газовый вопрос. Время покажет. Выпуск от 19.09.2019 далее »

Шишкин: Эстония боится, что "старшие товарищи" за ее спиной договорятся с РФ далее »

Встреча "нормандской четверки" под угрозой срыва! 60 минут от 18.09.2019 далее »

Саммит в Анкаре: мнение экспертов далее »

Детали

Как террористы захватывают таджикские тюрьмы


23.05.2019 12:24:09

Андрей Валентинович Грозин

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ


перейти на страницу автора

В Таджикистане произошёл уже второй за полгода бунт в тюрьме. В обоих случаях, по данным правоохранительных органов, зачинщиками мятежей выступали осуждённые за терроризм с большими сроками. По мнению экспертов, таджикские власти не провели «работу над ошибками» после первого бунта, и налицо уже тенденция, когда тюрьмы республики превращаются в филиалы вербовочных лагерей террористов.

В результате вспыхнувшего мятежа в тюрьме строгого режима в таджикском Вахдате в 15 км от Душанбе были убиты трое сотрудников исправительного учреждения и 29 заключённых, сообщает «Радио Озоди». По данным Минюста республики, инициаторами бунта выступили члены «Исламского государства» (организация запрещена в России). Сред них — Бехруз Халимов, сын одиозного Гулмурода Халимова — экс-командира таджикского ОМОН, который в 2015 году уехал воевать в Сирию на стороне ИГ. Бехруз был арестован таджикскими спецслужбами в 2017-м. По данным силовиков, он поддерживал связь с отцом и тоже собирался направиться в САР.

По официальной версии, в тюрьме (известной, как «Кирпичная зона») вооружённые ножами и заточками заключённые напали на троих сотрудников колонии и освободили из штрафного изолятора восьмерых особо опасных преступников. Затем отбывающие срок за терроризм, видимо, для устрашения и демонстрации серьёзности намерений убили пятерых арестантов. Среди убитых по крайней мере трое — известные в Таджикистане оппозиционные деятели: Махсум Саттор (Саттор Самадович Каримов) — бывший член политсовета Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ, в республике считается террористической организацией), Саид Киемиддин Гози — в прошлом активный деятель «Объединённой таджикской оппозиции» и Саидмахдихон Сатторов — религиозный проповедник, самовольно объявивший себя имамом Махди, преемником Пророка, и осуждённый за многожёнство, вымогательство и надругательство над телами умерших.

В итоге зачинщики бунта подожгли медсанчасть, захватили в заложники несколько заключённых и стали требовать освобождения. Однако в ответ администрация тюрьмы пошла на подавление бунта: в результате действий спецназа, по официальным данным, «заложники были освобождены, при этом было ликвидировано 25 заключённых, 35 человек задержано».

Это уже второй подобный случай в исправительных учреждениях Таджикистана. В ночь на 8 ноября 2018 года спецслужбы подавили бунт заключённых в колонии строгого режима в Худжанде. Тогда погибли двое сотрудников исправительно-трудовой колонии и 18 заключённых. Зачинщики были осуждены на большие сроки по обвинению в террористической деятельности. В ходе расследования событий в Худжанде было отправлено в отставку руководство главного управления исполнения наказаний министерства юстиции Таджикистана, а восемь сотрудников колонии получили реальные сроки по обвинению в халатности.

Как отмечали порталу News.ru эксперты, в росте популярности идей «Исламского государства» в республике виноваты в том числе правящий режим президента Эмомали Рахмона — безработица и отсутствие социальных гарантий порождает недовольство населения. А зачистка правового поля от оппозиции и перевод ПИВТ в разряд террористических организаций при всей многочисленности её последователей толкает людей к радикализму из-за отсутствия легальных способов выразить протест.

Всё-таки для того, чтобы делать далеко идущие выводы о росте террористической угрозы в Таджикистане, мы располагаем недостаточным объёмом информации. Однако два масштабных бунта с десятками убитых в тюрьмах должны внушать опасения как таджикскому правительству, так и соседям республики. Видимо, в таджикской пенитенциарной системе дела идут не очень хорошо, и тюрьмы республики превратились в филиалы вербовочных лагерей. Понять, как такое вообще возможно, сложно. Тюрьмы в Вахдате и Худжане — исправительные учреждения строгого типа, в которых отбывают наказание люди, получившие 10-летние срок и больше. В вахдатской тюрьме отбывали сроки люди, осуждённые по террористическим статьям, это не простая тюрьма — своего рода аналог «Чёрного дельфина» в России. Вы можете представить себе подобный бунт в «Чёрном дельфине»? Я нет. Но в Таджикистане у осуждённых за терроризм, за которыми в тюрьмах, по идее, должен быть организован особый контроль, оказываются заточки и ножи, они берут заложников из числа надзирателей. Ничего подобного я в Центральной Азии не припоминаю — были бунты в Киргизии, были инциденты в тюрьмах в Казахстане, но это — разовые случаи. Они носили скорее криминальный, нежели террористический характер.

Очевидно, что в Таджикистане необходимо пересмотреть подход к отбыванию сроков людьми, обвинёнными в террористической деятельности. По бунту в Худжане таджикские власти пытались сделать какие-то выводы, в частности привлекли к ответственности работников исправительного учреждения за халатность. Однако сроки они получили относительно небольшие, это создаёт ощущение отсутствия масштабной «работы над ошибками». И сейчас есть риск, что единичные бунты примут системный характер. Не добавляет оптимизма тот факт, что события в Таджикистане накладываются на общую ухудшающуюся ситуацию с религиозным экстремизмом во всём мире, в том числе в соседнем Афганистане.

В то же время сами таджикские и другие среднеазиатские правоохранительные органы склонны преувеличивать масштабы «террористической деятельности» фигурантов дел по религиозному экстремизму, которые буквально пекутся как блины. Но сейчас в СМИ всё-таки просочилась информация о том, что один из организаторов бунта — сын одиозного террориста Гулмурода Халимова. Поэтому в данном случае есть основания доверять информации о том, что беспорядки организовали религиозные экстремисты, в том числе из «Исламского государства».

Андрей Грозин старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН

Никита Голобоков

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ.