Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Церковный раскол на Украине

Церковный раскол на Украине  далее »
16.11.2018
18:32:19
Константин Затулин принял участие в работе секретариата МАП в Египте далее »
18:28:32
Председатель ОВЦС посетил Посольство России в Каире далее »
12:45:05
Украина и США снова проголосовали против резолюции ООН о нацизме далее »
12:03:31
Азовское море могут закрыть для украинских судов далее »
11:50:40
Экс-глава СБУ не верит в победу Украины в случае войны с Россией далее »
15.11.2018
13:10:49
Минск настаивает на снятии Москвой всех ограничений в двустороннем сотрудничестве далее »
13:09:20
Путин заявил, что нынешние власти Украины не способны решить проблему Донбасса далее »
11:43:27
МИД Германии потребовал от Киева закрыть сайт «Миротворец» далее »
14.11.2018
12:19:18
Украинская православная церковь разорвала связи с Константинополем далее »
11:36:22
Спецслужбы рассказали о таджиках, давших “онлайн-клятву верности ИГИЛ” далее »

Шишкин: Хватит верить бредням, будто «Запад образумит Украину» далее »

Факельное шествие национализма. Новый день 15.11.2018 далее »

Провокация Порошенко. Новый день 14.11.2018 далее »

Украина: неправильное направление? Право голоса 14.11.2018 далее »

Открытый эфир от 14.11.2018 далее »

Встреча Путина и Трампа в Париже: мнения экспертов далее »

Депутат Госдумы провел в Сочи прием граждан далее »

Рубрика / Политика

Политолог рассказал о значении конвенции о статусе Каспийского моря


11.08.2018 12:08:52

Андрей Валентинович Грозин

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ


перейти на страницу автора

В воскресенье в казахстанском городе Актау состоится пятый саммит стран "каспийской пятерки" (Россия, Казахстан, Туркменистан, Иран, Азербайджан) на уровне глав государств. Главным ожидаемым событием станет подписание конвенции о правовом статусе Каспийского моря — документа, над принятием которого страны работали последние 22 года.

Историческое решение

По словам Грозина, столь длительный срок проработки соглашения объясняется переплетением геополитических, геоэкономических и геостратегических факторов, которые осложнялись разными национальными интересами стран пятерки.

"Каждая столица, откровенно говоря, настаивала на том, что конвенция должна базироваться на их подходе, то есть тянула одеяло на себя. Стремление отстоять национальные интересы – экономические, геополитические, экологические, даже за счет соседа – это трудно осуждать, потому что в области международной политики этические нормы малоприменимы, каждая сторона отстаивала свои национальные интересы, каждая сторона старалась получить максимально возможное при подписании документа", — заявил Грозин.

Эксперт пояснил, что все эти годы между странами шли споры по поводу положений, касающихся раздела Каспия, что упиралось в проблематику определения водоема как моря или как озера — в зависимости от этого его раздел между странами мог осуществляться на разной правовой основе.

"Упрощенно говоря, в пяти столицах смотрели по-разному на то, какие документы брать в основу определения водоема – озеро это или необходимо обращаться к мировой конвенции по морскому праву. Сейчас, насколько можно судить, стороны вышли на компромисс, создав некий гибрид – будет особый подход к определении зеркала моря и национальных секторов, получается нечто среднее между морским делением, с выделением шельфа, свободной экономической зоны, рыболовной зоны", — заявил Грозин.

В результате получается "совершенно уникальный документ".

"Если он будет действительно подписан, то это будет очень большой вклад в развитие в новейшей истории мировой дипломатии, потому что подобных сложных, долготекущих, потенциально опасных проблем в последние четверть века человечество не решало именно в многостороннем формате", — отметил собеседник агентства.

Иранский фактор

Отвечая на вопрос, почему согласование шло так долго, Грозин в качестве одного из примеров привел позицию Тегерана.

"Иранская позиция долгое время была фактором, который препятствовал подписанию конвенции", — отметил эксперт.

Он напомнил, что Иран придерживался особой позиции, потому что из-за очертания побережья иранская национальная зона оказывалась самой маленькой, что Тегерану на протяжении долгого времени казалось неприемлемым.

Некоторые эксперты объясняют корректировку позиции Тегерана изменением политического климата вокруг этой страны, прежде всего, давлением США, "которое якобы вынуждает Иран искать взаимопонимания с соседями". Однако, по мнению Грозина, "на самом деле все не так просто".

"Как мне представляется, Тегеран начал менять свою жесткую позицию несколько лет назад, когда американцы еще не помышляли о пересмотре ядерной сделки, еще при администрации позднего (Джорджа) Буша-младшего наметились изменения в иранской позиции. После того, как сменилось руководство в ИРИ, после проигрыша Махмудом Ахмадинежадом можно было заметить, что иранская позиция начала демонстрировать большую реалистичность", — пояснил собеседник агентства.

Он согласился, что определенное влияние давление на Иран и сложная обстановка на Ближнем и Среднем Востоке все-таки имеют: "Каспий – это не изолированный от мировых тенденций регион, и понятно, что появление новых геополитических трендов вокруг Ближнего Востока когда-то прямо, когда опосредованно влияет на то, что стороны меняют позиции".

В результате все стороны так или иначе пошли на компромисс. "Этот документ сложно назвать чьим-то выигрышем или чьим-то проигрышем. Все смягчили свои позиции, даже страны, которые по максимуму выиграют от определения рамок статуса Каспийского моря, я имею в виду Казахстан и Азербайджан", — заявил он.

Газ сразу не пойдет

Грозин пояснил, что и Россия пошла на определенные уступки в части положений, которые касаются прокладки подводных коммуникаций. Изначально Москва выступала за то, чтобы подводные коммуникационные сооружения строились с согласия всех пяти стран, теперь же в проекте документа отмечается лишь необходимость согласия стран, по дну территориальных вод которых будут проходить соответствующие сооружения, но при этом имеется требование передавать часть информации о маршруте такого сооружения, во-вторых, проект должен соответствовать экологическим требованиям соглашений, участниками которых являются страны пятерки.

"Но с другой стороны, во-первых, сегодняшняя конъюнктура не позволяет говорить, что появление конвенции будет серьезно влиять на практическую реализацию таких сложных проектов, как Транскаспийский трубопровод. Вопросы экологии остаются в центре внимания, в том числе они будут влиять на возможность или невозможность реализации таких проектов. Да, он становится более реализуемым отчасти, но мировые энергетические сюжеты, которые мы наблюдаем, я имею в виду колебания на рынках, и, шире говоря, судьбу большого количества таких проектов, не позволяют говорить, что сразу же после подписания конвенции европейцы начнут прокладывать трубопровод от Баку до туркменского побережья. Поэтому, думаю, что российским энергетикам не о чем пока беспокоиться", — считает Грозин.

По его словам, "появление конкурентного центральноазиатского газа на европейском рынке если и состоится, то не скоро, не в тех объемах и не в тех геополитических реалиях, которые мы видим сейчас".

Вопросы безопасности

"Безусловным плюсом" конвенции Грозин назвал подтверждение всеми пятью странами Каспийского моря статуса Каспия как водоема, на котором исключено появление внерегиональных военно-политических сил.

"Я думаю, что этот статус должен особенно сильно радовать именно Тегеран. Проблематика с военным транзитом на Каспийском море, американским в первую очередь, будет терять актуальность, тем более невозможно будет представить после появления конвенции иностранных военных на западном или восточном берегу Каспийского моря. Думаю, и для Москвы эта тема важна", — отметил он.

Что дальше?

Грозин подчеркивает, что хотя урегулирование статуса Каспийского моря является долгожданным событием, не стоит считать, что это решает все проблемные вопросы. Суть документа в том, считает эксперт, что он создает базу для дальнейшей совместной работы.

"Плюсом подписания конвенции для Москвы и других стран является создание базы, на основе которой будут решаться другие вопросы, потому что наивно было бы ожидать, что появится конвенция, и все вопросы снимутся", — заявил собеседник агентства.

По его словам, теперь эти спорные вопросы будут передаваться экспертам, в рабочие группы.

"Мы же увидим подписание базы, на основании которой в дальнейшем будет основываться переговорный процесс, который также будет идти немало времени. Но все страны каспийской пятерки получат возможность координировать свои действия, допустим, в рамках такого важного вопроса, как экологическая охрана, поскольку сейчас в этой сфере царят, мягко говоря, разброд и шатания", — пояснил Грозин.

То же самое, по его словам, будет происходить в сфере реализации транспортно-логистических проектов, в том числе в рамках китайской инициативы "Один пояс – Один путь", крупных проектов в сфере энергетики, транспорта в рамках ЕАЭС.

По словам Грозина, подписание договора действительно затянулось, но "это оправданно". Он отметил, что в условиях 1990 годов, осложненных конфликтами в регионе, документ проработать и подписать было непросто, а "если бы он делался по принципу "лишь бы был" любой ценой, то, скорее всего, он бы не работал".

"А у нынешнего, несмотря на нерешенность ряда конкретных вопросов, в том числе и по углеводородным месторождениям, границам, больше шансов, чтобы быть не просто бумагой, а стать практической основой для дальнейшего диалога вокруг Каспия", — подытожил эксперт.

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.