Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Судьба Большого Договора России и Украины

Судьба Большого Договора России и Украины  далее »
19.09.2018
18:25:44
Гражданам РФ в Эстонии не вписывают отчество в паспорта: Константин Затулин обратился в МИД далее »
16:05:36
Отдел по взаимодействию с РПЦ Института стран СНГ проведет архиважные Круглые столы далее »
14:04:56
Иностранцу будет сложнее заключить фиктивный брак с гражданином РФ далее »
12:50:42
Додон отправил в отставку двух молдавских министров далее »
12:45:23
Во Львовской области официально запретили русский язык далее »
11:45:17
Украина готовится к очередным совместным учениям со странами НАТО далее »
11:20:16
Сенат США одобрил увеличение военной помощи Украине до $250 млн далее »
18.09.2018
17:57:22
В Госдуме подготовят проект заявления по убийству главы ДНР далее »
13:22:19
В Абхазии выпустили первую в истории республики бумажную банкноту далее »
13:07:27
На Украине увидели в создании базы на Азовском море шанс «вернуть» Крым далее »

Россия и Турция: восприятие друг друга и пути преодоления стереотипов далее »

Мигранян оценила перспективы выхода Беларуси на рынок Центральной Азии далее »

К. Затулин: «А то мы продолжаем ужесточать нормы пребывания иностранцев. А они ведь делятся на две категории...» далее »

Украина пошла на разрыв. Право голоса от 18.09.2018 далее »

В Сочи корректируют генеральный план далее »

Киев = Константинополь? Вечер с Владимиром Соловьевым от 18.09.2018 далее »

Разрыв договора о дружбе между Украиной и Россией. Факты от 17.09.2018 далее »

Детали

Иран, Россия и текущие изменения региональной и глобальной ситуации


21.06.2018 14:57:08

28 мая 2018 г. в Институте стран СНГ состоялся совместный с Институтом политических и международных исследований (IPIS) МИД Исламской Республики Иран (ИРИ) семинар «Иран, Россия и текущие изменения региональной и глобальной ситуации». В этом семинаре с иранской стороны приняли участие иранские дипломаты во главе с Чрезвычайным и Полномочным Послом ИРИ в РФ Мехди Санаи и советником министра иностранных дел ИРИ Сейедом Расулом Мусави.

Открывая международный семинар, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы ФС РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, руководитель Института стран СНГ К.Ф. Затулин обратил внимание на то, что прежде США представляли собой консервативную силу, которая выступала за сохранение статус-кво. Однако в настоящее время эрозия политики Вашингтона приводит к тому, что принимаемые им внешнеполитические решения работают на дестабилизацию как региональной, так и глобальной ситуации.

Россию не может не беспокоить тот факт, что США, хлопнув дверью, вышли из договоренности по так называемой «ядерной сделке» с Исламской республикой Иран. Такая политика США не встречает понимания даже у их ближайших союзников. Так, Великобритания высказывает сомнения в успешности политики США на Ближнем и Среднем Востоке. И если в чем-то администрация США и последовательна, то только в том, чтобы обострять региональную ситуацию и по вопросу ядерного соглашения с Ираном, и из-за переноса своего посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Единственно, кто поддерживает Вашингтон по этим двум вопросам – это Израиль.

Вместе с тем, опасения вызывают не только политика США, но и намерения некоторых стран приспособиться к этой политике. В частности, у России вызывает обеспокоенность согласие Казахстана на создание в двух портах на Каспийском море, пусть и временно, транзитных (перевалочных) баз Вооруженных сил (ВС) США для доставки военных грузов в Афганистан. Безусловно, стоит обсудить с казахстанской стороной необходимость такого шага Астаны.

У России есть опыт сотрудничества с Ираном в Сирии. Однако необходимо понять, что история с так называемым «Исламским государством» не закрыта: есть желание продолжить его существование не только у США, но и у некоторых других стран. Причем интерес Института стран СНГ к ситуации в Сирии был обусловлен, в том числе, опасениями распространения вируса терроризма из Сирии на постсоветское пространство.

Константин Затулин отметил также, что в середине апреля 2018 г. Председатель Государственно Думы РФ Вячеслав Володин посетил ИРИ с официальным визитом, где он встретился с Председателем Меджлиса (парламента) ИРИ Али Лариджани. Продолжающиеся контакты между парламентариями наших стран, что будет способствовать срыву планов тех, кто желает породить между РФ и ИРИ конфронтацию, в том числе, и по вопросу религиозной принадлежности.

Что касается Армении, то для России не стало неожиданностью недовольство властями этой страны. Но мы не ожидали, что руководство Республики Армения (РА) откажется от сопротивления и сдаст власть в режиме «законного переворота». Россия заняла по этому вопросу нейтральную позицию, призывая стороны не идти антиконституционным путем. Одной из причин указанных событий стало нарушение Сержем Саргсяном своего обещания не баллотироваться на пост премьер-министра страны. Вместе с тем, представляется, что новые власти Армении во многом сохранят преемственность политики Армении – в силу ответственности за страну в условиях сложной глобальной ситуации. Так, действующее правительство не идет на шаги, которые казались очевидными – на досрочные выборы. Вполне возможно, что новые власти РА и Республиканская партия пришли к некому консенсусу.

В свою очередь, Чрезвычайный и Полномочный Посол ИРИ в РФ Мехди Санаи отметил, что в последние несколько лет развитие отношений между Ираном и Россией идет по нарастающей. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что наши президенты встречались 12 раз. Очередная встреча запланирована в июне в Циндао, во время саммита Шанхайской организации сотрудничества. Во время подобных встреч круг обсуждаемых вопросов не ограничивается только двухсторонним форматом, при этом затрагивают и региональные проблемы. Пример – сотрудничество наших на Ближнем и Среднем Востоке. То, чего мы добились, мы добились совместными усилиями. И когда т.н. «Исламское государство» чуть не захватило Ирак и усилилось по всей Сирии. Сейчас же совсем другая ситуация. При этом роль сотрудничества Ирана с Россией остается очень важной. И даже если наши отношения и не называются стратегическим партнерством, они имеют все характеристики стратегического сотрудничества. Иран и Россия имеют свои точки зрения на ситуацию в Сирии, но важно то, что есть взаимопонимание в трехстороннем – Иран-Россия-Турция – формате, и надо больше внимания уделять общим подходам, общим опасениям, пытаясь разрешить тактические разногласия.

Мехди Санаи затронул еще один аспект сотрудничества – подписание между ЕАЭС и Ираном Соглашения о зоне свободной торговле. Подобное соглашение кроме Ирана пока имеет только Вьетнам. Снижение в рамках этого соглашения тарифов и пошлин тем более взаимовыгодно, поскольку с 2017 г. между Ираном и странами-членами ЕАЭС наблюдается серьезный рост товарооборота.

Еще одна область сотрудничества – нефтегазовая. Здесь имеются перспективы для развития не только двухстороннего, но и регионального сотрудничества – в том числе и трехстороннего – в Ираке. Иран ведет переговоры с «Газпромом» по вопросу использования его возможностей для экспорта иранского газа. В связи с этим Мехди Санаи выразил надежду на скорое подписание соответствующего договора.

Не обошел Посол ИРИ и тему сотрудничества по Каспию. И для Ирана, и для России очень важно, чтобы внерегиональные силы не стали влиять на ситуацию в этом регионе.

Немаловажно и сотрудничество по созданию Международного транспортного коридора «Север-Юг». Президенты трех стран встречались в 2016 г. в Баку, в 2017 г. – в Тегеране. В настоящее время к реализации этого проекта идет привлечение компаний из многих стран, в том числе из Индии и Индонезии.

Что касается сотрудничества России и Ирана по АЭС «Бушер», то Мехди Санаи заметил, что реализация Бушера-2 и Бушера-3 идет даже с опережением планов на 2-3 месяца.

Посол Ирана прокомментировал часто задаваемые ему вопросы со стороны журналистов, в том числе и российских, о том, что оказывает ли влияние выход США из СВПД на участие России в совместных с Ираном проектах. По мнению иранской стороны - не влияет, поскольку у ИРИ и РФ имеются общие интересы, и обе страны находятся под санкциями США. Важно то, что выход США из этого соглашения никто не поддерживает, кроме известных малых государств (таких, как Израиль).

В заключение Мехди Санаи сообщил, что Мохаммед Казем Саджадпур, президент Института политических и международных исследований МИД ИРИ, к сожалению, не смог приехать в Москву, как было запланировано, но передает самые искренние пожелания всем участникам этого мероприятия.

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин в своем докладе «Взаимодействие России и Ирана в современных геополитических условиях» обратил внимание на то, что в сейчас очень динамично меняется геополитическая ситуация. Реальность такова, что вся активность США происходит не от их силы, а слабости. Если в 1960-е годы на долю США приходилось 40% от мирового ВВП, то сейчас – всего лишь около 15%.

Действия по рецептам ХХ века, особенно в формате мировых войн, сейчас невозможны ввиду наличия ядерного оружия, поэтому на первый план выходит стратегия локальных конфликтов. Именно в этом контексте можно отметить напряженность вокруг ядерной программы Северной Кореи, ситуацию на Украине и в Сирии. Эта стратегия использует два инструмента: так называемые «цветные революции» и полномасштабные провокации с использование СМИ.

Причем сейчас в «цветных революциях» используется не молодежь, а простой, но действенный механизм: навязывание крайне либеральной модели государства их коррумпированной власти с последующим ее обезволиванием в нужный момент. Где-то этот механизм срабатывает, где-то нет. Не срабатывает там, где нет масштабной коррупции или ее фактор минимизирован.

Если этот инструмент дает сбой – американцы переходят ко второму инструменту, к информационной агрессии. При этом Западу пришлось пожертвовать тем, чем он гордился – свободой слова. Ведь только при полном контроле СМИ возможны такие провокации, как «дело Скрипалей» или якобы имевшее место со стороны Дамаска применение химического оружия против мирного населения в Восточной Гуте.

Эксперт отметил, что наши страны, соседствующие на протяжении тысячелетий, накопили некоторые претензии друг к другу. И этой ситуацией могут воспользоваться в своих интересах далекие от нас страны, т.н. «страны моря». Однако в этой ситуации нам надо оставить разрешение этих противоречий на будущее.

По его мнению, нужно быстрее и энергичнее уходить от долларовой зависимости, создавать собственные экономические и финансовые структуры.

«Казахстанский синдром» показывает, что сколько бы ни говорили о праве государств на суверенитет, никуда не уйти от некоторой координации своей политики с союзниками, равно как и оказывать поддержку друг друга не только экономически, но и политически. В этой ситуации наш противник будет нам уже не столь уж и страшен.

Советник министра иностранных дел ИРИ Сейед Мусави в своем выступлении подчеркнул, что на таких встречах необходимо высказываться максимально транспарентно и находить решение общих проблем. По его словам, в настоящее время в Западной Азии (под этим в Иране подразумевают Ближний и Средний Восток) имеют место не только негативные, но и положительные тенденции. Так, парламентские выборы в Ираке прошли очень хорошо, и в стране ожидают существенное улучшение внутриполитической ситуации. И как бы ситуация в Ираке не развивалась, позиции США в этой стране обязательно ослабнут.

Успешно прошли парламентские выборы в Ливане, и сейчас там формируется правительство. В связи с этим Сейед Мусави заметил, что, во-первых, роль Королевства Саудовской Аравии (КСА) в отношении Ливана изменилась в положительную сторону, а во-вторых, Саад Харири, говоривший в Саудовской Аравии «удивительные вещи» и там же подавший в отставку, сейчас изменил свою риторику и вновь участвует в выборах в качестве кандидата на пост премьер-министра (25 мая он вновь был избран премьер-министром Ливана).

Что касается Сирии, то совместными усилиями Ирану и России удалось относительно стабилизировать ситуацию в этой стране, и если не возникнут новые факторы, позитивные изменения будут нарастать. Причем Ирак, Ливан и Сирия – это те страны, которые тесно сотрудничают с Ираном, именно они идут по пути стабилизации. И наоборот, там где присутствуют региональные союзники США – в Катаре и Йемене, - идет дестабилизация.

Сейед Р.Мусави отметил, что выборы в Турции и ситуация в Афганистане окажут влияние на весь регион.

С точки зрения Ирана, ситуация в Исламской Республике Афганистан (ИРА), конечно, вызывает обеспокоенность, как и активизация США в Центральной Азии. Относительно Казахстана и планов по размещению баз США надо указать, что действия Астаны противоречат договоренностям пяти прикаспийских стран по недопущению на Каспий ВС внерегиональных государств.

Некоторая напряженность в отношениях между Таджикистаном и Ираном является результатом деятельности Саудовской Аравии. На политику КСА в Таджикистане необходимо обратить особое внимание, чтобы не допустить вспышки терроризма – как в самом Таджикистане, так и во всей Центральной Азии. В частности, возможно присутствие боевиков т.н. «Исламского государства» в Узбекистане.

Что касается выхода США из СВПД, то иранской стороне с самого начала было ясно, что Днальд Трамп пытается разрушить все, что сделал Барак Обама, и соответственно, в Тегеране прогнозировали такое развитие ситуации. Но Иран старался сделать так, чтобы выход из СВПД США не привел к полному разрушению этого договора. По его словам, «Иран подготовил себя к самому худшему сценарию, но заинтересован, чтобы не было разрушено все здание сотрудничества».

Старший научный сотрудник сектора Ирана Института востоковедения РАН Владимир Сажин выступил с докладом «Ядерная сделка» с Ираном: что нас ждет дальше?». Как считает эксперт, СВПД можно рассматривать с разных сторон, но этот компромисс является большой заслугой Хасана Роухани и Барака Обамы (на самом деле и Владимира Путина, что на Западе стараются не замечать). А вот Дональд Трамп с самого начала искал в этом договоре уязвимые точки для критики, которая, в основном, сводится к следующему:

- отсутствие контроля за всеми объектами, которые могут относиться к ядерной программе Ирана (но эта роль возложена на МАГАТЭ, а не на США);

- отсутствие гарантии того, что Иран в конечном итоге не создаст ядерное оружие (в реальности такую гарантию никто дать не может);

- срок договора – 10-15 лет, но Иран неоднократно заявлял, что и по его окончанию готов оставаться приверженным его положениям;

- в СВПД нет запрета на продолжение программы по созданию и разработке баллистических ракет (нельзя смешивать в одну кучу эти две в целом разные проблемы);

- активная военно-политическая деятельность Ирана в регионе (больше Вашингтон беспокоит не активность Тегерана на Ближнем и Среднем Востоке, а усиление его регионального влияния).

В настоящее время все же сохраняется вероятность того, что Европа уговорит США оставить за ней возможность продолжения сотрудничества с Ираном. Кроме того, в отношении санкций против Ирана, ЕС сейчас повторил свой опыт 1996 г., когда заблокировал распространение санкций, введенных США против Кубы, на свои отношения с Гаваной.

Владимир Сажин указал, что развал СВПД нанесет серьезный удар по ООН, режиму нераспространения ядерного оружия, имиджу самих США, экономике ЕС и позициям Хасана Роухани в Иране (на СВПД основывалась вся его политика, и срыв договоренностей – это подарок радикальным силам в Иране).

Опасность ситуации с прекращением действия СВПД состоит в том, что власть в Иране может перейти к противникам сотрудничества с Европой, и они могут возобновить военную часть ядерной программы. США, Израиль и КСА в этом случае не останутся в стороне, и речь может идти о начале большой войны в регионе. В конечном итоге, разрушение СВПД – угроза мировой безопасности.

Заведующая отделом экономики Института стран СНГ Аза Мигранян представила свой доклад «Свободная экономическая зона между Евразийским экономическим союзом и Исламской Республикой Иран». По ее мнению, отношения между Россией и Ираном на мировом рынке нефти и газа можно охарактеризовать, с одной стороны, как конкуренцию, а с другой – как партнерство, в рамках которого можно найти общие компромиссные позиции.

За два года между Россией и Ираном было подписано около 40 договоров, из них в нефтегазовой сфере на сумму около 50 млрд долл. Представляется, что российские компании из-за заявления США по СВПД все-таки будут выходить из Ирана, за исключением тех, кто уже находятся под санкциями.

Между Россией и Ираном может начаться бурное взаимодействие в сфере расчетно-финансовых систем. В этом контексте можно отметить соглашение о взаимном распространении российской системы «МИР» и иранской платежно-расчетной платформы, что означает обход системы SWIFT в интересах малого и среднего бизнеса.

Недавнее заключение соглашения о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) с Ираном на переходный период в три года позволит не только снизить таможенные пошлины, но и, более широко, создать режим наибольшего благоприятствования во взаимной торговле, в которой ожидается рост в будущем году в 1,5 раза. Соглашение является своеобразным «мостиком» к ЗСТ+ в виде свободного доступа на рынки РФ и ИРИ.

Советник Министерства иностранных дел Нагорно-Карабахской Республики Арсен Мелик-Шахназаров отметил, что Арцах находился в составе Персидской империи на протяжении более 200 лет. Граница Арцаха с Ираном составляет около 135 км, а Армении с Ираном – 40. Но в силу известных причин в настоящее время торгово-экономические отношения Ирана с Арцахом идут через Армению. Тем не менее, есть и пример двусторонних прямых отношений – строительство ГЭС на пограничной реке Аракс. Он также напомнил, что еще в 1992 г. Иран выступил в роли посредника в урегулировании нагорно-карабахского конфликта.

Заместитель заведующего отделом Кавказа Института стран СНГ Сергей Саркисян в своем выступлении высказался по поводу текущего состояния и перспективы развития армяно-иранских отношений в свете оценки преемственности политики новых властей Армении; подписания ЕАЭС и Ираном в ходе Астанинского экономического форума Соглашения о создании зоны свободной торговли; перспективы проецирования санкций США в отношении Ирана на армяно-иранские отношения, в том числе и на функционирование ЗСТ «Мегри». Им были также рассмотрены возможные сценарии развития военно-политической ситуации в регионе в контексте эскалации или же частичного разрешения Нагорно-Карабахского конфликта.

Старший научный сотрудник Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН Николай Бобкин в своем докладе «Политика администрации Трампа в отношении Афганистана» отметил, что сейчас в Афганистане размещены враждебные Ирану военные контингенты: талибы, боевики т.н. «Исламского государства» и ВС США. На своем пике группировка ВС США достигала 120 тыс. военнослужащих, но к окончанию президентства Барака Обамы была сокращена до 8 тыс. чел. Дональд Трамп выступил с критикой своего предшественника, во-первых, за поспешный вывод части американских войск из Афганистана, во-вторых, за излишне высокие размеры финансовой поддержки режима Хамида Карзая: в 2018 г. на каждого военнослужащего из 14-тысячного контингента (ожидаемое количество на конец года) предусмотрены расходы по 5-6 тыс. долл., и дополнительно 780 млн долл. помощи по линии гражданских программ.

Концепции политического решения афганской проблемы у Дональда Трампа нет. Ошибки, допущенные США в процессе формирования ВС Афганистана и нежелание Вашингтона сотрудничать с Москвой ведут к постепенному ухудшению ситуации в стране и снижению боеспособности ее армии. То, что около 70% командного состава ВС ИРА составляют этнические таджики не находит понимание во многих провинциях страны, в первую очередь, у пуштунов. Причем за три года потери афганской армии увеличились в три раза.

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин представил доклад «Ситуация в Центральной Азии и перспективы российско-иранского сотрудничества». По его словам, Россия и Иран заинтересованы, по крайней мере, в сохранении имеющегося на сегодня уровне стабильности в Центральной Азии. При этом сейчас можно говорить о некотором периоде региональной разрядки. До недавнего времени Узбекистан пытался проводить экономическое и военно-политическое давление на соседей по региону для проведения выгодной для себя политики. Однако после смены президента, Ташкент изменил свою политику на более открытую и дружелюбную.

Вместе с тем, разгром т.н. «Исламского государства» создает для регионе новую опасную ситуацию: боевики мигрируют из Сирии не только в Афганистан, но и в центральноазиатские республики. Как следствие, ОДКБ и ШОС в своей деятельности все больше фокусируют свое внимание на трансграничных террористических угрозах.

Основную проблему в повестке дня России и Ирана по Центральной Азии Андрей Грозин видит в том, что пока не оформилось сотрудничество на институциональной основе.

Старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Александр Воробьев в своем выступлении отметил, что Таджикистан является частью персоязычного мира, и следовательно, он важен для Ирана. В настоящее время на Таджикистан оказывают влияние некоторые страны, и в первую очередь, КСА, что приводит к проведению в стране мероприятий антииранской направленности. Например, недавно был проведен митинг с осуждением т.н. «иранской гегемонии», а Совет улемов Таджикистана обвинил Иран в том, что тот намерен через своих провокаторов посеять в Таджикистане смуту и разрушить в республике мир и спокойствие. Более того, в 2016-2017 гг. Таджикистан открыто блокировал вступление Ирана в ШОС в качестве полноправного члена.

Ухудшаются и экономические связи между двумя странами: в 2016-2017 гг. двусторонний товарооборот упал до уровня в 100 млн долл. Эксперт отметил, что хорошие отношения сохранялись фактически только до тех пор, пока Ираном оказывалась Таджикистану значительная финансовая поддержка. А после ее существенного сокращения Душанбе стал переориентироваться на другие источники внешнего финансирования, в том числе и на КСА.

Однако Саудовская Аравия не вкладывает средства в крупные инфраструктурные проекты в Таджикистане, а ограничивается такими, как, например, укрепление берегов рек, строительство школ и реализация программ борьбы с распространением ВИЧ-инфекции. Как показывает практика, финансовое и культурное проникновение КСА приводит к росту радикальных настроений. Ни Россия, ни Иран в этом не заинтересованы. Кроме того, напряженность в двусторонних отношениях сказывается на региональных экономических проектах, в том числе в рамках китайской инициативы «Один пояс, один путь».

В краткосрочной и среднесрочной перспективе отношения между Таджикистаном и Ираном останутся напряженными. Выход из этой ситуации возможен, во-первых, через увеличение финансовой поддержки Таджикистана Ираном, а во-вторых, в усилении совместной политики России и Китая по изменению позиции Душанбе в отношении Ирана.

Ведущий научный сотрудник Центра партнерства цивилизаций МГИМО (У) МИД РФ Юрий Зинин выступил на семинаре с докладом «Сложный путь урегулирования сирийского кризиса». Он констатировал, что Россия фактически блокировала повторение в Сирии ливийского сценария. В то же время, по его мнению, политика США в отношении Сирии стремится показать, что смещение правящих властей может пройти и по более «позитивному» сценарию, который, однако, оказался на практике не столь удачным.

В настоящее время пик противостояния правительственных сил и оппозиции остался позади. В Сирии на сегодняшний момент нет эпицентра радикальных идей исламизма, но его очаги разбросаны по всей стране. Сплотить Западу оппозицию так и не удалось, ее финансирование пошло прахом, что обескуражило самих спонсоров. Ведущаяся против Дамаска информационная война направлена на то, чтобы выставить его изгоем и сорвать возможные с ним переговоры. В то же время, доверие к действующим сирийским властям остается высоким, о чем свидетельствует тот факт, что сразу же после освобождения армией очередного населенного пункта в него сразу же возвращаются его жители.

Заместитель директора, заведующий отделами Кавказа и евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ Владимир Евсеев в своем докладе «Российско-иранское взаимодействие в интересах урегулирования сирийского кризиса» предположил, что следующим направлением наступления правительственных сил будет провинция Дераа с целью ликвидации южной зоны деэскалации. В связи с этим необходимо минимизировать влияние Израиля и Иордании по противодействию предстоящей военной операции. По мнению эксперта, совместная политика России и Ирана по ситуации вокруг Дераа должна заключаться в сдерживании Израиля и выведения на нейтральное отношение Иордании. А в дальнейшем – постепенное выдавливание баз США, размещенных на юге Сирии.

На данный момент уже ликвидированы две зоны деэскалации – в северной части провинции Хомсе и в Восточной Гуте под Дамаском. Ситуация вокруг зоны деэскалации в Идлиба пока останется без изменения, поскольку России необходима поддержка Турции по вопросу давления на сирийских курдов. Причем события последних месяцев показали, что ПВО Сирии вполне способны нейтрализовывать ВВС Израиля.

Заведующий отделом по связям с Русской Православной Церковью Института стран СНГ Кирилл Фролов в своем выступлении с докладом «Цивилизационный диалог России и Ирана на основе православной и исламской эсхатологии» отметил, что для развития двусторонних отношений между Россией и Ираном в религиозно-духовной сфере необходимы контакты не только на уровне высшего духовенства, но и постоянное общение православной и мусульманской гражданской общественности.

По окончании дискуссии иранская делегация выразила пожелание продолжить встречи на экспертном уровне двух стран для развития научных и дружеских связей информационно-аналитических центров Ирана с Институтом стран СНГ и ведущими российскими экспертами – востоковедами.

В.В. Евсеев, С.Л. Саркисян 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.