Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Церковный раскол на Украине

Церковный раскол на Украине  далее »
13.11.2018
18:54:23
Константин Затулин поздравил лидеров Донбасса с убедительной победой на выборах далее »
18:45:18
Комитет Госдумы по делам СНГ внес предложения по реализации Концепции миграционной политики далее »
13:06:29
Украина и США договорились противодействовать "Северному потоку — 2" далее »
13:04:32
Послом Беларуси в России назначен Владимир Семашко далее »
12:08:17
США и Грузия договорились: военная база Вазиани снова станет аэродромом далее »
12:07:28
Холод заставил жителей украинского города захватить котельные далее »
11:37:33
Глобальные угрозы международной и национальной безопасности обсудили в Общественной палате РФ далее »
12.11.2018
14:35:17
Республиканская партия Армении примет участие в парламентских выборах далее »
14:34:32
Украинские раскольники отказались возглавить новую церковь далее »
14:33:42
На выборах в ДНР и ЛНР лидируют Пушилин и Пасечник далее »

Встреча Путина и Трампа в Париже: мнения экспертов далее »

Депутат Госдумы провел в Сочи прием граждан далее »

Бандера против Ватутина. Политический детектив 11.11.2018 далее »

Санкции России против Украины. PS от 10.11.2018 далее »

Санкции за Крым и Донбасс. Время покажет. Выпуск от 09.11.2018 далее »

США - Китай: война неизбежна? Право голоса от 8.11.2018 далее »

Филькина грамота. До самой сути от 8.11.2018 далее »

Рубрика / Религия

Молитвенное стояние в день памяти первого Константинопольского Патриарха Митрофана о единстве Русской Церкви


18.06.2018 12:20:11

Кирилл Александрович Фролов

Глава отдела по связям с Русской Православной Церковью и православным сообществом за рубежом Института Стран СНГ, Глава Ассоциации православных экспертов и Корпорации православного действия.


перейти на страницу автора

17 июня в храме св.Николая на Бересеневке его настоятель игумен Кирилл (Сахаров) отслужил молебен в день памяти святого первого Константинопольского Патриарха Митрофана о единстве Русской Церкви и вразумлении Константинопольского Патриарха Варфоломея. На молебне читались особенные молитвенные прошения о гонимой УПЦ и Блаженнейшем митрополите Онуфрии, о вразумлении Патриарха Варфоломея и покаянии и возвращении в Церковь Филарета и того,кто с ним. Присутствовали руководители Союза православных граждан, Ассоциации православных экспертов,»Руси Триединой» и Союза православных братств во главе с его легендарным главой Владимиром Осипов, более 20 лет отсидевшего за православную веру и православные патриотические убеждения, в том числе за русское «триединство» и отрицание «историософской мазепо-бандеровской ереси». Затем прошел Крестный Ход по Болотному острову и Молитвенное стояние у Креста мучеников Подкарпатской Руси , где выступили вышеупомянутые деятели православного гражданского общества. Игорь Друзь отметил, что в этот день на Киевской Руси хунта проводит гей-парад и в противовес ему исповедник Блаженнейший митрополит Онуфрий собирает верных Киевской Руси, на уничтожение которой и направлена авантюра Порошенко по созданию с помощью Патриарха Варфоломея униатской «Украинской поместной церкви»,которая не будет ни православной, ни благодатной. Владимир Осипов отметил, что заявления православных братств будут направлены Первоиерархам всех Поместных Церквей, ибо вмешательство Константинопольского Патриархата на каноническую территорию других Поместных Церквей, будь то на Киевской Руси или в Маедонии является угрозой всем Поместным Церквям, поэтому в своем докладе я отметил, что в Константинопольском патриархате с помощью таких «кривославных» богословов,как митрополит Прусский Ельпидифор или «канонический убийца» Православной Церкви в Америке, которую не признает Конст.Патриархат, ее член «бандеровец» Павел Гаврилюк, фабрикуется самая настоящая догматическая ересь против Догмата о Церкви,ересь «примата» Константинопольского Патриархата, осудить которую долженпдлинно Всеправославный Собор,который особенно уместен сейчас,когда мы отмечает 70 летие Московского Всеправославного Совещания 1948 года , созванного в противовес лжедолгмату о «примате» Константинопольского Патриархата, который уже тогда нанес удар по Церкви, признав обновленческий раскол в СССР. Общецерковное, общенародное, общегосударственное празднование столетия восстановления Патриаршества на Руси в 2017 году должно быть продолжено и в году 2018-м, когда отмечается 70-летие Московского Всеправославного Совещания 1948 года. Предвестником этого юбилея стала канонизация одного из отцов Московского Всеправослпавного Совещания архиепископа Серафима (Соболева), предупреждавшего о том, что нарушение принципа симфонии (говоря современным языком – стратегического партнерства) Церкви и государства является катастрофичным для России. Московское Всеправославное Совещание 1948 года должно было утвердить миссионерское лидерство Русской Церкви в православном мире, что особенно актуально сейчас, при становлении многополярного мира, неприемлющего антихристианскую глобалистскую диктатуру. Этот мир жаждет истины Православия, хотя мало о ней знает. Такую недоработку необходимо исправить. Московское Совещание 1948 года не выполнило своих стратегических задач, потому что поворот Сталина к Церкви был тактическим («Савл» так и не стал «Павлом»). Русская Церковь в ситуации временного послабления, а не полноценного взаимодействия с великим государством, не смогла в полной мере реализовать свой грандиозный потенциал.

Что касается выполнения долга православных христиан противодействовать ереси «примата» Константинопольского Патриархата и униатскому проекту «Поместной украинской церкви»,данный эталонный текст должен быть немедленно максимально распространен, повторен и растиражирован, стать основанием для канонической реакции всех Поместных Церквей против фабрикующейся ереси «примата» Константинопольского Патриархата и попыток на основании этой ереси сфабриковать по сути униатскую «Поместную украинскую церковь»:

http://teleskop-by.org/2018/06/04/zayavlenie-pravoslavnyh-bratstv-donbassa/

Недавнее «гомосексуальное» заявление епископа Константинопольского Патриархата Каллиста (Ура) за легализацию ЛГБТ -"браков"( http://www.orthodoxytoday.org/blog/2018/06/kallistos-ware-comes-out-for-homosexual-marriage/), да еще в виде предисловия к "гей-журналу должно стать поводом к церковному суду над Каллистом и поддержавшим его Константинопольским Патриархатом,тем более,что в семье Поместных Церквей есть «Судия Вселенной»- таков титул Александрийского Патриархата.

Немедленно должны быть переведены на греческий и все языки Поместных Церквей,на все мировые языки следующие книги

http://pravmagazin.ru/catalog/knigi/bogoslovie-istoriya/bogoslovskie-nauki/eklessiologiya/edinstvo-tserkvi_10197713/

(Сборник работ крупнейшего русского канониста XX века, профессора Сергея Викторовича Троицкого (1878–1972) посвящен осмыслению взаимоотношений православных поместных церквей, актуальным проблемам сравнительного богословия и канонического права.

«Церковь едина и потому, — писал профессор С.В. Троицкий, — что Она соборна, кафолична, то есть всеобъемлющая, обнимающая весь мир… И святость Церкви не связана с каким либо местом (Ио. 4, 21)… А если постановления всякой поместной Церкви вдохновляются Св. Духом, то как же она может быть подчинена какой либо перманентной высшей инстанции?» посему «фактическое первенство Константинопольского патриарха в Православной Церкви, никак нельзя считать ни канонически твердым, ни тем более неизменным».)

«К истории взаимоотношений Московского и Константинопольского Патриархов в 20м веке»

http://pub.pstgu.ru/10886.html

 (Автор: священник А.Мазырин, А. А. Кострюков
В предлагаемой читателю книге рассматриваются проблемные стороны взаимоотношений Русской и Константинопольской Церквей в XX в., в частности, поддержка Вселенской Патриархией обновленческого раскола в России в 1920 -1930-е гг., простиравшаяся вплоть до евхаристического общения ее официального представителя в Москве с безблагодатным псевдоцерковным сообществом. Канонические нарушения Константинополя, совершенные из соображений политической конъюнктуры, привели к фактическому разрыву с ним Московской Патриархии и оттолкнули от него Русскую Зарубежную Церковь несмотря на то, что ее тогда возглавлял большой почитатель Вселенского Престола митрополит Антоний (Храповицкий). В дальнейшем в связи с ликвидацией обновленческого раскола каноническое общение Москвы и Фанара восстановилось, но былой авторитет греческих Патриархов в России оказался основательно подорванным.)

Я продемонстрировал ролик о грандиозном «Православном Сопротивлении» в Новороссии униатскому проекту «Поместной украинской церкви»: https://www.youtube.com/watch?v=wtkqXIfaoxY&feature=youtu.be

Обратил внимание на то,что попытки папизма Константинопольского Патриархата и его вмешательства в дела других Поместных Церквей были жестко пресечены еще Пятым Вселенским Собором. Об этом подробно пишет проф.С.В. Троицкий в "Единстве Церкви". Тогда Конст,Патриарх тоже пытался лезть и даже проводил "дехиротонии" епископов. Константинопольскому Патриархату была четко очерчена его каноническая территория, части которой ,"Скифии", он в 1589 году сам не просто дал автокефалию, но и установил Московский,Великой,Малой и Белой России,"Третьего Рима" и всех Северных Земель Патриархат и сам в 1686 году НАВЕЧНО присоединил к нему Киевскую и Малой России митрополию.
Так что последние заявления п.Варфоломея по Киевской Руси и Македонии подпадают под суд Пятого Вселенского Собора и требуют Всеправославного Собора для суда над п.Варфоломеем, митр.Елпидифором и прочими пропагандистами "примата" Константинопольского Патриархата.

Нынешний Константинопольский Патриарх предает память своих святых предшественников.

Не все греки «лукавы суть»: идеолог создания Московского Патриархата святой епископ Арсений Элассонский (1550-1625) поднимал русское знамя от Львова до Суздаля.

Первая часть жизни святителя достаточно обычна- родился, учился, постригся в монахи. Самое интересное началось, когда в конце 1579 г. тот самый Патриарх Иеремия , который затем от имени Константинопольского Патриаршего Престола провозгласил Москву «Третьим Римом», вызвал Арсения в Константинополь и поставил священником патриаршего храма Паммакаристос. 21 февраля 1584 г. он был избран архиепископом Димоника и Элассона, в XVI в. входивших в Ларисскую митрополию, и с февраля 1584 г. до марта–апреля 1585 г. жил в Элассоне, после чего Патриарх Иеремия отправляет архиепископа Арсения в Россию. Это направление в 1584 году, за 5 лет до установления Московского Патриаршества, опровергает построения русофобских пропагандистов о том, что Иеремия ,якобы, «вынужденно» согласился на установление Московского и всей Великой, Малой и Белой России Патриаршества. Нет. Патриарх Иеремия и лучшие люди павшей Ромейской православной империи сознательно выращивали из Московской Руси преемника, «Северного Катехона» и убеждали православных русских людей на оккупированных Речью Посполитой землях идти под «Третий Рим» . И св.Арсений всю свою жизнь и «жизненную географию и миграцию единства Руси» посвящает этому.

В мае 1585 года Патриарх Феолипт Второй направляет архиепископа Арсения в Москву, он туда отправляется в 1568 году, но по дороге делает двухлетнюю остановку во Львове, где все свои силы тратит на православное русское образование и укрепление православного Успенского братства. Именно там Арсений создает первую грамматику русского языка: «Адельфотес, или наука о восьми частях слов в наказание многоименитому Российскому роду». Российскому, никакого «украинского» не было и быть не могло! Подняв православное братство и русскую школу во Львове (что было подкреплено строительством на средства московского царя Федора Иоанновича знаменитой Успенской «Ставропигийской» церкви во Львове), архиепископ Арсений присоединяется к вернувшемуся на Патриарший престол своему наставнику Иеремии вместе с ним (Иеремия ехал через Западную Русь, даже маршрутом символизируя ее единство с Москвой) едет в Москву устанавливать Московский, Великой, Малой, Белой России, «Третьего Рима» и Северных Земель Патриархат. И устанавливает,лично доставляет царю Федору акт избрания , остается в Москве, участвует в хиротонии и интронизации первого русского Патриарха Иова. Более того, он пишет поэму – апологию Московского Патриаршества: «Труды и странствования смиренного Арсения, архиепископа Елассонского, и повествование о создании Московского патриархата» и шлет Восточным патриархам депеши с констатацией того, что только Россия способна освободить Православный Восток и, вероятно, в результате этого освобождения Московский Патриархат в диптихе должен переместиться с пятого места на первое. Арсений переходит в клир Русской Церкви как титулярный архиепископ Архангельский и становится хранителем святынь Архангельского Собора Московского Кремля -усыпальницы русских царей, строителем Андроникова монастыря и многих московских храмов. Но в Смутное время Арсений из-за своего богатства, ему было, что материально терять, стал коллаборантом и это легло тенью на его биографию. Его падение было не окончательным и именно Арсений возглавляет московское духовенство, встречавшее русскую армию К.Минина и Д.Пожарского и принимает активное участие в избрании царя Михаила Романова. Также активно принимает участие в визите в Москву Иерусалимского Патриарха Феофана и разработке совместного с ним плана восстановления прерванной Брестской унией западнорусской православной иерархии,что Феофан и осуществляет в Киеве в 1620 м году. За деятельное участие в восстановлении православного русского дела на Западной Руси Арсению прощается его коллаборционизм в Смутное время. На Соборе 1620 года Арсений поддержал повторное крещение русских Западной Руси без исследования, где они были крещены в Православии или латинстве. Это решение было продиктовано тем,что в период после смерти двух епископов, не принявших унии и до 1620 года, когда была восстановлена православная иерархия Западной Руси, большинство русских там оказалось крещенными в унии,Собор постановил креститься «белорусцам, приходящим от Польского и Литовского государства в православную веру греческого закона». Термин «белорусец» относился не только к жителям Белой,но и всей Западной Руси от Малороссии до Латгалии. Последняя кафедра св.Арсения- Суздаль, где в 1688 году обретены его мощи, где они и поныне находятся и должны стать местом паломничества и русских Западной Руси, их «дезомбирования» от «бандеро-украинства» и «литвинства». Ну а деятельность св.Арсения во Львове принесла грандиозный плод.

«Православное миссионерское контрнаступление» на Запад, карпато-русское москвофильство XIX века.

Важнейшей частью миссии православного контрнаступления является освобождение от заблуждений униатства стран Кирилло-Мефодиевского ареала: Западной Руси и Восточной Европы

Православная традиция знает блистательные примеры такого «контрнаступления». Речь идет как о московском славянофильстве, так и о феномене карпаторусского духовного и национального возрождения. Православная миссия осуществлялась через воспитание и поддержку в лоне галицких, закарпатских, холмских и белорусских униатов мощных культурных сил, которые подготавливали возвращение в лоно отеческой Православной веры не отдельных личностей, а целые области и народы, возвращение отторгнутых западнорусских территорий в лоно материнского государства Российского.

Именно таким образом были возвращены белорусские и холмские униаты. Однако национальная катастрофа России 1917 года приостановила процесс возвращения Галицкой и Карпатской Руси. Между тем, карпаторусские просветители-энциклопедисты внесли огромный вклад в нашу культуру. Галицко и карпаторусское возрождение было искусственно подавлено в Австро-Венгрии путем первого в ХХ веке геноцида, когда на Галичине в концентрационных лагерях и прямо в городах и селах было уничтожено более 60 тыс. человек, идентифицировавших себя как русские и симпатизировавших Православию. Идеологическое обоснование этого геноцида было осуществлено марионеточной «австро-украинской» партией во главе с униатским митрополитом Андреем Шептицким — идейными предтечами нынешней «киевской хунты». Однако это тема для отдельной статьи. Данная же публикация является попыткой приоткрыть занавес молчания над выдающимися учеными и публицистами своего времени, определявшими духовный климат на галицко и карпаторусских территориях. Их наследие является прямым опровержением всякого рода сепаратистских теорий, ставших идеологией нынешнего украинского государства.

Галицко-русские просветители, подготовившие православное возрождение в крае:

1. Денис Иванович Зубрицкий (1777−1862 гг.), крупнейший историк православных братств Западной России, историк Галичины, видный деятель москвофильского лагеря.

2. Н. Л. Устианович (1811−1885 гг.)

3. А.И. Добрянский-Сачуров — «патриарх» карпаторусского возрождения, крупнейший историк, публицист, респондент А. С. Хомякова и К. П. Победоносцева. Национальный вождь галицко-русского движения, зачинатель движения за возвращение в Православие на Галицкой Руси.

4. А. С. Петрушевич (1821−1913 гг.).

«Будители Православия» на Галицкой Руси

1. Яков Федорович Головацкий (1814−1888 гг.). Крупнейший историк, филолог, этнограф, церковный деятель. Спасаясь от австрийских репрессий, переехал в Россию, где принял Православие как мирянин, будучи униатским священником.

2. Иоанн Григорьевич Наумович — духовный отец Галицкой Руси, историк, богослов, писатель. Изгнан из Австрии, переселился в Россию, приняв Православие как мирянин, будучи униатским священником.

Головацкий и Наумович закончились свою жизнь на Литовской Руси-в Вильне и поэтому им будут посвящены отдельные главы.

Мученики и исповедники Галицкой Руси

1. Отец Максим Сандович. Ревностный проповедник Православия среди карпаторусской народности лемков. Расстрелян австрийскими властями в 1914 году. Также были расстреляны все лемковские священники.

2. Семен Юрьевич Бендасюк. Церковный писатель. Вместе с о. Максимом Сандовичем был осужден австрийскими властями за одну только приверженность Православию.

3. Василий Романович Ваврик. Православный церковный историк Галичины, автор знаменитых «Талергофских альманахов», повествующих о массовых репрессиях австрийских властей против православных верующих и т.н. «москвофилов».

Галицкие и киевские православные апологеты XVII века: Памва Берында, Захария Копыстеский.

Карпаторусские просветители, «будители» национального и православного самосознания

1.А.В. Духнович (1803−1865) — знаменитый карпаторусский просветитель, историк, литератор.

2. И.И. Раковский (1815−1885). Священник в селе Иза. Оставаясь в лоне униатства, он подготовил свой приход к переходу в Православие. Знаменитый писатель, сторонник распространения русского языка на Подкарпатской Руси

4. Архимандрит Алексий (Кабалюк).

5. Игуменья Нина (Прокоп). Настоятельница Свято-Никольского монастыря в Мукачево. Святая исповедница, подвергалась пыткам и преследованиям со стороны австро-венгерских властей.

6. Схиархимандрит Василий (Пронин) (+1987 г.) Старец-подвижник Свято-Никольского монастыря в г. Мукачево и одновременно ученый-энциклопедист, автор уникальной работы «История Православия на Закарпатье от начала до наших дней».

7. Братья Алексей и Георгий Геровские. Известные деятели Карпаторусской Православной Церкви. Георгий — знаменитый карпаторусский филолог и историк, Алексий — политический деятель, юрисконсульт Сербской Церкви, защищавший религиозные и политические права карпатороссов.

Денис Иванович Зубрицкий

Крупнейший галицко-русский историк Денис Зубрицкий родился в 1777 году в селе Батятичи Жолковского уезда нынешней Львовской области. Систематическое изучение галицко-русской истории начал с исследований в области карпаторусского фольклора, опубликовав в 1823 году свою статью «О галицких народных песнях». В 1829 году Зубрицкий становится членом Ставропигийского института во Львове, выросшего из знаменитого Успенского православного братства, бывшего средоточием русской культуры.

В 1830 году он становится управляющим Ставропигийской типографией, упорядочивает архив ставропигии. Первый исторический труд Зубрицкого «Греко-кафолическая Ставропигиальная церковь во Львове и соединенный с ней Институт» был напечатан по-немецки во Львове в 1830 году. На то время это была уникальная работа, в которой было собрано все, что только было известно о Ставропигийском братстве и вообще о Галицкой Руси. В 1836 году на польском языке выходит книга Зубрицкого «Исторические исследования о русско-славянских типографиях в Галичине».

Тогда же начинается и активное научное и общественное сотрудничество Зубрицкого с Россией. В 1838 году в «Журнале Министерства народного просвещения» выходит его работа «О славяно-русских типографиях в Галиции и Ладомерии». Речь идет, в первую очередь, о типографии Свято-Успенского православного братства во Львове, основанной Иваном Федоровым, издавшего только на рубеже XVI—XVII вв. более 300 наименований православной апологетической литературы. В 1837 году выходит «Очерк истории русского народа в Галичине и церковной иерархии в том же королевстве»".

В то же время выходит знаменитая «Летопись Ставропигийского братства», появившаяся в России в «Журнале министерства народного просвещения». Работа является уникальным описанием истории создания и деятельности крупнейшего церковного Свято-Успенского братства по защите Православия и русской культуры от латино-польского геноцида.

В 1843 году Зубрицкий заканчивает работу над «Хроникой города Львова», однако австрийская цензура не пропустила рукописи, вычеркнув из нее те места, на которых Зубрицкий показывал факты угнетения галицких русских под польской властью (невозможно скрыть тот факт, что петербургская цензура зачастую выступала на стороне либералов и сепаратистов. Так, запрещались труды А.С. Хомякова — они впервые были опубликованы на русском языке только после его смерти. Работа Зубрицкого была отпечатана с купюрами. В 1862 году по просьбе его друга проф. М. Погодина дочь Зубрицкого Станислава выслала ему в Москву «Хронику» с рукописными добавлениями. По неизвестным причинам Погодин не издал полный вариант «Хроники». После смерти Погодина данный экземпляр был куплен Петроградской Публичной библиотекой" [1] ().

Московское общество истории и древностей Российских сделало все от себя зависящее для популяризации трудов Зубрицкого в России. В 1845 г. в Москве вышла «Критико-историческая повесть временных лет Червонной или Галицкой Руси до конца XV-го столетия», а 1847−48 гг. — «Начало унии». В 1852−55 гг. создан главный труд Зубрицкого «История древнего галичско-русского княжества».

В письме в Московское Общество истории и древностей Российских от 6 января 1853 года Зубрицкий изложил свои взгляды по главным проблемам галицко-русской истории:

«…Между тем думал я о составлении народной, для галичан понятной истории, и первым вопросом было: на каком наречии писать ее? Писать на галиматьи из польского и простонародного говора был ужас, было то же, что упрочать разладье в Русском языке; употребить церковно-славянское нельзя было… Следовательно решился я в первый раз в своей жизни писать на звучном, в российской литературе употребляемом и единственно чистом Русском языке, хотя впрочем еще и сам дурно на нем изъясняюсь. Я разсуждал, что лучше плоховато, как вздорно. И так начал я писать в 1849 тогда, когда едва 10 человек находилось в Галиции, которые разумели настоящее русское слово. Но я должен однако прибавить, что теперь уже и студенты пытаются писать чисто по-русски, хотя впрочем есть еще и партия старых невежд, осуждающих это стремление…

Вторым вопросом было: Откуда начать и как изложить эту историю так, чтобы она ответствовала потребностям и известным понятиям Галичских читателей…

Почти общее было мнение у менее образованных моих соотчичей, что наш Русский, и так называемый ими Московский или Российский народ есть два чуждые, различные между собой народы. Надо было разрушить этот предразсудок, надо было доказать, что в древние времена, невзирая на множество княжеств вся Русь составляла одну только целость, что князья того же самого рода господствовали и в Москве, и в Новгороде, в Киеве и Галиче. В том намерении необходимо было мне представить своим читателям родословную картину князей Рюрикова поколения, обладавших всей Русской землею, и тем способом предложить им так сказать на глаза происхождение и Русских вообще, и Галичских князей в особенности от одного и того же родоначальника… принялся я за составление Родословной, к первой части приложенной карты успел по крайней мере удостоверить Галичан, что их князья были одного рода с Московскими и другими Рюриковичами…» [2].

В 1852 году вышли первые два тома «Истории древнего галичско-русского княжества». В 1862 году в «Чтениях» Московского Общества Истории и Древностей Российских" вышла «Галицкая Русь в XVI столетии» Зубрицкого.

«История древнего галичско-русского княжества была запрещена» в Австрии, подписчики подвергались давлению властных структур. Однако трудности с распространением «Истории» возникли и в Петербурге, где активно действовали немецкое и польское лобби, открыто «сдававшие» русское движение в Галиции. Зубрицкий был членом многих научных обществ в России: членом-корреспондентом Петроградской Археографической комиссии, почетным членом Киевской временной комиссии для разбора древних актов, почетным членом Московского Общества Истории и Древностей Российских.

Зубрицкий вел обширную переписку с российскими учеными: Погодиным, Максимовичем, Бодянским и т. д., пересылал для публикации в Россию большое количество документов из архивов Ставропигийского Института во Львове, Львовской униатской консистории.

Переписка Зубрицкого представляет огромный интерес. Наиболее близким его респондентом в России был Михаил Погодин. В письмах Погодину Зубрицкий много пишет о политике австрийских властей по уничтожению русского самосознания и культуры. Например, в письме от 5 мая 1852 г. [3] Зубрицкий пишет: «Я писал, сколько сумел, на чисто русском языке, а этот язык подозревают у нас как симпатизирование с Московщиной. Сам тихий и смиренный журналец „Галицкая Зоря“ получил увещание, чтобы он не осмеливался употреблять московских слов под угрозой запрещения…» В письме к В. Ганке Зубрицкий писал: «Вы одобряете употребленный мною в Галичской истории. Я писал по-русски, ибо как немецкий, так и Русский один только есть Литературный язык».

Скончался Зубрицкий 4 (16) января 1862 года на 85 году жизни. Считается одним из самых выдающихся историков, в том числе и церковных, Галицкой Руси. Его работу по исторической апологетике православной и русской автохтонности Галицкой Руси положили начало «москвофильскому» движению, следующим этапом которого стало массовое возвращение карпатороссов в Православие.

Денис Иванович Зубрицкий (1777-1862) потомок галицко-русского дворянства. Был первым сознательным этнографом и историком Галицкой Руси. Его исторические труды имеют непереходящую ценность, ибо сожержащиется в них акты и документы раскрывают русскую и православную историю Галичины, служат убедательным аргументом против униатско-самостийной мифологии: 
1. Повесть временных лет Червонной Руси, 1850. 
2. Летопись Львовского Ставропигийного братства. Москва, 1850. 
3. Начало унии. Москва, 1850. 
4. История галичско-русского княжества, сродословной картиной русских князей, галицких в особенности. Львов, 1852-1855. 
5. Галицкая Русь в 17 столетии. Москва, 1862 г (Обратим внимание, сколько же книг было издаваемо в Москве, в первую очередь Михаилом Погодиным! Это к вопросу о подлинном отношении великороссов к истории и культуре Юго-Западной Руси ). 
Зубрицкий был последовательным сторонником монополии общерусского языка на Галицкой Руси. Очень актуально его письмо М.А. Максимовичу: "... Ваши мне сообщенные основательные и со систематической точностью изданные сочинения - откуда идет русская земля (полный заголовок: "Откуда идет русская земля? По сказанию Несторовой летописи и по другим старинным писаниям русским". Киев, 1837 г.) и исследование о русском языке ("критико-историческое исследование о русском языке". С.-Петербург, 1836) читал я с величайшим любопытством и вниманием. Вы опровергли сильным словом мечатетельные утверждения писателей и выдумки как о происхождении народа, тапк и о русском языке, которые мне всегда не нравились. По моему мнению, народ русский от берегов Тисы и Паннонии до берегов Волги, от берегов Вислы до Русского моря столь строго гонимый и истребляемый и могущественный в Европе, есть народ коренной в этом крае, а не пришелец, и я это по возможности в введении к Истории Червонной Руси изложить старался. Что касается до наречий русского языка, их есть бесчетное число, внимательный наблюдателей, странствуя по русской земле, найдет почти в каждом округе, даже в каждой деревне... различие в произношении, изречении,. даже в употреблении слов, и весьма естественно. По ичислении г-на Шмидель (Litteratrischer Anzeiger 1882 года), есть 114 наречий немецких, столь одно от другого расстоящих, что немец друг друга никак не разумеет, но язык есть всегда немецкий, и невзирая на сие, ученые немцы в Риге, Берлине, Вене и даже в Страсбурге употребляют в книгах и общежитии лучших обществ одно словесное наречие. Я бы желал, чтобы и русские тем примером пользовались. Относительно наименования русского народа многие полагают, что оно от варягов произошло. Для меня это не совсем понятно. Сомнительно, чтобы руссы галицкие или закарпатские в IX или X -ом столетии слышали когда-либо о варягах. Каким образом был бы в состоянии царь в Новгороде или Киеве владычествующий, принудить народ, рассеянный на таком обширном пространстве, оставить свое прежнее какое-либо прозвище и принять чужое, совсем неизвестное? Мы в Галиции уже 500 лет под иностранною властию, имя русское во время польского ига было предметом ругательства и поношения, но все напрасно, мы гордились своею назвою и происхождением и остались русскими. Это самое разумеется и о венгерских руссах..."(Путями истории т-2, издание Карпато-руского дитературного общества, Нью-Йорк, 1977 г). 
Русская троица (1834-1837). Три студента богословского факультета Львовского университета, Маркиан Семенович Шашкевич, Иван Николаевич Вагилевич и Яков Федорович Головацкий, назвав себя "русской троицей", впервые в Галичине в открытую заявили: как на небе Бог в Троице един, так на земле Русь триединая: Великая, Малая и Белая Русь - одна русская земля ( В.Г.Ваврик. Краткий очерк истории Галицко-Русской письменности, Лувен (Бельгия), 1968 г). 
Эта мысль удивительно пересекается со словами преподобного Сергия Радонежского: "Дабы воззрением на Святую Троицу преодолевать ненавистную рознь мира сего". 
Маркиян Шашкевич (1811-1843) вошел в историю как талантливый поэт, Иван Вагилевич (1811-1866) - к сожалению, перешел в польский лагерь, а Яков Федорович Головацкий (1814-1888) стал одним из первых энциклопедистов-просветителей Галицкой Руси, он проявил сильный характер и выдержку в борьбе с латино-польским начилием в крае. Никакие преследования, даже лишение кафедры во Львовском университете не заставили его согнуться перед деспотом Галичины - наместником поляком графом Анджеем Голуховским. Головацкого изгоняют из Галиции, он переселяется в Россию и будучи униатским священником принимает Св.Православие и присоединяется к Святой Церкви как мирянин (это к вопросу о "Таинствах" у латинян-еретиков). Перечислим крупнейшие произведения Головацкого: "Три вступительные преподавания о русской словесности" (1849 г.), "Начало и действование Львовского ставропигийского братства" (1860), "Памятники дипломатического и судебно-делового языка русского в Галицко-Волынском княжестве" (1868), "К истории Галицко-русской письменности" (1883), "О памятниках русской старины в Галичине и Буковине" (1871), "Этнографическая карта русского народонаселения в Галичине, Угрии и Буковине" (1876), "Народные песни Галицкой и Угорской Руси" (1878) и мн. другие. 
Анатолий Степанович Петрушевич (1821-1913) крупнейший Галицко-русский историк, этнограф, филолог, член русского Археологического обшества в Москве, доктор киевского университета Св.Владимира, член многих научных обществ в России. Автор фундаментальных, требующих скорейшего переиздания трудов: "Русь и Польша" (1849), "Львовская летопись" (1867), "Акты Ставропигийского братства" (1879) и шеститомник "Сводная галицко-русская летопись" (1874-1897). 
Невозможно пройти мимо крупнейшей фигуры не только Галицкой Руси, но всей России, зачинателя Православного возрождения, исполведника и просветителя Иоанна Григорьевича Наумовича (1826-1891). 
Сын учителя начального училища, Иван Наумович родился 26 января 1826 года в Козлове Камень-Бугского уезда. Окончив Львовский университет, сначала проникся идеями полонофильтсва и даже пытался завлекать русскую крестьянскую молодежь в польский легион. Однако крестьяне раз и навсегда выбили из головы Наумовича польские идеи. 
- "Кажется, вы - русская детина. Вам приличнее держаться с родным народом, чем служить его врагам" - заявили односельчане (В.Г.Ваврик "Краткий очерк") . 
И всю свою жизнь Наумович посвятил своему народу. И.Н. - один из талантливых и плодовитых галицко-русских писателей. Как выразитель идейных стремлений галицко-русского народа, он видел его спасение от гибели и польской неволи - в единстве со всем русским этносом. В 1866 г.Наумович заявил в Сейме: "Панове, вам не уничтожить Руси, она была, есть и будет! Все ее племена составляют один могучий русский народ, сходства нашего языка с языком отсальной Руси не уничтожит никто на свете: ни законы, ни сеймы, ни министры" ( Ф.Ф.Аристов "Карпато-русские писатели. Москва, 1916 г). Тогда же Наумович основывает многочисленные клубы трезвости, так как сознательное спаивание галицко-русского народа стало мощным экономическим рычагом лишения его земли. Винная монополия находилась в руках у иудеев, они же, в основном, содержали сельские корчмы и скупали наделы спившихся крестьян. Это привело к тому, что в начале XX века на Буковине практически не осталось русских землевладедьцев (Екатерина де-Витте "Путевые впечатления. Буковина и Галичина". Киев, 1904 г). 
Наумович создает также просветительское общество им.М.Качковского, которое открыло более одной тысячи читален, библиотек и кооперативов. Девизом общества было: "Наука", в задание которого входило распространение в народе правдивых знаний о русской Церкви, литературе, культуре, государстве. Венцом его деятельности стал открытый переход прихода о.Иоанна Наумовича в селе Гнилички в Православие в 1882 году. Сразу после этого австрийские власти устраивают политический процесс - "дело Ольги Грабарь". Наумович арестован и судим за государственную измену. Римский папа персонально отлучил Наумовича от костела. Вышедши из тюрьмы, Наумович, лишенный сана и прихода, присоединяется к Св.Православной Церкви и переселяется в Россию, в "мать городов русских" - Киев, где продолжал свою работу как писатель и журналист в духе Хомякова, Аксакова, Погодина, Киреевского, Данилевского и др.славяно-русских православных патриотов. Наумович разработал план эвакуации подвергающихся геноциду галичан на Кубань. Он внезапно скончался в Новороссйске, осматривая место будущих поселений. Есть версия, что он был отравлен иезуитами. Он был действиетльно более чем опасен для них, ибо стал настоящим народным вождем Галицкой Руси - тысячи людей шли к Наумовичу даже с житейскими советами. 
Похоронен он н знаменитой Аскольдовой могиле в Киеве отданной нынешними "мазепинцами" униатам. Подобный процесс происходит и на Подкарпатской, Угорской Руси. Там великим русским национальным просветителем является А.В. Духнович (1803-1863) ("Русь едина - одна мысль в душе" - был девиз Духновича), подвизается целая плеяда угро-русской интеллигенции- 
энциклопедист, писатель Иван Сильвай (1834-1904), писатель, ун.священник Иван Раковский (1815-1885) - зачинатель Православного движения на Угорской Руси, Юрий Иванович Венелин (1802-1837). 
Венелин не только угро-русский просветитель, но и вождь болгарского национального возрождения. С его диссертации "Древние и ыннешние болгары в политическом, народописном, историческом и религиозном отношении к России". началась болгарская нац.осв.борьба. 
Немало трудов посвятил Венелин и вопросу единства России. Полемизируя с украинскими сепаратистами, он писал: "Дивный Русский язык, единая Русь носит первоисточник в Южной Руси, и только позже вследствие перемещения политческого центра переменился и центр культурный, чем, впрочем, до некотороой степени оба центра выровнялись в заслугах о великую русскую литературу и Великую Россию." Венелин по протекции Михаила Погодина переселяется в Москву и становится учителем в семье Аксаковых Именно он во спитал братьев Аксаковых славянофилами. Таким образом, идеология русского православного славянофильства зародилась в подъяремной Подкарпатской Руси и оттуда была перенесена в Москву. 
Крупнейшим карпато-русским деятелем был Адольф Иванович Добрянский-Сачуров (1817-1901). Добрянский - политический лидер угро-руссов, писатель и историк. Он составил "Проект политической программы для Руси Австрийской" (1871), был респондентом К.П.Победоносцева, имп.Александра III. 
В предисловии к "политической программе" Добрянский четко пишет, что "русский народ, живущий в Австрии, является только частью одного и того же народа русского - имет одну с ним историю, одни предания, одну литературу и один обычай народный." В "Программе" Добрянский еще в 1871 году предупреждал о неизбежности войны России с воссоединившейся Германией, и справедливо указывал, что только сильная единая неделимая Россия в союзе с православно-славянским блоком способна противостоять германизму. Добрянский в своей работе "О западных границах Подкарпатской Руси, со времен Св.Владимира" (1880) указал на западные этнографические границы русского народа. Следует отметить, то в 1882 году вместе с Иоанном Наумовичем за веру Православную была судима дочь Добрянского - Ольга Грабарь (фамилия по мужу) и сам был на скамье подсудимых, однако, был оправдан. Далее Добрянский в ответ на иезуитско-австрийские попытки раскола русского народа, проявлявшиеся в запрете Православия и русского языка, в переименовании русских в "рутенов", пишет работу "Наименование автро-угорских русских" (1885 г.). Эта работа является уникальным памятником русского национального самосознания, в которой поставлены все точки над j в вопросе об имени нашего народа, разбиваются польские теории о неславянском происхождении великороссов и т.д. А.И.Добрянский был замечательный богослов. Живя на правослано-католическом пограничье (формально оставаясь в лоне униатства, он полемизировал с Толстым, написав по просьбе Российского Синода труд "Календарный вопрос в России и на Западе" (1894), полностью разгромив сторонников "нового стиля". Общую характеристику взглядов Добрянского приводит его друг и зять проф. А.С.Будилович: "Добрянский был горячим поборником сохранения языка церковно-славянского в богослужении славян, а отчасти и в духовной их литературе, по историческому его значению и по близости к этикологическим основам славянской речи" ( "Об основных воззрениях А.И.Добрянского", СПб-1901;Ф.Ф.Аристов "Карпато-русские писатели", Москва (1916).
В постепенном же распространеии между латинствующими славянами Кирилловской графики он видел одно из важнейших условий их сближения с письменностью славян православных, а вместе как бы внешний барьер против слияния с народами Запада, аналогичный юлианскому стилю в счислении времени (Добрянский предлагал православное контрнаступление на Запад, которое должно предворяться русской кульурной экспансией, основой которой явл. церковно-славянский язык. К.Ф.). 
По этим же причинам с крайним скептицизмом относился Добрянский к старым и новым попыткам испортить традиционную Кирилловскую орфографию, усматривая в этом козни врагов Православия и славянства-иезуитов и польской шляхты, проявившиеся при насильственном введении в галицкие школы чтения и письма по запутанной и невеженственной фонетической системе. 
Добрянский был непримиримым врагом и языческого раскола в среде ветвей русского народа. Возникновение и распространение у малороссов и червоно-россов особого образованного языка, как бы плеонастического дублета для языка Пушкина и Гоголя, он считал предательской изменой и вековым преданиям русского народа, и кровным интересом как самого этого народа, так и всего греко-славянского мира.. Добрянский считал, что южно-русский литературный сепаратизм мог стать причиной гибели некоторых окраинных ветвей славянизма, ослабил бы его русский центр и, следовательно, стал бы как-бы авангардом германизма в борьбе с грекославянским миром". 

Работа великих галицко- и карпаторусских простветителей подготовила и массовое возвращение карпатороссов к Православию. На Подкарпатской Руси двжиение началось в селе Иза, где служил Иван Раковский - угро-русский писатель, русский патриот. Сам оставшись униатом, он воспитал свой приход в Православной вере. В 1903 г. село Иза целиком перешло в Православие, затем стали переходить тысячи людей, одно село за другим. В Закарпатье духовным дилером православных русских сел стал иеромонах Алексей (Кабалюк), на Галицкой Руси - священномученик Максим Сандович. По сведениям львовского униатского журнада "Нива" к 1914 г. во Львовскй иепархии около 400 священников были предрасположены к переходу в Православие. Еще до 1914 г. православное движение охватило соседние с Россией уезды, смежные с Буковиной: Косовский, Снятинский и почти все уезды Лемковщины. Например, Сокальский уезд. В нем перешли Стенятин, Светаров, Городиловичи, Завишня, Боратин, Теляж, Доброчин, Конотопы, Кунява, В Жолковском уезде Смеряков, Туринка, Честыни... В некоторых селах Зборовского уезда православных священников на руках носили из храма в приходский дом (Протоирей Юрий Процюк. "На пути к Православию",ЖМП 1976 № 9.). 
Ватикан и Автро-Венгрия были, мягко говоря, недовольны. И решили принять меры. 

От какой же черты следует отсчитывать "успехи" самостийничества? Тут надо сказать, что существует тема, о которой наши оппоненты знают, но предпочитают умалчивать. Широкая же публика о ней вообще не осведомлена. Речь идет, с одной стороны, о русском национальном возрождении Галицкой и Карпатской Руси в ХIХ-ХХ веках, а с другой - об австро-венгерском геноциде русских (политических процессах над "русофилами", концлагерях и массовых казнях, унесших более 60 тыс. жизней) и о роли "украино-австрийской партии" в вышеназванном черном деле.

О масштабах русского национального возрождения в Галиции красноречиво свидетельствует собравшая более 100 тыс. подписей русских галичан петиция в Венский парламент: "Высокая палата! Галицко-русский народ по своему историческому прошлому, культуре и языку стоит в тесной связи с заселяющим смежные с Галицкой землей малоросским племенем в России, которое вместе с великорусским и белорусским составляет цельную этнографическую группу, то есть русский народ. Язык этого народа, выработанный тысячелетним трудом всех трех русских племен и занимающий в настоящее время одно из первых мест среди мировых языков, Галицкая Русь считала и считает своим и за ним лишь признает право быть языком ее литературы, науки и вообще культуры. Доказательством этого является тот факт, что за права этого языка у нас в Галиции боролись такие выдающиеся деятели , как епископы Яхимович и Иосиф Сембратович, ученые и писатели Денис Зубрицкий, Иоанн Наумович, Устианович,Дедицкий, Головацкий, Площанский, Добрянский, Петрушевич, Гушалевич, из младших же-Залозецкий, Свистун, Хиляк, Мончаловский, Иван Левицкий, Дудыкевич, братья Марковы,Вергун,Яворский,Святитский,Глебовицкий,Глушкевич,Полянский и многие другие. Общерусский литературный язык у нас в Галиции в повсеместном употреблении. Галицко-русские общественные учреждения и студенческие общества ведут прения, протоколы, переписку на русском литературном языке. На этом же языке у нас сыздавна издавались и теперь издаются ежедневные повременные издания, как: "Слово", "Пролом", "Червонная Русь", "Галичанин", "Беседа", "Страхопуд", "Издания Галицко-русской матицы", "Русская библиотека", "Живое слово", "Живая мысль", "Славянский век", "Издания общества имени Михаила Качковского", расходящиеся в тысячах экземпляров". Далее в петиции приводились требования свободы изучения и преподавания русского языка, истории и права на русских землях, входивших в состав Австро-Венгрии (Ф.Аристов. Карпато-русские писатели. Т. 1. - Москва, 1916).

Столь же динамично стал развиваться процесс возвращения униатов в православие (на крупные церковные праздники до 400 крестных ходов прорывалось через австрийскую границу в Почаевскую лавру).

В ответ на рост русского возрождения в подвластных ей областях Австро-Венгрия развязала геноцид.

Сначала было проведено несколько показательных процессов над священниками и мирянами, переходившими в православие и говорившими по-русски. Это так называемые "Процесс Ольги Грабарь" (1882), первый и второй Мармарош-Сигетские процессы (1912-1914) над закарпатскими крестьянами, целыми селами переходившими в лоно Православной Церкви (более 90 человек осуждены, тысячи же крестьян несколько лет жили на осадном положении), процесс Максима Сандовича и Семена Бендасюка (1914), процесс доктора богословия Ф. Богатырца и "Дело братьев Геровских" на Буковине (1912-1914).

Затем, когда разразилась первая мировая война, начался массовый антирусский террор. Была создана сеть концлагерей. (Самый известный из них - Талергоф, близ г. Грац в Австрии.) В первое время было уничтожено более 60 тыс. человек, более 100 тыс. бежали в Россию, еще около 80 тыс. было уничтожено после первого отступления русской армии, в том числе уничтожено около 300 униатских священников, заподозренных в симпатиях к православию и России. Эти сведения приводит польский депутат Венского парламента А.Дашинский. (Все русские депутаты этого парламента были расстреляны.) ("Временник", Львов, 1938 г.)

Вот что писал об этих событиях галицко-русский историк В. Ваврик: "Австро-мадьярский террор сразу на всех участках охватил прикарпатскую Русь...Наши братья, вырекшиеся от Руси, стали не только прислужниками Габсбургской монархии, но и подлейшими доносчиками и даже палачами родного народа... они исполняли самые подлые, постыдные поручения немецких наездников. Достаточно взять в руки украинскую газету "Дiло", издававшуюся для интеллигенции, чтобы убедиться в этом окончательно. Сокальский уезд был поленом в глазах "украинских патриотов", поэтому доносы с их стороны сыпались на русских людей, как град из черной тучи... Педагог Стенятинский выдавал видных, деятельных крестьян в околице... В селе Маковисках на своих прихожан доносил священник-униат Крайчик. В селе Сосница "мужи доверия" украинцы Михаил Слюсарь, войт Михаил Кушнир и другие донесли на своих односельчан, на основании их доноса крестьян повесили... Двоих - Николая Смигоровского и Андрея Гардого мадьяры-уланы привязали к своим седлам и волокли четыре километра до села Задубровы и обратно, потом повесили на вербах. В Станиславской тюрьме на Дуброве расстрелы шли с утра до вечера...Талергоф... В дневниках и записках талергофских невольников имеем точное описание этого австрийского пекла. Первую партию русских галичан пригнали в Талергоф 4 сентября 1914 года. До зимы 1916-го в Талергофе не было бараков. Сбившийся в кучу народ лежал на сырой земле под открытым небом, выставленный на холод, мрак, дождь и мороз... Священник Иоанн Мащак под датой 11 декабря 1914 года отметил, что 11 человек загрызены вшами. По всей талергофской площади повбивали столбы, на которых довольно часто висели и без того люто потрепанные мученики, происходила "анбинден" - славная немецкая процедура подвешивания за одну ногу. Изъятий не было даже для женщин и священников...Но все-таки пакости немцев не сравнятся с издевательствами своих же. Немец не мог так глубоко влезть своими железными сапогами в душу славянина-русина, как этот же русин, назвавший себя украинцем, вроде официала полиции г. Перемышля Тимчука, доносчика и палача, который выражался о родном народе как о скотине. Он был правой рукой палача Пиллера, которому давал справки об арестантах. Тимчука, однако, перещеголял другой украинец - униатский попович Чировский, обер-лейтенант австрийского запаса... Все невольники Талергофа характеризуют его как профессионального мучителя и палача". (В.Ваврик. Терезин и Талергоф. - Филадельфия, 1966 г.)А вот свидетельство еще одного узника Талергофа, М.А. Марко: "Жутко и больно вспоминать о том тяжком периоде близкой еще истории нашего народа, когда родной брат, вышедший из одних бытовых и этнографических условий, без содрогания души становился не только на стороне физических мучителей части своего народа, но даже больше - требовал этих мучений, настаивал на них... Прикарпатские "украинцы" были одними из главных виновников нашей народной мартирологии во время войны" (Галицкая Голгофа. - США, Изд. П.Гардый, 1964).

[1] И. Е, Левицкий. Галицко-Русская библиография. т.1 стр. 24

[2] Ф.Ф. Аристов «Карпаторусские писатели», М., 1916, стр.36−37

[3] Письма к М. П. Погодину из славянских земель. Москва, 1880, вып.3, стр. 587 и Ф. Ф. Аристов Цит.соч., стр.41 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.