Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Судьба Большого Договора России и Украины

Судьба Большого Договора России и Украины  далее »
21.09.2018
17:22:08
Украинская прокуратура хочет лишить русский язык статуса регионального в Донбассе. далее »
17:11:50
Затулин о запрете русского языка во Львове: Ненависть к РФ выливается к ненависть ко всему русскому далее »
16:27:40
Украина направила ноту о непродлении договора о дружбе с РФ далее »
12:58:51
Константин Затулин поздравил с Днем рождения Владислава Суркова далее »
20.09.2018
12:05:23
НАТО призывает активизировать урегулирование карабахского конфликта далее »
12:04:16
Украина пригрозила Венгрии из-за тайной выдачи паспортов в Закарпатье далее »
11:54:16
Порошенко: Мы ликвидируем российский Черноморский флот в Крыму далее »
11:42:57
МИД ПМР: Народ Приднестровья уже определил судьбу своей страны далее »
11:38:08
Игорь Додон: Способ реинтеграции Приднестровья будет решаться через референдум далее »
19.09.2018
18:25:44
Гражданам РФ в Эстонии не вписывают отчество в паспорта: Константин Затулин обратился в МИД далее »

Политический, дипломатический, духовный и языковой раскол: куда дрейфует Украина? далее »

Дружбе конец. Чем грозит разрыв большого договора? далее »

Россия и Турция: восприятие друг друга и пути преодоления стереотипов далее »

Мигранян оценила перспективы выхода Беларуси на рынок Центральной Азии далее »

К. Затулин: «А то мы продолжаем ужесточать нормы пребывания иностранцев. А они ведь делятся на две категории...» далее »

Выборы губернатора в Приморье. Время покажет. Выпуск от 19.09.2018 далее »

«Форт Трамп» в Польше. Время покажет. Выпуск от 19.09.2018 далее »

Рубрика / Общество

Учебная тревога. Почему детей мигрантов не пускают в российские школы


14.03.2018 11:20:14

Многие московские школы дискриминируют детей иностранных граждан, запрашивая у них документы, которые для устройства в общеобразовательные учреждения не требуются. Школы пытаются выполнять функции полиции, проверяя миграционный статус родителей таких детей. Однако, отказываясь принимать детей мигрантов, администрации школ нарушают право детей на доступ к образованию.

Айнагуль родом из Бишкека, в России работает с 2006 года. Она замужем, и у нее двое детей. Вместе с мужем они уже заработали на дом, однако вернуться на родину не могут – хорошую работу в Киргизии найти очень сложно. Поэтому супруги решили пока по-прежнему жить в России и в июле 2017 года привезли сюда двоих детей – 8 и 9 лет.

Как и у большинства мигрантов, регистрация Айнагуль и ее мужа сделана не по месту проживания, а в одной из контор, оказывающих подобные услуги. С июля 2017 года родители пытаются устроить детей в школу – и везде получают отказ. Причины в разных школах приводят разные. В одних говорят, что регистрация сделана не по месту проживания. В других указывают на то, что регистрация оформлена не на весь год. Но, во-первых, регистрация регулярно продлевается. Во-вторых, никакие особенности регистрации не могут быть основанием для того, чтобы не брать ребенка в школу.

Так или иначе, но дети Айнагуль пока не могут получать образование в России.

Знай язык и имей регистрацию

Надо заметить, что право на образование всех людей, проживающих в России, закреплено законодательно. Статья 43 конституции РФ гласит: «Каждый имеет право на образование». То же самое утверждает статья 5 закона об образовании: «В Российской Федерации гарантируется право каждого человека на образование». Более того, в статье 78 этого же закона особо оговаривается: «Иностранные граждане обладают равными с гражданами Российской Федерации правами на получение дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования».

Однако в реальности право иностранных граждан на образование регулярно нарушается. Проблема, касающаяся недопуска детей в школы, становится все более острой, а количество обращений в Комитет «Гражданское содействие» по этому вопросу все время возрастает. Чаще всего детей не берут учиться из-за того, что у семьи нет правильно оформленной регистрации или документов, подтверждающих право людей на пребывание в РФ. Какие именно это должны быть документы, решает почему-то школа.

О том, как обычно зачисляют ребенка в школу, «Фергане» рассказал основатель образовательного клуба «Билим» Максатбек Абдуназар уулу. В «Билиме» не только готовят детей мигрантов к школе, но и помогают устроить их в образовательные учреждения.

– При приеме в первый класс действует определенный порядок: приоритет отдается детям, проживающим на закрепленной за школой территории, – говорит Максатбек. – Однако порядок этот действует с зимы до конца июня. С 1 июля и до 5 сентября устроиться в первый класс имеют право все дети, вне зависимости от места проживания. Что же касается всех остальных классов, кроме первого – тут действует открытый прием в течение всего года.

Однако, – уточняет Максатбек, – чтобы подать заявление в школу, нужно зайти на портал услуг города Москвы mos.ru и указать там некоторые свои данные. В частности – место регистрации: без этого заявление не будет принято. Это правило действует на mos.ru круглый год и для поступающих во все классы. Если в школе есть свободные места, то в течение пяти дней после подачи заявления родителей ребенка приглашают на ознакомительное мероприятие. С собой необходимо иметь пакет документов: паспорт, свидетельство о рождении, регистрацию, а для иностранных граждан – также документ, подтверждающий право на пребывание в России. Если у родителя нет одного из этих документов, в школу его детей, скорее всего, не примут.

– Если с документами все в порядке, ребенка в школе могут протестировать, – продолжает Максатбек. – Тестирование проводится не для того, чтобы отсеивать детей, а чтобы понять реальный уровень их знаний и, по возможности, облегчить им учебу. Во-первых, образовательные программы в России и странах Центральной разные. Во-вторых, ребенок может плохо знать русский язык и ему будет трудно понимать учителя. В этом случае ребенка могут отправить не к сверстникам, а в младшие классы. Для детей это почти всегда травма, поэтому лучше пройти собеседование и тестирование как можно раньше. Если у ребенка не хватает каких-то знаний и навыков, можно будет подготовиться к школе заранее.

Исходя из своего опыта, Максатбек Абдуназар уулу утверждает, что главные условия для принятия ребенка в школу – хорошее знание русского языка и наличие регистрации.

– Я встречался со многими директорами школ. По моему ощущению, они не против детей-мигрантов. Однако им нужна регистрация на случай, если кто-то надумает проверить учебное заведение и учеников в нем, – говорит Максатбек.

Школа контролирует мигрантов

Если же регистрации нет или она не совпадает с реальным местом проживания, ребенка часто просто лишают права ходить в школу. Аналитик Комитета «Гражданское содействие» Константин Троицкий рассказал «Фергане», что в 2017 году в Комитет обратились граждане одиннадцати стран, дети которых столкнулись с нарушением их права на образование. Самая распространенная причина отказа в зачислении – отсутствие регистрации по месту жительства или пребывания.

– Многие директора почему-то считают, что, записывая ребенка в школу, иностранные граждане должны доказывать законность своего пребывания на территории России, – говорит Троицкий. – Однако право ребенка на образование – это всеобщее право. И такая позиция директоров школ противоречит реализации этого права.

С 2014 года с претензиями о нарушении права на образование в Комитет обратились родители 196 детей. Наибольшее количество обращений пришлось на 2017 год – 42 семьи, имеющих 61 ребенка школьного возраста. Надо сказать, что из этих детей пятеро уже учились в школе. Однако у них вдруг начали требовать свидетельство о регистрации – в противном случае угрожали отчислить из школы. Родители же остальных 56 детей столкнулись с банальными отказами: их просто не хотели зачислять.

Необходимость доказывать «право на пребывание» автоматически лишает доступа к образованию детей тех трудовых мигрантов, у которых по каким-то причинам нет необходимых документов. Кроме того, из системы образования выпадают дети беженцев, которым было отказано в получении легального статуса, а также те, кто не смог обратиться за предоставлением убежища.

Чиновники управлений образования и директора школ почему-то берут на себя функции миграционного контроля, но при этом не знают правил документооборота. Так, они не берут в расчет ни свидетельство о подаче обжалования об отказе в предоставлении или продлении временного убежища, ни справку о рассмотрении заявления о предоставлении временного убежища. А ведь это документы, доказывающие легитимность пребывания человека в РФ.

В музей и театр можно, в школу – нет

Недавно в Комитет обратился гражданин Узбекистана Баходыр (имя изменено – прим. «Ферганы»). Он подал заявление на получение статуса беженца в России. Пока заявление находится на рассмотрение, мужчина попытался устроить своего 16-летнего сына в московскую школу. Вместе с Баходыром на прием к администрации школы сходила юрист-волонтер Комитета. Однако даже это не помогло: несмотря на наличие мест, школа отказывается принимать ребенка, который не только превосходно владеет русским языком, но и является призером олимпиад. Причина отказа – якобы неопределенный статус Баходыра в России. Более того, с Баходыра потребовали разрешение на временное проживаниев РФ. Однако никаких законных оснований для такого запроса нет. Нигде не сказано, что в школу может быть принят только тот ребенок, чьи родители уже получили разрешение на временное проживание. Таким образом, требование предоставить РВП нарушает права ребенка и иностранного гражданина.

Вот показательный отрывок из диалога юриста и представителей школы. (Стиль разговора сохранен – прим «Ферганы»).

Школа: У нас есть свободные места, но я все равно сделаю отказ, потому что нет пакета документов, который обеспечивает доступ к услуге образования. Не хватает документа, который подтверждает законное пребывание на территории РФ.

Юрист: Такой документ есть.

Школа: Это документ, что заявитель сдал документы на рассмотрение статуса беженца, а нужен именно документ беженца.

Юрист: Однако существует закон о доступе к образованию.

Школа: Он распространяется на граждан РФ.

Юрист: Он распространяется на всех граждан!

Школа: У него есть справка, что он подал документы на подтверждение статуса беженца. Это законное пребывание в Москве: он может посещать музеи, театры и ходить по городу, но он не может получать услуги в сфере образования, так как на это расходуются бюджетные средства.

Юрист: В законе написано: «в России гарантируется право каждого человека на образование».

Школа: От нас требуют полного предоставления документов. Если нет регистрации, что мы должны делать? Мы же попадаем в ситуацию, когда нас будут проверять и наказывать.

Юрист: Какое в итоге будет основание отказа?

Школа: Не предоставлены сведения, нужные для зачисления ребенка в школу. Нет документа о предоставлении временного убежища.

Однако это не конец истории – юристы собираются подавать жалобу в прокуратуру и, возможно, в суд. Ситуацию комментирует пресс-секретарь Комитета «Гражданское содействие» Дарья Манина.

– Обстоятельства отказов иной раз бывают очень странные. Вот вам пример. Во время онлайн-регистрации ребенка в детский сад родитель указал неверный адрес. Ему тут же пришел автоматический ответ, что адрес постановки на миграционный учет не подтвержден. При устройстве же ребенка в школу администрация часто просит доказать, что мигрант живет по указанному при заполнении электронной анкеты адресу. Если выясняется, что регистрация на самом деле оформлена по другому адресу, ребенка могут не принять в школу. О чем это говорит? Вероятнее всего, о том, что образовательные учреждения используют принадлежащие МВД РФ базы постановки на миграционный учет.

Конечно, школа школе рознь. Некоторые школы готовы отстаивать право ребенка на образование. Но, к сожалению, пока это редкость.

– В 2014 году сотрудники ФМС нашли в одной из школ Ростовской области ребенка, у родителей которого не было документов, – продолжает тему Константин Троицкий. – Семью выдворили, а школу оштрафовали на том основании, что ребенок не имел права там учиться. Однако администрация школы подала в суд и в 2016 году выиграла его. Выиграть ей помогло обращение к международным конвенциям и российским законам, гарантирующим право любого ребенка на образование. Отдельно было отмечено, что в обязанности школы не входит проверка документов ребенка и родителей, доказывающих их право пребывания на территории России.

Обязательно или дополнительно?

Как рассказали юристы, при отказе принимать детей школы часто апеллируют к Приказу № 32 «Об утверждении Порядка приема граждан на обучение по образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования». Пункт 9 этого приказа гласит: «Родители (законные представители) детей, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, дополнительно предъявляют документ, подтверждающий родство заявителя (или законность представления прав ребенка), и документ, подтверждающий право заявителя на пребывание в Российской Федерации».

Однако с этим приказом возникает две проблемы. Первая заключается в том, что школы распространяют этот приказ на всех детей, хотя он относится только к тем, кто поступает в первый класс. Вторая проблема состоит в том, что слово «дополнительно» школы трактуют как «обязательно». Именно эту формулировку Комитет в 2015 году обжаловал в Верховном суде, который подтвердил, что документы предоставляются «по желанию».

Верховный Суд РФ постановил, что «отсутствие регистрации у родителей и/или ребенка, предъявление которых носит дополнительных характер по отношению к личному заявлению родителя (законного представителя) ребенка, в том числе подаваемому в форме электронного документа, не может являться основанием для отказа в приеме ребенка в образовательную организацию при наличии в ней свободных мест».

Школа обычно выбирается родителями по месту проживания или пребывания. Однако в приоритетном порядке в школу рядом с домом записываются те, у кого есть регистрация. Таким образом, классы в школе могут быть полностью укомплектованы и свободных мест в ней не окажется. Это законная причина для отказа. Однако в этом случае человек имеет право обратиться в вышестоящую инстанцию – Управление по делам образования Москвы. Оно должно предоставить информацию о наличии свободных мест в ближайших школах.

– Проблема еще в том, что школы иногда требуют регистрацию на год или даже по форме 3.8, – рассказывает Троицкий. – Правда, форма 3.8 выдается только гражданам России. Однако это мало кого останавливает. Среди прочего, была у нас история с гражданами Украины. Сами они жили и работали в Новой Москве, их дочь взяли в столичную школу и тогда никаких проблем не возникло. Однако через два года пришло время отдавать в первый класс и сына. И вот тут школа отказалась принимать мальчика – из-за того, что регистрация родителей оформлена была на срок в три месяца, а не на год. Но, во-первых, регистрация постоянно продлевалась. Во-вторых, раньше у этих же родителей с точно такой же регистрацией спокойно взяли в школу девочку. При содействии юристов нашего Комитета отец написал жалобу в Департамент образования Москвы, прокуратуру и Следственный комитет. Прокуратура встала на сторону ребенка. Тогда школа заявила, что у них нет свободных мест. Мы подали в суд, проиграли в первой инстанции, подали во вторую – словом, готовились к затяжной борьбе. Но тут вдруг в школе свободное место все-таки нашлось…

То ли сверху сигналят, то ли сами не хотят

По мнению сотрудников Комитета, основная проблема состоит не в формулировке законов, регламентирующих сферу образования, а в том, как эти законы трактуются.

– Возможно, в каких-то случаях сигналы не пускать детей мигрантов подаются школам сверху, – говорит Дарья Манина. – В других ситуациях на решение вопроса влияет личное отношение сотрудников школ к мигрантам. Министерство и департаменты образования должны бы разъяснять школам, что иностранцы имеют право учиться в РФ независимо от того, есть ли у них регистрация или документ, подтверждающий право на пребывание в России. Вместо этого они либо сами препятствуют поступлению детей мигрантов в школы, либо закрывают глаза на то, что школы неверно трактуют Приказ №32.

Константин Троицкий замечает, что им приходилось неоднократно общаться с представителями Департамента образования.

– У них, – говорит Троицкий, – есть целый комплекс неправовой аргументации, который находится вне представлений человека о праве на образование. Они говорят, что бюджетные деньги выделяются только на тех, кто проживает в Москве. Или, например, утверждают, что только регистрация дает возможность отыскать ребенка в случае необходимости. При этом они не принимают в расчет, что регистрация может заканчиваться. И это не говоря уже о том, что миграционный контроль вообще не входит в сферу деятельности школ.

Тем не менее, если иностранный гражданин хочет устроить ребенка в школу, юристы советуют брать с собой сопровождающего, который хорошо говорит по-русски и имеет представление о процедуре зачисления в российские школы.

– Этот вопрос сложно решить людям, которые плохо ориентируются в законодательстве, – говорит Константин Троицкий. – Кроме того, мигрант мигранту рознь. Отношение к мигрантам из Центральной Азии более предвзятое, чем, например, к гражданам Украины. Хотя, к сожалению, и те, и другие сталкиваются с нарушением их прав. Поэтому лучше всего им ходить на собеседования в сопровождении юристов. («Фергана» писала, что в Комитете и Волонтерском центре Сахаровского центра работают волонтеры, которые готовы бесплатно оказывать помощь мигрантам.) Надо знать, что закон – на их стороне и не бояться бороться за право своих детей получать образование.

Когда школы начинают проверять миграционный статус родителей, они берут на себя функции полиции и тем самым нарушают закон. Отказ принимать детей в школы по надуманным поводам также является нарушением – как российских законов, так и международных конвенций. К сожалению, мигранты редко знают свои права и еще реже могут их отстаивать, опасаясь, что за активную жизненную позицию их подвергнут давлению или даже депортируют. Однако совместная деятельность самих мигрантов и правозащитных организаций вроде Комитета «Гражданское содействие» может серьезно улучшить ситуацию в целом ряде вопросов – особенно таких важных, как отстаивание права на образование.

Екатерина Иващенко

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.