Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Ситуация на Украине

Ситуация на Украине  далее »
09.12.2019
11:20:49
Мусульмане и православные обсудили вызовы традиционному укладу семьи далее »
10:40:40
Соратник Ельцина рассказал о просьбе Донбасса и Крыма в 1991 году далее »
10:37:16
Посол Белоруссии сообщил число согласованных «дорожных карт» с Россией далее »
06.12.2019
14:18:41
Роль и место “четвертой власти” далее »
11:12:22
Киев заявил о взыскании с «Газпрома» $2 млрд далее »
10:37:44
Гражданам Украины запретят выезжать в Россию по внутренним паспортам далее »
10:34:59
Украина сообщила о срыве переговоров с Россией по транзиту газа далее »
10:32:00
По итогам встречи в Париже может быть принят документ необязывающего характера далее »
05.12.2019
15:56:03
В Киеве судят «священника» «ПЦУ» далее »
15:00:39
В Институте стран СНГ обсудят встречу Нормандской четверки далее »

Политолог объяснил слова Путина о Болгарии и "Турецком потоке" далее »

На Украине взбунтовались: Зеленский и Кабмин прячутся от вопроса рынка земли. "Кто против?" Эфир от 05.12.2019 далее »

Мигранян: взаимоотношения в рамках ЕАЭС дают странам бесценный опыт далее »

Протокол позора. Обложка. Эфир от 05.12.2019 далее »

Ситуация в Сирии в американской зоне оккупации: взгляд правозащитников и экспертов далее »

Есть контакт! 60 минут от 04.12.2019 далее »

Собрание Объединения православных учёных далее »

Рубрика / Политика

Нужен ли Шанхайской организации сотрудничества Афганистан?


23.01.2009

ИнфоШОС 

На этот и другие вопросы корреспондента ИнфоШОС Дмитрия Ошанина отвечает известный ученый-афганист, директор регионального филиала Института стран СНГ в Бишкеке, доктор исторических наук Александр Князев.

- Александр Алексеевич, в последнее время все чаще можно услышать о том, что США готовятся увеличить свое военное присутствие в Афганистане. Как скажутся намечаемые шаги Вашингтона на политике Шанхайской организации сотрудничества, которая изначально создавалась как инструмент обеспечения безопасности стран, непосредственно граничащих с Афганистаном или затронутых афганской проблематикой?

А. Князев. Действительно, в 2009 году Вашингтон намерен увеличить численность американского военного контингента в Афганистане на 20-30 тысяч человек. Тема афганского урегулирования объявлена одним из важнейших приоритетов внешнеполитического курса президента США Барака Обамы. Учитывая, что в настоящее время в Афганистане в рамках военной операции США и НАТО уже находятся порядка 70 тыс. военнослужащих из 11 стран антитеррористической коалиции, можно говорить, что иностранная военная группировка в Афганистане, по своей численности, максимально приблизится к количеству советских войск в этой стране в 1987 –1989 годы.

За семь с лишним лет, прошедших с начала операции коалиционных войск, союзникам не удалось добиться мало-мальски заметных военных успехов. Более того, на мой взгляд, своими действиями они окончательно поставили крест на собственно внутриафганском урегулировании. Насколько известно, командование коалиционных сил готовится в ближайшее время провести масштабную операцию против талибов в афгано-пакистанском приграничье.

Как скажутся намечаемые шаги Вашингтона на политике ШОС? Пока никак. Но что ожидает в таком случае Афганистан? Ответ прост: ничего хорошего. Афганская проблема не имеет военного решения. И печальный советский опыт двадцатилетней давности, и опыт колониальных британских войн XIX и начала XX веков говорят о том, что "навести порядок" в Афганистане силой оружия, и уж конечно методами насильственного насаждения "демократии", не удастся.

Пошел восьмой год с начала вторжения американо-британских, а затем и натовских войск в страну, и сегодня совершенно очевидно, что они "завязли" в Афганистане. Даже приближенно мы не можем говорить о том, что им как-то удалось решить проблемы безопасности. Количество производимых в стране наркотиков выросло в десятки раз. И, судя по всему, эти проблемы только будут нарастать.

Для достижения целей внутриафганского урегулирования нужен длительный, обстоятельный и компетентный переговорный процесс с той частью антиправительственных группировок, которых мы обобщенно называем талибами. Он будет очень сложным. Но нужно искать компромиссы, вести переговоры, находить подходы. И афганским властям, однозначно, надо отказываться от предложенного Западом политического устройства страны и создавать свою модель, соответствующую национальному менталитету, исторической традиции, сложной этнополитической и конфессиональной структуре афганского общества.

- В июне 2008 года на Иссык-Куле прошла международная конференция по афганскому урегулированию. В качестве основного переговорщика и участника этого процесса впервые предполагалась ШОС. Что с тех пор удалось сделать в этом направлении?

А. Князев. Целью конференции была выработка экспертного мнения по поводу участия ШОС в процессе афганского урегулирования. Сама тема была задана Владимиром Путиным на бишкекском саммите ШОС в августе 2007 года. Мы предполагали, что на душанбинском саммите в августе 2008-го она будет продолжена. Но августовские события на Кавказе в какой-то степени заслонили афганскую тематику, хотя она и рассматривалась на саммите глав государств ШОС в Душанбе. Тем не менее, был принят ряд промежуточных решений, связанных с афганской темой.

Кстати, большим плюсом иссыккульской конференции стало то, что, пожалуй, впервые при рассмотрении "афганского вопроса" в контексте участия ШОС, ученые и эксперты из стран ШОС попытались выработать решения с участием собственно афганской стороны. Впервые в форуме международного уровня приняли участие представители самых разных этнических групп Афганистана, правительственных структур и оппозиции.

- Какова точка зрения России на афганскую проблематику? И есть ли по этому поводу коллективное мнение ШОС?

А. Князев. Коллективного мнения у ШОС пока нет. Что касается России, то в политических, военных кругах, экспертном сообществе уже давно и достаточно четко сформулированы две точки зрения. Одна из них состоит в том, что американцы, проводя операцию в Афганистане, снижают уровень угроз, исходящих из этой страны, для Центральной Азии и России. Согласно другой точке зрения, американцы решают в Афганистане свои геополитические и экономические задачи, и это не имеет ничего общего с афганским урегулированием и тем более - с обеспечением безопасности стран региона. Я убежденный сторонник второй точки зрения.

Среди сторонников первой точки зрения, военных в том числе, проявляется еще и ошибочный, вредный, на мой взгляд, "афганский синдром": мол, однажды обжегшись на молоке, и на воду дуют. Эта невнятная позиция ведет к тому, что и лица, принимающие решения, предпочитают проводить некую политику невмешательства в "афганские дела".

Кое-что, конечно, делается. Например, российские специалисты обучают афганских полицейских, таможенников, борцов с наркотиками, восстанавливают старые советские ГЭС, оказывают другую помощь. Ведется и некая торговля. Однако все это - без какой-либо оптимистической динамики.

Если говорить о позиции Китая, то ШОС для него – и в Центрально-Азиатском регионе, и по отношению к Афганистану, прежде всего - прекрасный механизм экономического проникновения. Интересные позиции по отношению к "афганскому вопросу" занимают в ШОС Казахстан и Узбекистан. Политика Астаны - многовекторная. Казахстан активно участвует в ШОС и в то же время исповедует так называемую доктрину "Большой Центральной Азии". Это - альтернативное предложение Запада по отношению к тем форматам сотрудничества и интеграции, в которых объединены постсоветские страны – ЕврАзЭС, ОДКБ и другие. Узбекистан же напрямую заинтересован в нейтрализации афганских угроз. Ведь так называемая узбекская оппозиция экстремистско-террористического характера – ИДУ (Исламское движение Узбекистана) базируется главным образом на территории Афганистана.

- И все же, может ли ШОС помочь Афганистану, и чем именно?

А. Князев. У ШОС, на мой взгляд, пока нет единого понимания того, что надо делать в отношении Афганистана. Хотя у этой организации очень мощный потенциал - и в сфере безопасности, и в экономическом взаимодействии, особенно в энергетической сфере. В условиях глобального экономического, энергетического, финансового кризиса ШОС – это уникальный инструмент. Если еще иметь в виду и страны-наблюдатели, то в обозримом будущем ШОС может стать некоей самодостаточной энергетической системой, куда будут включены как страны-производители энергоресурсов – Россия, Иран, Узбекистан, Казахстан, так и страны-потребители - Китай, Индия, Пакистан, Киргизия, Таджикистан.

Однако в число приоритетов ШОС должна войти и безопасность. На мой взгляд, Шанхайская организация вполне могла бы стать инициатором переговорного процесса по Афганистану. Именно ШОС могла бы стать той площадкой, где были бы достигнуты позитивные результаты по афганскому урегулированию.

ШОС, как я вижу, должна работать по двум направлениям. Первое – организовать переговорный процесс по внутриафганскому урегулированию. Усадить за стол переговоров представителей разных групп – правительства, оппозиции, племен, талибов и так далее. И второй момент. ШОС должна принять активное участие в экономике Афганистана. Тут достаточно продуктивным будет возможное создание неких международных картелей, с целью серьезно развивать экономику Афганистана и тем самым постепенно выводить его из состояния бесконечной войны.

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Игры на узбекском поле

Центральная Азия, постепенно скатывающаяся на периферию внимания американцев, получила шанс отыграть свои позиции. Так прокомментировал российский политолог Андрей Грозин новость о том, что США выстраивают новый логистический коридор для транзита своих грузов в Афганистан. При реализации этого проекта в полном масштабе Узбекистан, по его мнению, может стать опорным транспортным хабом Соединенных Штатов в регионе.

Зачем Китаю Центральная Азия?

Мир переживают очередную геополитическую встряску с пока неясными итогами, считает российский политолог Андрей Грозин. Конфликт между Россией и Западом нарастает, далеки от безоблачных отношения Китая с США, плюс центробежные явления внутри Европы. При этом у многих стран есть свои интересы в Центральной Азии. 

Владимир Жарихин: меня удивляет конфликт "на мокром месте" в Центральной Азии

Замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин рассказал о том, почему руководители стран Центральной Азии начали экономическое и политическое сближение и что от этого ждать России 

Центральноазиатский союз 2.0: перспективы по-прежнему туманные

Вопросы безопасности в 2018 году продолжат оставаться ключевыми для стран Средней Азии 

Эмомали Рахмон обещает не создавать проблем соседям

Таджикистан и Узбекистан договорились о границе и визах 

Таджикистан и Узбекистан готовы отказаться от виз

Местные СМИ сообщили о скором потеплении в отношениях 

Узбекистан готов к сложной игре с высокими ставками

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, кандидат исторических наук Андрей Грозин прокомментировал состоявшийся визит узбекской делегации в Душанбе 

Страны Центральной Азии ищут возможность сближения

Казахстан созывает президентов региона на встречу 

Европарламент: Россия вытесняет США из Центральной Азии

Почему в регионе падает американское военно-политическое влияние? 

Негласное влияние России и Китая в Центральной Азии стало главной причиной упреков Европы в адрес США

Российское присутствие и военно-политическое влияние России в Центральной Азии в последние годы увеличилось, плюс оно дополняется экономическим влиянием и доминированием Китая. Западу в этой схеме просто нет места, отмечает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. 

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ.