Катехон и консервативная революция

08.08.2017 11:40:09

Преодолевая различные формы западнического идеологического пленения (абсолютизм, либерализм, социализм, неолиберализм), Россия возвращается к собственной цивилизационной идентичности, органически связанной с наследием Византии – «Второго Рима», откуда на Русь и в ряд государств Южной и Восточной Европы пришли не только религия и обогащенная христианством культура, но и определенная модель государственного развития с опорой на идеократию и мессианизм.

Но прежде чем припасть к византийскому источнику - нужно убедиться в том, что он продолжает быть животворящим, а не является лишь плодом мечтаний консервативных мыслителей, вдохновляемых: 1) многовековым опытом практической реализации Византийской Империей идеи Удерживающего (Катехона); 2) симфоническим идеалом государственно-церковных отношений, согласно которому между светскими властителями и церковными иерархами на всех уровнях должны быть установлены особо доверительные отношения, сводящие к минимуму противоречия между Церковью и государством; 3) указанием четких границ Православной Цивилизации, идентичных границам Византийской Империи.

Россия как наследница Византии при создании собственного цивилизационного проекта должна учесть не только ее позитивный, но и негативный опыт. Прежде всего, это - отказ: 1) от государственной монополии на внешнюю торговлю (чем воспользовались генуэзцы и венецианцы, создав угрозу экономического суверенитета Империи); 2) от собственной модели военной организации ради привлечения западных наемников; 3) от апостольской миссии по распространению христианства, чем воспользовались католики, а затем и протестанты; 4) от вселенской миссии Удерживающего (Катехона) ради комфортного обустройства жизни на своей территории; 5) от идеи симфонии государственно-церковных отношений, подмененной цезарепапизмом, что привело к кризису в отношениях между Церковью и государством; 6) и наконец, от собственной цивилизационной модели, когда в последние десятилетия существования Империи её элиты метались между Римом и османами, что в значительной степени облегчило гибель Византии.

Если Россия все же решится вновь взвалить на себя миссию «Третьего Рима» - быть Удерживающим мир от хаоса и пришествия Антихриста, то ей, в отличие от Московского и Петербургского периодов своей истории, уже придется не просто выполнять миссию хранительницы существующего богоустановленного миропорядка, но уже совершить революцию против современного апостасийного мира, не дав ему окончательно отойти от Христа. Революцию, основанную не на ненависти ко власть предержащим, но на любви к Богу, Его Творению и Традиции, основанной на сотворчестве Бога и человека. Революцию, подобную той, что совершили Христос и Его последователи, преодолевшие узость ветхозаветной религии и положившие начало религии спасения всего человечества. Ту революцию, на которую поднимаются народы, принадлежащие к Православной Цивилизации, которую уже более ста лет пытаются похоронить правители некогда православных государств, выбрав путь служения «князю мира сего»…

Применительно к России – это путь воссоздания исторической российской государственности, восходящей к византийской традиции, служащей оплотом мира, духовности и благоденствия. Что же касается русского народа, который в результате катастрофы 1917 года оказался самым многочисленным разделенным народом, то ему предстоит великая миссия – восстановление такой государственности на территориях его проживания. Выполняя такую грандиозную задачу, поддерживая «непризнанные государства» (ПМР, Южную Осетию, Абхазию, ЛНР и ДНР), являющиеся ничем иным, как осколками Российской империи, и русскую ирреденту в Новороссии, Малороссии, Прибалтике, Северном Казахстане, РФ превращается в историческую Россию. Но для этого нашему ведущему слою необходимо преодолеть консерватизм в негативном смысле этого слова – как то, что мешает трезво оценить ситуацию и выйти на новый уровень развития. В нашем случае – это радикальное неприятие революций как инструментов осуществления политических проектов (даже если это революции консервативные) и боязнь присоединения к РФ новых территорий, население которых хочет вернуться в Россию.

К великому сожалению, в плену такого консерватизма, являющегося охранительным по отношению к нынешнему миропорядку, основанному на власти «золотого тельца», пребывает и значительная часть руководства нашей РПЦ (МП), призывающего жителей Донбасса в День Крещения Руси молиться за Украину, и даже такой авторитетный пастырь, как прот. Дмитрий Смирнов, заявляет о невозможности интеграции республик Донбасса в Россию из-за ограниченности российского бюджета… Может, надо доверить данную миссию русским старообрядцам, чьи интеллектуалы (Дугин, Коровин и др.) успешно развивают идеи консервативной революции и русской ирреденты. Такое сотрудничество поможет преодолеть многовековой раскол в Русском Православии, без чего, не восстановить Православной Цивилизации на Руси и за ее пределами. Не восстановить ее и без пассионарности, и именно там – в сражающихся самопровозглашенных республиках Донбасса, как и в выше перечисленных «непризнанных государствах» постсоветского пространства, которые являются «точками сборки» нашего цивилизационного проекта, рождается тот пассионарный тип, который может стать закваской того нового Катехона, что возрождается на просторах Русского Мира. Надо сделать все, чтобы пассионарии русской ирреденты не пали в неравном бою, а Россия вместе с Православным Миром должны помочь им выстоять в борьбе за возрождение исторической России и Православную Цивилизацию.

Сальников Вячеслав 



Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.