Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
19.09.2017
16:06:54
Суд Одессы оставил под стражей на 60 суток обвиненных в сепаратизме «антимайдановцев» далее »
15:58:46
Китай передал Бишкеку председательство в совете РАТС ШОС далее »
15:54:47
США поставят оружие Украине для слежения за Черноморским флотом далее »
12:07:28
Минобороны РФ отвергло претензии Литвы о намеренном нарушении воздушного пространства далее »
12:02:49
Сенат США выделил Украине 500 млн долларов на оборону далее »
18.09.2017
15:51:11
Главы Туркменистана и Казахстана обсудили перспективы сотрудничества далее »
15:49:34
Лидеры крупных оппозиционных партий Кыргызстана создали предвыборный тандем далее »
15:47:53
Назарбаев: у Казахстана сегодня есть все условия для эффективного сотрудничества с Узбекистаном и Туркменистаном далее »
15:46:16
В Кремле объяснили, от чего зависит будущее инициативы России по Донбассу далее »
15:43:48
Порошенко намерен обсудить с Трампом возможность поставки летального оружия далее »

Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым далее »

Польский Троян далее »

Час Сивкова далее »

Что делать с Северной Кореей? далее »

Саакашвили на Украине далее »

Мирная Россия далее »

Русскому здесь не место? далее »

Детали

Украина между ЕС и ЕАЭС. Quo vadis Киев?


10.07.2017 13:09:52

Прошло больше года после вступления в силу (1 января 2016) экономической части соглашения об ассоциации Украины с ЕС (соглашения о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли, DCFTA)[i], в связи с чем можно сделать некоторые выводы о первых результатах «европейского выбора» киевской политической элиты.

Преимущества сотрудничества Украины с ЕАЭС

Экономическая губительность подписания соглашения о DCFTA Украины с ЕС и преимущества возможного вступления Украины в ЕАЭС были четко доказаны в докладе Центра интеграционных исследований ЕАБР, опубликованном в конце 2012 года.[ii]

Здесь стоит признать, что для более актуального анализа возможных последствий потенциального возобновления экономического сотрудничества между Украиной и Евразийским экономическим союзом необходимы более современные исследования в данной области. К сожалению, ни у ЦИИ ЕАБР, ни у Евразийской экономической комиссии нет мандата на проведение подобного исследования, так как для этого им нужен официальный запрос из Киева.

Тем не менее, можно сказать, что, вступила бы Украина тогда в Единое экономическое пространство Беларуси, Казахстана и России (которое 1 января 2015 г. преобразовалось в Евразийский экономический союз), доля машиностроительных видов деятельности в валовом выпуске Украины к 2030-м году увеличилась бы с 6% до 9%. Доля машин и оборудования в экспорте Украины в страны ЕАЭС достигла бы 20%. В структуре суммарного экспорта Украины в ЕАЭС, доля авиационной техники увеличилась бы до 7%. Доля продукции судостроения в структуре экспорта Украины в страны ЕАЭС возросла бы в 2 раза, доля прочей машиностроительной продукции – на 11,8%. Величина ВВП Украины к 2030 году стала бы примерно на 6% - 7% выше, чем при базовом сценарии.

Как отмечалось экономистами неоднократно, наиболее желательным членом для участия в евразийском интеграционном объединении, кроме трех стран-инициаторов, была и является украинская экономика. После России, она имела наиболее крупную численность населения в 44,3 млн. человек, что потенциально представляло бы собой почти ¼ от общесоюзной численности населения в 2014 году. При вступлении, она подняла бы общую численность Союза до 223,3 млн. человек, т.е. до ¾ от необходимого для конвергенции уровня в 300 млн. человек. Долгое время Украина являлась самой крупной экономикой на постсоветском пространстве после России. В 2013 году ее ВВП в текущих ценах составил 134,9 млрд. долларов США (5,6% от ЕАЭС), и ВВП на душу населения по ППС – 8200 долл. США.[iii]

Кабальные условия ассоциации Украины с ЕС

Но, как мы знаем, из этого ничего не вышло. Режим, взявший власть по итогам государственного переворота, взял резкий и неоглядный курс на евроинтеграцию, что привело к прямо противоположному результату. От рекордного объема ВВП в 183,3 млрд долларов в 2013 году, он рухнул на 28,1% в 2014 году, а в 2015-м падение составило уже 31,3%. По его итогам, украинский ВВП составлял 90,6 млрд долларов, что сопоставимо с уровнем 2005 года. В то же время, как уровень общего экспорта резко упал, доля первичных товаров, прежде всего масел и зерна, выросла – как в экспорте, так и в общей экономической структуре Украины. В машиностроении за указанный период экспорт упал в 2,7 раза – с 10,3 до 3,8 млрд долларов, и если в 2013 году на него приходилось 16,3% от общего объема украинского экспорта, то теперь – всего 11,6%. Одновременно доля растениеводства в экспорте выросла с 14 до 21%, доля жиров и масел – с 5,5 до 10,8%.[iv]

Ученые Венского института международной экономики (WiiW) в недавнем исследовании признали, что имплементация новых правил и требований соглашения об ассоциации с ЕС будет накладывать существенные финансовые издержки и потери, как для правительственного бюджета, так и для украинских предприятий и экономики в целом.[v]

Так, Киев обязан принять более 300 правовых актов ЕС, в основном в области сельского хозяйства, технических стандартов, трудового права и финансовых услуг.

Инвестиционные затраты, которые потребуются украинским предприятиям чтобы их производство соответствовало бы техническими стандартами (TBT) и фитосанитарным мерам (SPS) ЕС будут значительным. Самые высокие затраты будут связаны с сближением технических регламентов и стандартов, требований оценки соответствия и маркировки, фитосанитарных правил и охраны здоровья животных.

Переход будет особенно обременительным для малого и среднего бизнеса, доминирующего в экономике стран западной части б. СССР. Они, вероятно, столкнутся с потерями доли на рынке и сокращением прибыли. Для справки: в Отчет о глобальной конкурентоспособности за 2016-2017 гг. Украина занимает 85-е место из 138, и ее рейтинг падает уже последние несколько лет.

Отток части большой части рабочей силы Украины в страны Западной Европы и структурные преобразования (деиндустриализация), ожидаемые в связи с ассоциацией с ЕС, также окажут отрицательный эффект на рынок труда страны. Например, в Румынии, которая стала ассоциированным членом ЕС в 1995 году и полноправным членом ЕС в 2007 году, занятость населения сократилась более чем на 20% в период с 2000 по 2015 год (более чем на 2 млн. человек), причем большая часть снижения происходила в сельском хозяйстве.

Особенно важными для Украины, где агропромышленный сектор традиционно иметь большое значание, являются ограничения, связанные с экспортом в Евросоюз в агропродовольственном секторе, который традиционно сильно защищен в ЕС. Помимо высоких стандартов безопасности (SPS) и безопасности пищевых продуктов, некоторые категории продуктов защищены ценовыми квотами (TRQ). Здесь можно было наблюдать два безобразных экстрима: Квоты либо вообще не использовались из-за невозможности соблюдения стандартов безопасности пищевых продуктов ЕС и отсутствия опыта на рынках ЕС. Либо годовые квоты на продукты, которые все же соответствовали требованиям безопасности ЕС, часто были исчерпаны уже в первые 2-3 месяца года. Так было с медом и зерном, томатной продукцией, виноградным соком и сахаром.

Пресловутый «европейский выбор» имел катастрофические последствия для уровня жизни простых украинцев. ВВП на душу населения упал с 3969 долларов в 2013 году до 2052 доллара по итогам 2016 года, что соизмеримо с такими странами, как Республика Конго, Джибути и Лаос.[vi]

Принципы дальнейшего сотрудничества

Иными словами, вместо того, чтобы стать одним из крупнейших центров переработки и обрабатывающей промышленности в рамках Евразийского союза, и, в дальнейшем, промышленным и логистическим хабом большого континентального партнерства от Лиссабона до Владивостока, Украина на своем евро-атлантическом рвении практически стала страной третьего мира, специализирующейся на экспорте первичных сельхоз-товаров.

Но что делать? Надо исходить из тех условий, которые даны на данный момент и смотреть вперед в вероятное будущее. Какая могла бы быть конфигурация Украины в возможной торгово-экономической архитектуре Большой Евразии? На каких принципах могло бы быть основано сотрудничество Киева с Евразийским экономическим союзом?

Во-первых, диалог по возможному торгово-экономическому сотрудничеству Украины с ЕАЭС можно было бы вести параллельно и в зависимости от прогресса имплементации Минских договоренностей.

Во-вторых, потенциальное сотрудничество Украины с Евразийским экономическим союзом и дальнейшее участие в возможном строительстве общего пространства между ЕС и ЕАЭС должно случиться исключительно по добровольной инициативе украинского народа.

Ну тут надо конечно сразу отметить, что не Москва, а именно Брюссель в 2013 году исключила возможность совмещения «европейского пути» Украины с потенциальным сотрудничеством с Евразийским союзом. Именно Брюссель заявил, что участие в зоне свободной торговли с ЕС исключает любое сотрудничество с ЕАЭС, и что Киев должен был принять окончательное решение «или-или». Россия и Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) же неоднократно заявляли о том, что они всегда готовы к созданию общего пространство от Лиссабона до Владивостока, и что возможно сочетать «европейский выбор» Украины с евразийскими интеграционными процессами.

Вся проблема была в том, что создание зоны свободной торговли Украины с ЕС означало бы беспрепятственную перепродажу и перенаправление европейских товаров на евразийский рынок через зону свободной торговли СНГ. Поэтому поднятие таможенных пошлин со стороны России для Украины 1 января 2016 года была вынужденной реакцией для защиты собственных производителей, а не наказанием Киева. Кремль всегда пытался донести эту проблему до Киева и до Брюсселя, но каждый раз как будто говорила со стеной.

Дело в том, что технически возможно сопрягать зоны свободной торговли ЕС и ЕАЭС/СНГ путем внедрения института «правил происхождения товаров» (rules of origin), что позволяет не допустить реэкспорта европейских товаров на евразийский рынок под видом товаров из Украина, освобожденных от таможенных пошлин. Подобный опыт успешно функционирует во всем мире. Но для этого надо было вести переговоры и создать трёхстороннюю рабочую группу (ЕС - Украина - ЕАЭС) для совместного определения этих правил происхождения и остальных нюансов сопряжения. Возможно, что подобный формат будет применен при создании ЗСТ между ЕАЭС и Сербией, которая подписала Соглашение об стабилизации и ассоциации с ЕС в 2008 году.[vii]

Третий момент, который надо учитывать – это слабое экономическое положение постмайданной Украины. В этой связи, необходимо серьёзно подумать об условиях потенциального участия и сотрудничества Украины с Евразийским экономическим союзом.

В-четвертых, надо также подчеркнуть, что сотрудничество Украины с ЕАЭС будет вестись исключительно в экономической сфере. Евразийский экономический союз не предполагает никакой политической, или, тем более, военно-политической подоплеки. Экономическое сотрудничество Киева с ее восточным партнером никак не ущемляет его внешнеполитический выбор.

Потенциальный выход: Общее экономическое пространство ЕС – ЕАЭС

В ближайшей перспективе Украина вряд ли выйдет из соглашения с Евросоюзом. И еще менее вероятно ее вступление в Евразийский союз. В этой связи, выходом из сложившейся ситуации может быть создание общего экономического пространства между ЕС и ЕАЭС с Украиной в середине.

Согласно недавно опубликованному докладу мюнхенского IfO-Института[viii], украинская экономика в принципе выиграла бы от создания общего экономического пространства (в данном сценарии – зоны свободной торговли) между ЕС и СНГ. В таком случае, чистый доход в розничной торговле к марту 2016 года по сравнению с 2011 годом, вырос бы на 3% (данный сектор составлял чуть меньше четверти доли в структуре ВВП Украины – 13%), в производстве электроэнергии на 8% (17%) и в выплавке черных металлов на 33% (2,5%). В то же время, инфляция снизилась бы на 1,2% по сравнению с базовым сценарием, а уровень ВВП вырос бы на 4,7%. Каждый украинец стал бы на 90 евро реально богаче. Страна стала бы почти на четверть более открытой, т.е. интегрированной в потоки мировой торговли.

***

Власти Украины выбрали путь исключительно на европейскую интеграцию, что приводит страну в все больший экономический тупик. Действительно выгодная для страны возможность вступления в Евразийский экономический была упущена и крайне маловероятна на данном этапе из-за позиции Киева и условий Соглашения об ассоциации с ЕС. При этом, концепция создания общего эконмического пространства от Лиссабона до Владивостока (в рамках более широкой идеи Большого евразийского партнерства) может стать реальностью уже в ближайшие 10 лет. И это может происходить независимо от воли Киева. Не потому, что так хочет Россия, а потому что в этом заинтересован немецкий и французский бизнес. Какую роль украинская экономика займёт в этой новой континентальной архитектуре? А это уже вопрос, на который должен ответить сам Киев.

Юрий Кофнер,
директор Центра евразийских исследований,
научный сотрудник IIASA



* Фрагмент выступления на семинаре «Политические и социально-экономические последствия Соглашения об ассоциации Украины с Европейским Союзом» (Институт стран СНГ, г. Москва, 2017 г.)


[i] http://www.consilium.europa.eu/en/documents-publications/agreements-conventions/agreement/?aid=2013005

[ii] Комплексная оценка макроэкономического эффекта различных форм глубокого экономического сотрудничества Украины со странами Таможенного союза и Единого экономического пространства в рамках ЕврАзЭС. – М.: ЦИИ ЕАБР. 2012 г. – 168 с.

[iii] Кофнер Ю.Ю. ЕАЭС в глобальной экономике и направления интеграции в Большой Евразии / Евразийская экономическая интеграция: потенциал и ресурсы развития : сборник тезисов конкурсных работ участников IV Международного конкурса на лучшую научную работу среди молодых ученых / под ред. д-ра экон. наук, проф. И.А. Максимцева. – СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2017. – 86 - 88 с.

[v] Adarov A.; Havlik P. Benefits and Costs of DCFTA: Evaluation of the Impact on Georgia, Moldova and Ukraine. Vienna.: Joint Working paper. Vienna Institute for International Economic Studies (wiiw); Bertelsmann Stiftung. December 2016. – 120 p.

[vi] Там же.

[viii] Freihandel von Lissabon bis Wladiwostok: Wem nutzt, wem schadet ein eurasisches Handelsabkommen? – Muenchen. IfO Institut. Maerz 2016. – 124 S. 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.