Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Визит Константина Затулина в Арцах

Визит Константина Затулина в Арцах  далее »
22.10.2019
17:49:50
В МИДе назвали выгоду для Киева в случае признания Крыма частью России далее »
13:21:05
В Москве состоится видеомост ЕАЭС: перспективные направления взаимодействия далее »
12:35:18
Лукашенко заявил, что ситуация вблизи границ Белоруссии накаляется далее »
11:58:42
Уровень поддержки Токаева составил 70% далее »
21.10.2019
14:01:23
В Таджикистане начались учения ОДКБ "Нерушимое братство" далее »
14:00:40
Токаев поручил усовершенствовать алфавит казахского языка на латинской графике далее »
13:59:44
НАТО не планирует принимать Грузию в альянс без Абхазии и Южной Осетии далее »
13:22:36
Выборы в Молдавии признаны состоявшимися далее »
12:31:12
Толкование Священного Корана презентовали в Москве далее »
18.10.2019
15:27:30
ВСУ обвинили Россию в подготовке широкомасштабной военной агрессии далее »

Когда украинские войска будут выведены с территории Донбасса? далее »

Зеленский продолжает устраивать шоу громких посадок на Украине. Вечер с Владимиром Соловьевым от 20.10.2019 далее »

" Историософская ересь украинства" должна быть преодолена! далее »

Украинское досье: Перед кем капитулирует Зеленский? далее »

Госдума ратифицировала соглашение СНГ об исследовании космоса в мирных целях далее »

Что такое "Путинизм"? Американцы бегут из Сирии.. 60 минут от 16.10.2019 далее »

Операция в Сирии. Время покажет. Выпуск от 15.10.2019 далее »

Рубрика / Видео

В защиту русского языка


10.07.2012 Источник: Эксперт.ТВ

Константин Федорович Затулин

Специальный представитель Государственной Думы РФ по вопросам миграции и гражданства, Первый заместитель Председателя Комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, депутат Госдумы I, IV, V, VII созывов, Руководитель Института стран СНГ, член Научного совета при Совете Безопасности РФ, председатель Комиссии по международной политике Межпарламентской Ассамблеи Православия, член Правительственной комиссии по миграционной политике, член Совета по казачеству при Президенте РФ, член Межведомственной комиссии по реализации Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года, член Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом.

перейти на страницу автора

«Закон не является идеальным с точки зрения интересов русскоязычного населения. Но это первый акт, где делается хоть какой-то шажок в современной независимой Украине, который дает хотя бы какую-то почву для развёртывания борьбы за применение русского языка в историческом ареале его расселения», - Константин Затулин, директор Института стран СНГ. 

 Какие политические силы на Украине лоббируют закон «О принципах государственной языковой политики»? Как соотносятся необходимость интеграции России и Украины и политическое противостояние двух языков?


- Здравствуйте, господа. В братской соседней стране большие раздоры. Толпы на улицах, полиция (или милиция она там называется, я уж не помню), на этот раз делят вопрос языка. Верховная Рада приняла некоторые считают, с колоссальными нарушениями, некоторые считают, что и так сойдет, закон об основах языковой политики на Украине, который в просторечии называется законом о статусе русского языка. По этому поводу люди, которые считают, что это предательство интересов украинского народа и самого понятия украинского независимого государства, пытаются этот закон отменить, все остальные вяло пытаются его не отменять. Мы обсуждаем сегодня проблему этого закона, вообще положение на Украине с несомненным специалистом. У нас в студии директор Института стран СНГ Константин Затулин. Здравствуйте, Константин Федорович.

- Здравствуйте.

- Мне случилось прочесть этот закон, когда он еще был проектом, меня он крайне огорчил, о чем я собственно и написал у нас в «Эксперте». Мне показалось, что он не дает русскому языку ничего, чего у русского языка не было и прежде, поскольку Украина же ратифицировала хартию о региональных языках; значит, там вяло пересказаны некоторые положения этой хартии применительно к 14-ти языкам, в том числе русскому. Это у русского языка уже было. Зато это отменяет у русского языка то, что случилось гораздо раньше, чем нынешняя Верховная Рада. В 1989 году был принят закон о языках Украинской Советской Социалистической республики, он Радой неоднократно правился, но он действует. По этому закону русский язык имел статус закона межнационального общения и давал массу гарантий, все эти гарантии сейчас сняты. Тем не менее, русскоязычные политики считают, что этот закон - победа, украиноязычные политики считают, что он поражение. Почему так странно получается?

- На самом деле картина более пестрая. Русскоязычные политики тоже разделились на ту часть, которая поддерживает этот закон, его принятие, и на ту часть, которая его критикует. Правда, эта часть, безусловно, в меньшинстве.

- Мне показалось, что там 2-3 человека всего.

- Нет-нет, почему. Есть радикальные, так называемые пророссийские организации, которые, к моему глубокому сожалению, никогда даже не в состоянии перейти через избирательный барьер. Например, партия Витренко или отдельные персоналии, Русская община Украины, которую возглавляет Константин Шуров и часто выступает с обличением неправильной политики России на Украине, и так далее. Они критикуют этот закон, они являются политическими оппонентами регионалов, выступают с радикальных позиций, им этот закон кажется необандеровским – именно так высказалась Наталья Витренко. Я с этим не согласен и не согласен с тем, что вы сказали только что. Что на самом деле этот закон плох тем, что он снимает те гарантии, которые якобы у русского языка были в соответствии с законом о языках…

- У слова гарантии я не мог поставить кавычки, поскольку в устной речи кавычек нет, я понимаю, что не все, что записано в законе о языке 1989 года исполнялось. Конечно, нет, но там хоть что-то было записано.

- Дело в том, что закон 1989 года уязвим хотя бы на том основании, что это закон несуществующей Украинской Советской Социалистической республики.

- Но они же его в Раде правили уже при Украине.

- Они на самом деле могли его править, могли его не править, но ясно, что они никогда не применялся в независимой Украине в соответствии с теми положениями, которые в нем были. Ну, например, в этом законе записано, что если гражданин обращается в органы государственной власти, на, скажем, другом, не на государственном языке, то ответить ему должны на том языке, на котором он обращается.

- Секундочку. Это было сказано только в применении к языку межнационального общения, то есть к русскому.

- Совершенно верно. Совершенно верно. Так вот, ничего похожего на самом деле на Украине не происходит, и не происходило все эти годы. Там говорится о том, что украинское государство, в данном случае украинская республика советская гарантирует развитие языка межнационального общения так же, как и государственного языка. На самом деле, как мы все прекрасно представляем, за годы независимости Украины число школ с русским языком обучения упало на 60% - 3 тысячи школ закрыто, и из этих оставшихся школ количество обучающихся упало в 7 раз, то есть сейчас на данный момент на Украине в русских школах обучается 480 тысяч человек, что никак не сравнить с теми 7 млн, которые были в 1991 году.

- И никак не соответствует доле русскоязычных даже по украинской статистике.

- Да. Совершенно верно. Вот вокруг этого тоже много всякой лжи. Как мы знаем, социология и статистика относятся к таким крайним формам лжи, так вот, существуют на самом деле более-менее достойные доверия опросы, которые проводит, например, факультет социологии Института социологии, точнее Институт социологии Национальной академии наук Украины. Там задаются косвенные вопросы. Из этих косвенных вопросов гораздо яснее, чем из прямых ясно, что большинство населения на Украине, чуть больше половины, на самом деле говорит на русском языке, а не на украинском.

- Я видел цифры даже гораздо более жесткие. Институт Гэллапа, когда проводил в республиках постсоветских исследования о том, как они относятся к России, к русскому языку и так далее, задавали чудесный вопрос в самом начале: на каком языке вы предпочитаете отвечать на наши вопросы.

- Ну, да.

- На Украине 83% предпочли русский.

- Совершенно верно. Но, кстати, хочу заметить, вот эта 20-летняя пропаганда украинского языка и самое главное – объявление всякого, кто на самом деле не хочет себя считать украинцем или не хочет говорить на украинском языке, или не знает украинский язык, фактически гражданином второго сорта, ну, человеком неблагонадежным. Ну, сработало, поэтому люди боятся говорить о том, что они говорят на русском языке, они только в ответах на косвенные вопросы говорят правду, а когда им задают прямой вопрос, говорят: нет, я украинец, я говорю на украинском языке. Так или иначе.

- И достают из кармана кусок сала в доказательство.

- Ну, насчет этого по-разному, но, во всяком случае, вот есть, возьмем официальную статистику. В городе Киеве 2,5 млн населения. Как минимум, по официальной статистике, 24%, то есть примерно 600 тысяч, русские, русскоязычные. Русские даже, более того. И вот в городе Киеве на сегодняшний день 527 школ с украинским языком и 6 школ с русским языком обучения. Давайте сравним. Мы часто говорим о том, что русский язык (и справедливо говорим) притесняется в республиках Прибалтики, в Латвии, в частности. Вот, в Риге 750 тысяч русскоязычных, там около 50-ти школ с русским языком обучения. В Латвии. А в братской Украине, в столице ее городе Киеве на такое же примерно количество населения в 10 раз меньше.

- Ну, Константин Федорович, ну, кого мы надуваем. Мы с вами оба знаем, что государство Украина строится на отталкивании от России. Это государственная идея. Братская она, может быть, с нашей стороны, но она точно не братская оттуда. Так что они ведут себя так, как ведут. Мне не очень понятно не то, как ведут себя украинские политики, у них текущая борьба, у них свои соображения, у тех, кто за, у тех, кто против, все готовятся к выборам – масса всего. Почему мы здесь извне этой политической борьбы должны хвалить этот заведомо ущербный закон?

- А мы не должны хвалить этот закон, мы должны включаться в борьбу как соотечественники русских и люди, говорящие на одном языке с русскоязычными, борьбу за то, чтобы наш язык не унижали на Украине. Ибо речь идет не просто даже сегодня о каких-то положениях закона, речь идет о прямых оскорблениях нашего языка, в которых соревнуются поэты, художники и политические деятели.

- Да, я читаю, что люди пишут.

- Прежний министр культуры побил все рекорды – господин Вакарчук. Сына его здесь любят у нас принимать вместе с его «Океаном Эльзы», это известный певец, композитор украинский. А отец его был министром культуры в правительстве Ющенко и сказал, что русский язык – это собачья мова.

- Да-да-да…

- Это известное выражение.

- … это люди повторяют довольно часто.

- Вот в данный момент…

- Язык блатной фени, язык криминала, тра-та-та, тра-та-та.

- … в связи с принятием этого закона вся эта муть поднялась со дна и устраивает на телевидении сплошные ток-шоу, сплошные истерики, где объясняет, не просто почему хорош украинский, а, во-первых, передергивает постоянно, говорит о том, что закон, принятый сейчас, перечеркивает правоприменение украинского языка, что является полнейшим враньем…

- Это просто ложь прямая.

- Да, но она обеспокоена, эта общественность, тем, что если русский язык в соответствии с этим законом станет региональным в 13-ти областях, как это в общем-то давно уже известно, востока и юга Украины, в Киеве и Севастополе, то тогда украинский язык не выдержит с ним конкуренции в этих областях. И вот здесь я хочу обратить ваше внимание. Я не собираюсь хвалить закон, у закона есть свои недостатки, он абсолютно не является идеальным, с точки зрения интересов русскоязычного населения, но это первый акт, где делается хоть какой-то шажок в современный Украине, не УССР, которая не была во всех отношениях политически самостоятельна, вот в независимой Украине это первый шаг, который дает хотя бы какую-то почву для развертывания борьбы за применение русского языка и уж по крайней мере против его выдавливания в историческом ареале его расселения.

- Константин Федорович, не согласен с вами.

- Почему?

- Потому что независимая Украина, не УССР, а именно независимая Украина приняла и ратифицировала Европейскую конвенцию о региональных языках, где все, что сейчас посулили русскому, все уже было посулено.

- Да эта же конвенция не применяется никоим образом.

- Так почему бы…

- И более того была развернута работа, и западноевропейские эксперты сердобольные включились на стороне украинских националистов во времена Ющенко, чтобы объяснить, что эта конвенция не имеет прямого отношения к русскому языку.

- Тем не менее, вот это и было почвой для борьбы за права русскоязычного населения на основе не закона о мове в УРСР, а на основе современного юридического акта, который только что Рада ратифицировала, вполне можно было бороться. Ребята, вы сами ратифицировали, давайте делать.

- Так этот закон и есть на самом деле формой имплементации европейской хартии.

- Это переписывать европейскую хартию.

- Ну и хорошо.

- Так, секундочку, а где написано, что то, что не исполняли под той обложкой, начнут исполнять под этой?

- Нигде не написано.

- Подарка никакого, а отобрать – отобрали.

- Нет, секундочку, секундочку. Во-первых, политическая сила, которая принимает этот закон, которая его проталкивает, связывают свою политическую судьбу с этим законом.

- Ох!

- В определенной степени это так, потому что она берет на себя ответственность. Вот сейчас разыгрывается…

- Янукович клялся, что Украина примет русский как второй государственный.

- Нет, он не клялся, он записал это как…

- А-а, это не клялся, это так, между делом.

- Нет, это не между делом, он, конечно, естественно, был заинтересован в том, чтобы его поддержали избиратели там, где Партия регионов наиболее сильна, и он записал лозунг: и федерализация Украины, и всего остального. При этом в самой Партии регионов – не является никаким секретом – все это время шла борьба, и очень серьезная борьба: мы что, партия одной только восточной Украины или всей Украины? Вот сейчас испытание этим законом приведет регионалов без наших объяснений к пониманию того, кто они есть такие и какие интересы они должны защищать, потому что это, действительно, происходит перед выборами.

- Я что-то не очень понимаю, что нового открылось в связи с этим скандалом? Он же буквальное повторение пройденного. Все песни про собачью мову и язык криминала слышали? Слышали. Все песни о том, что мы защитим права русскоязычных слышали? Слышали. Ни одного нового слова не произнесено. Что случилось?

- Нет, нет. Так, то, что вы видите сейчас, это спровоцировало определенный политический кризис. В Верховной Раде попытку отставки спикера, который играется в будущие выборы, ищет своего счастья и всего остального. Это серьезное испытание, без которого на самом деле никакой реальный подход к обсуждению перспективы русского языка как второго государственного просто невозможен. Невозможно проснуться, 20 лет строить государство Украина для украинцев с одним языком и потом проснуться вдруг утром в государстве, где два государственных языка. Это что-то нереальное политически.

- Так нет, ну, я собственно этого не предлагал. Я хотел бы предложить вот что. Собственно линия совершенно не новая. Вот, вы справедливо говорили, что в законе о мове в УРСР много чего было написано, далеко не все выполнялось. Верно. Но так надо было и сражаться за то, чтобы выполнялось.

- Невозможно сражаться за язык, принятый в другом государстве. Это политически просто необъяснимо. Вы сами не хотите принимать новый закон, а сражаетесь за законы, которые приняты в советские времена, это легко компрометируется.

- Это не компрометируется никак, потому что по Конституции Украины, по всем основным и правовым актам все те законы УССР, которые не противоречат, действуют.

- Да, послушайте, они…

- Я понимаю, что это чистая юриспруденция, да. Живому человеку…

- Да нет, даже с точки… вы же, вы же аналитик, эксперт, пропагандист в каком-то смысле слова…

- Сохрани, Господь.

- Нет, ну, как журналист, как автор, в любом случае что-то, какие-то идеи вы пытаетесь донести, значит, вы занимаетесь их развитием и так далее. Но это очевидно, что закон о языках УССР, который сегодня вспомнили радикальные противники этого закона ныне принятого, как закон, который действительно на словах дает как бы некий более комплиментарный статус русскому языку – язык межнационального общения. Хотя после советских времен этот статус нигде не был каким-то образом развит юридически. Тем не менее, этот статус кажется более комплиментарным по сравнению…

- Да не статус, Господь с ним, а конкретные строчки, которые за этим следуют.

- Да конкретные строчки, которые за этим следуют, надо было подтвердить современным актом, для того чтобы как-то справиться с реальностью государственной жизни.

- Так почему это не удалось подтвердить?

- Потому что на самом…

- Потому что, хорошо, не государственный, вам не надо государственный, но человек должен иметь…

- Нет, мне надо государственный. Давайте не будем…

- Да, я принимаю вас в данном случае как собеседника, пусть он будет националист украинский. Вы не хотите второго государственного языка – хорошо, оставьте вот это, это и это...

- Нет, я даже в этом варианте не согласен с вами. Я не хочу примерять на себя одежду украинского националиста…

- Хорошо, от себя, от себя, в сторонку.

- … пускай он будет сидеть рядом. Я просто хочу сказать одну вещь. Но, понимаете, я попытался полемизировать с вами на прошлой неделе в «Известиях», где сказал о том, что нельзя сам законодательный акт отрывать от обстоятельств его принятия, самое главное – от тенденций 20-летнего развития Украины. 20 лет на Украине строилось этнократическое государство. Да, действительно, русский язык, как мы выяснили, - язык большинства населения. Но уже писать на нем грамотно не могут, потому что надо же его учить, для того чтобы знать, как правильно писать. Уже… да, 90%, как любят обычно украинские националисты рассказывать о своей демократичности, вы знаете, у нас никто не запрещает говорить на этом языке…

- Вот спасибо!

- Да, вот спасибо. Я так и сказал в РБК, вот спасибо. И самое главное, вы смотрите, у нас 90% изданий на русском языке. Действительно. Потому что люди покупают, их же никто не может заставить купить газету или журнал, вот они… продавали бы на китайском 90% изданий, никто бы и не купил, потому что этого языка никто не знает на Украине. Вот, 90% это явный показатель реальности русского языка на Украине.

- Без сомнения.

- А что касается сферы образования, что касается государственных решений, запрет рекламы, запрет кинопроката, запрет… на самом деле сокращение существенное образования на языке, перевод всех географических названий, перевод даже фамилий в списках голосования. Все, значит, Скворцовы стали Шпаками и не могли найти себя на выборах вообще в списках.

- Я помню эту историю. Но, видите, Константин Федорович, получается у вас как-то не очень хорошо. У вас получается по старому анекдоту, когда отцеубийца требовал на суде снисхождения, потому что он сирота. Вы справедливо говорите, что есть инерция 20-летнего этнократического развития республики.

- Конечно.

- Все так. Последние годы кто всю эту тенденцию вел? Те же самые ребята, которые сейчас под выборы спохватились.

- Это не совсем точно.

- Ну как…

- Давайте вспомним, что в 2010 году, когда Янукович пришел к власти, вначале, мы можем сказать, была предпринята попытка перезагрузки наших отношений. Был Харьков, был и остается министр образования Табачник, которого пытаются линчевать националисты сегодня за то, что он вносит в рамках тех возможностей, которые у него есть, он же не может переписать Конституцию или принять закон в единственном числе, вносит изменения, за это его и ненавидят. Я призываю просто различать тона на Украине, видеть сложность и трудность… Я не хочу, чтобы кто-то здесь обольщался украинской властью, делал икону из Януковича, ничего похожего.

- Да не получится, да.

- Да и незачем. Это не так на самом деле. Просто надо понимать, что идет борьба и в этой борьбе мы не можем засунуть руки в карманы и, раскачиваясь, как до революции, знаете, с носков на пятки, говорить: ну, это вообще не наше дело, это не наше дело, все они одним миром мазаны, все они лгуны направо… вы примерно это и говорили в своей статье.

- Что они лгуны, я и сейчас скажу. А что не наше дело, это я, конечно, иронизировал. Это наше дело.

- Наше дело.

- Ну, я не пытаюсь пересмотреть итоги 1991 года, мало ли кто чего хочет, но для меня все равно это родина. Так что это наше дело, и мне крайне неприятно, что люди, которые должны были бы отстаивать важную для меня позицию, так слабы и так нечестны.

- Ну, опять же могу сказать, было бы, конечно, здорово приставить к носу Ивана Ивановича подбородок Ивана Никифоровича…

- Да. Я вас прекрасно понимаю. Но ведь для этого же надо было действовать. Может быть, наше посольство на Украине, может быть, наши общественные организации.

- Это отдельная статья, нам не хватит вашего времени. Я считаю, убежден в том…

- Может, надо было что-то делать?

- … что посольство, которое живет по заветам Виктора Степановича, царствие ему небесное, то есть дипломатия наша, которая комплиментарна, которая исключительно избирательна, вот, ее интересует, кому принадлежит Лисичанский нефтеперерабатывающий завод, но меньше интересует, а что там со статусом русского языка. Вот это, конечно, большая наша внутренняя проблема.

- Совершенно верно.

- А самое главное…

- Что в результате нашей такой работы на Украине мы подкатываемся опять к этим выборам, там идут эти самые бешеные скандалы, а нам некого, не на кого ставить.

- Вот именно! Вот именно!

- Так надо же прямо это и говорить.

- Нет, я это прямо и написал. Я написал в этой своей статье, о которой я сегодня вспоминал, «Убить минотавра» она так называется. А почему я назвал ее «Убить минотавра», как у братьев Вайнеров? Потому что чудовище обло, стозевно и лаяй, как у Тредьяковского. Вот что такое языковая проблема на Украине. Она в мозгах у политической элиты выросла в абсолютно непрошибаемую догму о том, что невозможна независимость Украины без государственности одного только украинского языка. И хоть ты так рассказывай, хоть ты так – не хотят этого воспринимать. Это надо, для того чтобы это все преодолеть, необходимо сверхусилие. Что у нас происходит с этим? У нас наша благородная интеллигенция занята важным делом – она протестует против заключения Pussy Riot. Она борется, там, на Болотной, на Сахарова за важные цели, но даже в голову не приходит каким-нибудь нашим столпам литературы, искусства вот в связи с этой кампанией не выступать в защиту этого закона, в котором они могут ничего не понимать, хороший он или плохой, - выступить в защиту русского языка, который объявляют собачьей мовой, причем те самые люди, с которыми они привыкли проводить уикенды, когда приезжают в Киев на разного рода тусовки.

- А если я правильно помню, когда это впервые было сказано, какие-то протесты у нас здесь были.

- Но вот сейчас в связи с этой вакханалией разве не время сказать об этом? Разве не время подписать петицию, обращение, причем никто не просит оскорблять, Боже себе упаси, чтобы кто-то из нас оскорблял украинский язык или вообще сомневался в его праве на государственность в Украине. Пускай будет. Пускай будет государственным языком.

- Вы даже говорите в Украине, чтоб им было приятно.

- Это я обмолвился, я обмолвился, я всегда говорю на Украине.

- Видите, какое дело… а вы знаете, я думаю, ну, не готов сказать, сколько процентов, но, думаю, что большинство деятелей русской культуры, к которым с таким предложением обратился бы какой-нибудь организатор, отказа бы не встретил. Просто никто не предложил.

- Ну, я обращусь с таким... я по сути обратился с таким предложением. Но разве не странно, что вначале мы начинаем… я просмотрел все программы наши информационные о принятии этого закона. Опять же там не углублялись глубоко в этот закон, но везде просто с языка соскакивало, как у меня сейчас соскочило в Украине, хотя я вообще посвятил много речей тому, чтобы объяснить, что нельзя говорить в Украине, а можно говорить на Украине, причем не по собственной инициативе, меня вынудили к этому – меня начали поправлять украинские…

- Они зачем-то из этого сделали фетиш, да.

- Да. Так вот, я посмотрел все эти репортажи, везде говорят: принятие скандального закона на Украине, принятие скандального закона… Скандальным законом этот закон называют идейные противники языкового равноправия, те, кто не хотят допустить русский язык на его исторической родине. Почему наши первые, вторые, третьи каналы повторяют это как «Отче наш»? Почему, например, ну вот, эпизод – Литвин подал в отставку, значит, начал играть с этим, заболел – не заболел и так далее; не поставили в повестку дня вопрос об его отставке на последнем сессионном заседании в Верховной Раде на этой неделе. Наши телевизионные каналы говорят: вотум доверия Литвину. Это то, что это вотум доверия, рассказывает сам Литвин, а речь-то идет о процедурном вопросе: человек болен, и вопрос о его отставке не поставлен. Зачем же нам наигрывать на Литвина?

- Константин Федорович, должен вам сказать, но я думаю, вы и сами так понимаете, должен заступиться за коллег – это не от злого умысла, это от недомыслия. Штампы слетают с языка до того, как пошевелилась шестеренка, они просто не вчитываются, они…

- Ну вот, я что хочу сказать, ладно, Бог с ними, с этими штампами. Меня не устраивает другое – вот эти сарказмы вообще. Вот это вот пренебрежение к остроте проблемы и пониманию, что это значит. Ведь это же общерусское, общенародное дело – русский язык на Украине, это же наша заинтересованность, это наша память и уважение к предкам, это все, что угодно.

- Безусловная правда. Безусловная правда.

- Такое впечатление, что дело постороннее, да ну ее, эту Украину. Вот у нас такой легковесный подход воцарился. Она всегда обманывает. Но, послушайте, различайте лица. Различайте лица. Есть одни лица, есть другие.

- Секундочку. Я только вот, не знаю, помню, 7 или 10 минут вас к этому призывал, так, покажите лица, которым можно доверять. Вы же профессионально занимаетесь проблемой.

- Я считаю, что те люди, которые вынуждены были свои морды подставлять в драке у микрофонов в Верховной Раде, это люди, которым можно доверять. Я могу их перечислить. Дмитрий Шенцев – замруководителя Партии регионов из Харькова, Олег Царев – депутат Партии регионов из Днепропетровска, Вадим Колесниченко – депутат из Севастополя, автор этого закона, Сергей Кивалов, - правда, он не был на трибуне, но он автор этого закона из Одессы, Бондарев – депутат из Киева, и так далее, и так далее. В Партии регионов есть те, кто не хотели этого закона, и в администрации президента есть – Анна Герман, есть депутаты, которые хотят баллотироваться по западу, а есть такие, как Александр Тихонов луганский…

- Прошу прощения, фамилий вы, наверное, можете назвать больше, у нас время кончилось. Таким образом, некоторым людям из Партии регионов вы рекомендуете доверять, а всей партии?

- А всей партии, пока нет замены, нам придется с ней сотрудничать.

- Вот так вот, господа. Нравится, не нравится - нет замены. Всего доброго.


Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы по теме дня "Украинский "Закон о языках" принят во втором чтении"

Убить минотавра

Общественный деятель Константин Затулин — об уроках борьбы за статус русского языка на Украине

Программа "Форум": До чего Киев язык доведет?

Верховная рада приняла скандальный закон "Об основах государственной языковой политики". Спикер Литвин в знак протеста заявил о своей отставке, заседание вел его заместитель. Оппозиция призывает к массовым протестам. Президент Янукович грозит досрочными парламентскими выборами. Ждет ли Украину очередной виток политической нестабильности? Как это может отразиться на отношениях с Россией?

Виктор Янукович грозит распустить Верховную Раду

Верховная Рада зацепилась языком

Москву обвинили в провоцировании политического кризиса в Украине.

Язык довел до Киева

Подписание "языкового закона" на Украине откладывается из-за политического кризиса/

Язык раздора

Языковой кризис разгорелся в Украине. Накануне Верховная рада приняла закон «Об основах государственной языковой политики», что вызвало протесты оппозиции и громкие заявления руководства парламента.

Закон о языках на Украине. Комментарии экспертов

Видеомост Москва – Киев на тему: "Закон о языках. Комментарии экспертов". Принятие Верховой Радой 3 июля закона об основах государственной языковой политики, согласно которому русский язык становится региональным в 13 из 27 областей Украины, вызвало противоречивую реакцию в украинском обществе. Свои комментарии о том, что этот закон означает для Украины и ее граждан, дали эксперты.

Рада приняла законопроект Кивалова-Колесниченко во втором чтении

Парламент Украины 3 июля одобрил в целом законопроект «Об основах государственной языковой политики», существенно расширяющий сферу применения русского языка в стране. Документ поддержали 248 депутатов из 450.

Только вперед!

Закон о региональном статусе русского языка на Украине принят. Теперь важно как можно скорее утвердить этот региональный статус в максимальном количестве областей Украины. Тогда будет сделан реальный шаг в сторону двуязычия.

Партия Регионов показала, что если захочет , то сможет! Политическая воля – это прекрасно!

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ.