Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Ситуация на Украине

Ситуация на Украине  далее »
06.12.2019
14:18:41
Роль и место “четвертой власти” далее »
11:12:22
Киев заявил о взыскании с «Газпрома» $2 млрд далее »
10:37:44
Гражданам Украины запретят выезжать в Россию по внутренним паспортам далее »
10:34:59
Украина сообщила о срыве переговоров с Россией по транзиту газа далее »
10:32:00
По итогам встречи в Париже может быть принят документ необязывающего характера далее »
05.12.2019
15:56:03
В Киеве судят «священника» «ПЦУ» далее »
15:00:39
В Институте стран СНГ обсудят встречу Нормандской четверки далее »
12:40:49
В Ереване состоится Третье заседание российско-армянского «Лазаревского клуба» далее »
12:28:19
Оппозиция в Раде позвала украинцев на Майдан перед нормандским саммитом далее »
12:14:30
Лукашенко заявил, что Белоруссия никогда не войдет в состав любого государства, даже РФ далее »

Политолог объяснил слова Путина о Болгарии и "Турецком потоке" далее »

На Украине взбунтовались: Зеленский и Кабмин прячутся от вопроса рынка земли. "Кто против?" Эфир от 05.12.2019 далее »

Мигранян: взаимоотношения в рамках ЕАЭС дают странам бесценный опыт далее »

Протокол позора. Обложка. Эфир от 05.12.2019 далее »

Ситуация в Сирии в американской зоне оккупации: взгляд правозащитников и экспертов далее »

Есть контакт! 60 минут от 04.12.2019 далее »

Собрание Объединения православных учёных далее »

Рубрика / Политика

Интеграция на постсоветском пространстве является приоритетом для Владимира Путина


25.04.2012 13:01:16

Андрей Валентинович Грозин

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ


перейти на страницу автора

K-news

О внешней политике России к странам Центральной Азии и интеграционным планам новоизбранного президента Владимира Путина в интервью K-News рассказал российский эксперт, руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин.

Стоит ли ожидать заметных изменений в политике России к странам Центральной Азии после избрания Владимира Путина?

Всем известно, что внешняя линия действующего президента России Дмитрия Медведева ориентирована на партнерство с ведущими центрами силы в мире, а страны Содружества независимых государств рассматривались «по остаточному принципу».

Формально везде говорилось, что главным для России является партнерство с нашими друзьями по СНГ, но де-факто основных партнеров пытались найти на Западе или на Востоке. Это единственное различие между внешней политикой действующего президента Дмитрия Медведева и его предшественника Владимира Путина при его втором сроке работы в качестве президента с 2004 по 2008 годы.

Теперь, после очередного избрания Владимира Путина, произойдут небольшие изменения во внешней политике России, но они коснутся только отдельных практических шагов. Исходя из программных заявлений Путина в ходе предвыборной кампании понятно, что он на самом деле считает постсоветское пространство зоной приоритетных интересов, потому что всегда рассматривал в качестве одного из приоритетов внешней политики вопросы безопасности. А она, в свою очередь, зависит от происходящего на периметрах ее границ.

Если в Центральной Азии или на Южном Кавказе будут разворачиваться неприятные для России тенденции, то это напрямую коснется безопасности России и ее интересов. Путин руководствуется именно этим постулатом и, кроме того, в силу, очевидно, большего опыта общения с ведущими мировыми лидерами, чем у Медведева, у Путина более трезвый взгляд на то, как следует оценивать заявления и риторику тех или иных партнеров из разных стран.

Путин не любит резкие движения, изменения или повороты куда-либо, поэтому внимания постсоветскому пространству будет больше. Кроме того, партнеры получат определенность, потому что раздвоение политической элиты России в последние годы вводило в ступор многих людей в столицах Центральной Азии и Восточной Европы: там долго спорили, кто на самом деле определял политику России, и с кем надо было вести разговор — с формальным президентом Медведевым или премьер-министром Путиным.

Сейчас таких глупостей в голову никому не придет, поскольку ясно, что центр принятия решений окончательно и бесповоротно на ближайшие 6 лет перемещается в Кремль (Администрация президента — прим. ред.)

Чего конкретно ждать Центральной Азии после избрания Владимира Путина президентом?

Исходя из его программных заявлений, в ближайшие годы основное внимание будет уделено выстраиванию интеграционных конструкций на постсоветском пространстве. Многие российские эксперты сходятся, что Путин будет строить Таможенный Союз с перспективой его превращения в Евразийский союз, куда войдет максимально большое число заинтересованных партнеров. Интеграция для Путина является приоритетом по отношению к постсоветскому пространству.

Почему-то в российском экспертном сообществе стали говорить, что Кыргызстан и Таджикистан — это второстепенные по значимости члены, которых меньше хотели бы видеть в Таможенном Союзе, чем Украину. На самом деле такие заявления кажутся примитивными, поскольку Киев, Бишкек, Ташкент, Душанбе, Ашхабад и, может быть, Ереван: они все рассматриваются в Москве одинаково — в качестве партнеров, которых желательно охватить максимально большим количеством интеграционных связей. В ближайшие 3-4 года Россия будет заниматься этим.

Насколько реальны такие процессы и создание крупных интеграционных объединений?

Кто-то говорит, что это пустое сотрясание воздуха и ничего из этого не получится, также есть мнение, что все ограничится написанием каких-то текстов и произнесением ритуальных фраз. Другие считают, что это вполне реализуемая программа. Но на самом деле все будет зависеть не столько от желания России, сколько от желания партнеров. Никто не втянет в Таможенный Союз Бишкек и Душанбе, которые считаются ближайшими кандидатами в организацию, без их воли.

Без внятной позиции этих стран по вопросу Таможенного Союза, Россия при всех своих ресурсах ничего сделать не сможет и не будет. В России никто не собирается насильно никого затягивать куда-либо. Поэтому все будет зависеть от желания партнеров.

Насколько идеи и принципы Владимира Путина актуальны сейчас? Не нужно ли ему менять свой подход к странам Центральной Азии?

Это человек, который не является политиком с «застывшими» взглядами и воззрениями, он их постоянно меняет и этим объясняется политическое долгожительство Путина. До сих пор, несмотря на элементы усталости от его единоличного правления, он остается самым популярным в России политиком.

Разговоры о том, что он остался на рубеже веков, — это преувеличения. Он меняется в зависимости от конъюнктуры и происходящего в мире. Даже то, что сейчас Россия стала по-другому смотреть на возможность партнерства с США — это демонстрация того, что страна меняет свои взгляды.

Китай может составить конкуренцию планам России в Центральной Азии?

Конкуренция между Пекином и Москвой в Центральной Азии предопределена и является объективным фактором, но при этом она имеет такой же характер, как конкуренция между США и Великобританией, между Великобританией и Евросоюзом, между США и Евросоюзом. То есть даже между самыми ближайшими партнерами всегда есть элементы конкуренции.

Другое дело — это накал конкуренции, насколько она серьезна, может ли превратить партнеров в оппонентов. Но, я думаю, с Пекином в этом смысле у нас нет больших проблем.

В последнее время много говорится о неоднозначности отношений между Россией и Кыргызстаном. В качестве примера приводятся споры из-за акций завода «Дастан», соглашения о строительстве в Кыргызстане ГЭС и другие поводы. Действительно ли можно говорить о холодности в отношениях, недопонимании, конфликтах? Чем это могло быть вызвано и к чему может привести?

Я бы пока не говорил об охлаждении отношений между Россией и Кыргызстаном. На мой взгляд, идет банальный торг двух сторон в быстро меняющихся геополитических условиях.

Одна сторона, которой очень нужны разнообразные ресурсы для демонстрации собственной значимости и «ценности», использует риторику для демонстрации собственной «крутости». Другая, несколько раз уже «обожглась на молоке» и элементарно «дует на воду». Ну и, конечно, пользуясь зависимостью партнера и его неосторожными шагами и заявлениями, старается получить в этих «торгах» как можно больше гарантий, ресурсов и так далее.

Кому-то такая позиция может показаться циничной, чрезмерно прагматичной и «недружеской», но сегодня отношения государств – штука жесткая и далекая от благотворительности. Судя по всему, в ближайшей перспективе такие отношения друг с другом окончательно превратятся в норму.

И «Дастан», и ГЭС, и условия функционирования военных объектов – это элементы торга. А неумные шаги с обеих сторон, наподобие, мягко говоря, странных инициатив депутата «премьерской» партии Урмат Аманбаевой (Республика) о государственном языке, или предложений главы Федеральной миграционной службы Ромодановского о необходимости выхода из соглашений об упрощенном получении гражданства России – элементы давления на участников этого «восточного базара».

Речь идет не о конфликте руководства двух стран, а о таком «вылезшем наружу» процессе согласования позиций и интересов. Конфликт у России есть с государствами и лидерами целенаправленно недоговороспособными: Виктором Ющенко (экс-президент Украины – прим.ред.), Михаилом Саакашвили (президент Грузии – прим. ред.), режимами стран Балтии или с банальными «кидалами» наподобие Курманбека Бакиева.

На мой взгляд, ни Атамбаев, ни Бабанов, ни «120 президентиков» в Жогорку Кенеше в эти две категории еще не входят. А пока не входят, к каким-то серьезным проблемам ни для России, ни для Кыргызстана отмеченный выше торг, по логике, привести не должен.

Есть ведь и еще один нюанс – сугубо внутрироссийский. Уже идет процесс ротации российской элиты, ответственной за внешнюю политику страны, и есть основания, что Москва намерена активизировать свою политику в Центральной Азии в 2012-2015 годах. Тем более, что, по моему мнению, сегодня уже окончательно видны недостатки не слишком сильной и последовательной политики Кремля в Центральной Азии последнего пятилетия. Российское влияние особенно за последние время сильно «просело». Считаю, что на этот процесс повлияла и смена команд в России в 2008 году. По моему твердому убеждению, всякие «тандемы» и прочие шатания власти России категорически противопоказаны.

История дает массу примеров того, как дробление власти негативно сказывалось на здоровье «российского государственного организма». В нашем случае Дмитрий Медведев и люди, пришедшие с ним делать внешнюю политику, слишком долго с необоснованными надеждами смотрели на Запад, забыв о Востоке. Эту ситуацию явно надо менять, чем, как мне думается, предметно и займется Владимир Путин.


Ссылка на новость: http://www.knews.kg/ru/politics/14859/

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Игры на узбекском поле

Центральная Азия, постепенно скатывающаяся на периферию внимания американцев, получила шанс отыграть свои позиции. Так прокомментировал российский политолог Андрей Грозин новость о том, что США выстраивают новый логистический коридор для транзита своих грузов в Афганистан. При реализации этого проекта в полном масштабе Узбекистан, по его мнению, может стать опорным транспортным хабом Соединенных Штатов в регионе.

Зачем Китаю Центральная Азия?

Мир переживают очередную геополитическую встряску с пока неясными итогами, считает российский политолог Андрей Грозин. Конфликт между Россией и Западом нарастает, далеки от безоблачных отношения Китая с США, плюс центробежные явления внутри Европы. При этом у многих стран есть свои интересы в Центральной Азии. 

Владимир Жарихин: меня удивляет конфликт "на мокром месте" в Центральной Азии

Замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин рассказал о том, почему руководители стран Центральной Азии начали экономическое и политическое сближение и что от этого ждать России 

Центральноазиатский союз 2.0: перспективы по-прежнему туманные

Вопросы безопасности в 2018 году продолжат оставаться ключевыми для стран Средней Азии 

Эмомали Рахмон обещает не создавать проблем соседям

Таджикистан и Узбекистан договорились о границе и визах 

Таджикистан и Узбекистан готовы отказаться от виз

Местные СМИ сообщили о скором потеплении в отношениях 

Узбекистан готов к сложной игре с высокими ставками

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, кандидат исторических наук Андрей Грозин прокомментировал состоявшийся визит узбекской делегации в Душанбе 

Страны Центральной Азии ищут возможность сближения

Казахстан созывает президентов региона на встречу 

Европарламент: Россия вытесняет США из Центральной Азии

Почему в регионе падает американское военно-политическое влияние? 

Негласное влияние России и Китая в Центральной Азии стало главной причиной упреков Европы в адрес США

Российское присутствие и военно-политическое влияние России в Центральной Азии в последние годы увеличилось, плюс оно дополняется экономическим влиянием и доминированием Китая. Западу в этой схеме просто нет места, отмечает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. 

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ.