Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Ситуация на Украине

Ситуация на Украине  далее »
20.11.2019
13:07:43
Россия и Белоруссия подготовят новые версии «дорожных карт» по интеграции далее »
12:55:02
Украина намерена прекратить сотрудничество с МВФ в 2023 году далее »
12:54:19
Пашинян предложил Алиеву сделать заявление по карабахскому урегулированию далее »
12:47:58
Новый молдавский Премьер-министр выступает за вывод иностранных войск с территории Молдовы далее »
12:04:12
В Таллине потребовали вернуть «аннексированные Россией территории» далее »
19.11.2019
12:30:12
Оппозиция Грузии возобновит митинг у здания парламента далее »
12:29:31
Киев назвал «неприемлемым» предложение «Газпрома» по транзиту газа далее »
12:28:46
Минск и Москва примут программу согласованных действий во внешней политике далее »
18.11.2019
14:30:34
Россия передала Украине корабли, задержанные в Керченском проливе далее »
12:41:27
Белорусская оппозиция не прошла в нижнюю палату парламента далее »

Позиции стран-участниц "нормандского формата": мнения экспертов далее »

Политолог: Киев изображает движение к миру, но к компромиссам не готов далее »

Константин Затулин в гостях у Владимира Познера. Выпуск от 18.11.2019 далее »

Примут ли во внимание аргументы украинской стороны в Гааге? далее »

Что происходит на Украине. Открытый эфир от 18.11.2019 далее »

В Севастополе следят за буксировкой военных украинских кораблей далее »

Эксперт: вступление и членство в ВТО без выплат США уже неактуально? далее »

Рубрика / Общество

Как русским Литвы сохранить свои корни


30.11.2011 21:15:10

Таким риторическим вопросом задается автор публикуемой ниже статьи Владас Любартас и, к сожалению, чёткого ответа не даёт. Из статьи вытекает такая безнадёга, что сразу становится ясно - русским в Литве ассимиляции не избежать. И только ли в Литве?

Единый сценарий дерусификации государств постсоветского пространства, включающий в себе лишение русского языка не только статуса государственного, но и языка межнационального общения и как следствие - сужение сферы его применения, сокращение часов преподавания в школах и запрет преподавания на русском языке в ВУЗах, закрытие школ с русским языком обучения и т.д.. Реализация этого сценария в бывших «союзных республиках» с переменным успехом длится уже более двадцати лет.

Русская диаспора в силу разности своего социального статуса, возраста, уровня образования, степени интегрированности в казахское, грузинское, узбекское …литовское общество разобщена. И если одной из основных причин разобщённости стран среднеазиатского региона является диктаторские режимы, то что же мешает объединению диаспоры в странах приверженных демократии, к которым относят себе страны Прибалтики?

Причин много, и об этом говорит автор, но главная заключается в том, что русская диаспора не имеет опыта диаспорального проживания, как китайская или еврейская. Многие «идеологи» общественных организаций соотечественников к этому определению, как и к определению нацменьшинств, относятся с презрением. Да и в самой России организации, ответственные за работу с соотечественниками, о структурах диаспоры имеют самое туманное представление. Поэтому- то диаспора и не структурирована.

Поэтому – то на постсоветском пространстве идёт ползучая ассимиляция российских соотечественников как насильственного, так и добровольного характера.

В.Михайлов, ст. н. с. отдела диаспоры и миграции Института стран СНГ


Как русским Литвы сохранить свои корни

Русское единство

Недавно в Литве были опубликованы результаты исследования, проведенного университетом имени И. Канта в Калининграде и посвященного «эволюции социокультурной идентичности русского населения Литвы». По мнению ученых, исследование идентичности русского населения стран Балтии важно не только для понимания интеграции стран Балтии в Евросоюз, но также для осознания особенностей русской идентичности вообще и возможных направлений ее эволюции. Более того, такие исследования позволяют определить социокультурную идентичность «этнических русских» (в данном случае, русского населения Литвы) в условиях социальной и экономической трансформации.

В основе методики исследования идентичности лежит различие между самоидентификацией (включением себя в ту или иную социальную группу или общность), идентификацией (мнением о принадлежности другого лица к такой группе) и идентичностью (объективной принадлежностью субъекта к такой социальной группе). При этом самоидентификация (субъективное отнесение человеком себя к той или иной социальной группе) определяется таким вопросом, как: «Кем вы себя считаете: русским, литовцем или же европейцем?»

Кстати, в настоящее время число русских, проживающих в Литве, составляет порядка 175 тыс. человек – это 5,4% населения страны. За последние 20 лет русская община не только не сформировала своего лидера, но вообще ее состав не обновился, т.е. молодежь в нее практически не входит. Русское население социально пассивно и инертно – за исключением 9 мая и 12 июня, когда русские в Литве начинают ощущать себя русскими. В остальное время русская община зиждется на трех «китах» – семье, церкви, театре.

Уже не раз писалось о проблемах, стоящих перед русскими в Литве. Это и сужающееся культурное и информационное пространство, и ограничение возможностей обучения на родном языке в школах для национальных меньшинств. «Как сохранить русскость, если на протяжении 21 года, прошедших с момента выхода республики из состава СССР, русские школы претерпели колоссальные изменения, и их число сократилось больше, чем на треть?» – задается риторическим вопросом глава Ассоциации учителей русских школ Элла Канайте.

Не так давно в Вильнюсе прошла очередная конференция, участники которой пытались выработать «активную гражданскую позицию соотечественников» по защите их законных прав – в частности, в контексте принятых сеймом (парламентом) Литвы поправок к закону «Об образовании», лишивших учащихся права учиться на родном языке. На конференции в очередной раз было заявлено, что нынешние власти республики не соблюдают международные правовые нормы о защите нацменьшинств, что они «не слышат (или же не хотят слышать) требований национальных меньшинств» и фактически их игнорируют. Пошумели, поговорили – и на этом успокоились. Ибо остаются нерешенными вопросы с разобщенностью внутри самой русской общины, которая, по единодушному мнению, «зашла слишком далеко». «Слишком силен субъективный момент: вместо того, чтобы помогать и идти единым фронтом, мы конкурируем друг с другом. Мы никак не можем понять, что есть некоторые жизненно важные для всего русского сообщества Литвы права и условия, которые нужно защищать и отстаивать сообща, всем миром», – считает председатель совета российских соотечественников Литвы Андрей Фомин. И вместо соперничества немногочисленной русской общине Литвы необходимо преодолеть разобщенность, превратиться в сплоченную, сознающую свою национально-культурную идентичность и свои интересы общину.

С другой стороны, без поддержки со стороны России русская диаспора в Литве обречена на вымирание. Даже российский посол Владимир Чхиквадзе и тот подчеркнул, что сегодня «особое значение приобретают усилия, направленные на сохранение и развитие русского языка и культуры, отстаивание интересов и законных прав проживающих в Литве соотечественников – а тема сохранения русской культуры в Литве волнует сейчас не только русскоязычную общину, но и представителей литовской интеллигенции, международные организации, российское общество в целом».

Похоже, выполнение взволновавших посла задач по сохранению «русскости», бережному отношению к русскому языку и культуре, к своей национальной самобытности ложится на родителей. Ибо кто еще будет: 1) сохранять и передавать национальные ценности подрастающему поколению; 2) воспитывать детей в любви и уважении к родной культуре, к России; 3) формировать правдивые знания о российской истории; 4) активно привлекать к работе в общественных организациях соотечественников молодежь.

«Только так мы сможем сохранить свои корни, свою русскую принадлежность – и при этом, наряду с другими национальностями, составлять духовное богатство Литовского государства в его национальном многообразии», – утверждает А. Фомин. Но даже в смешанных семьях русский язык сегодня перестает быть языком повседневного общения. Родители, возможно, и общаются между собой по-русски, но дети уже говорят преимущественно на литовском. В профессиональной среде, безусловно, основным языком общения являются литовский или английский. В результате большая часть русской молодежи в Литве уже плохо говорит по-русски, часто с акцентом, либо с ошибками, переходя на литовский или на английский язык.

Если говорить о церкви, то православная община стареет и сокращается, а число прихожан, которые регулярно посещают православные храмы, становится все меньше. Остается Русский драматический театр, но, по мнению многих, он уже давно (особенно с приходом на пост худрука Йонаса Вайткуса) не выполняет функцию воспроизводства и трансляции ценностей русской культуры, а, наоборот, целенаправленно проводит политику «литуанизации» русского театра.

Так или иначе, проблема идентичности русского населения Литвы нынче волнует разве что одиноких лидеров многочисленных (в различное время их в Литве было создано около 60-ти) общественных организаций и созданных по национальному признаку политических партий и союзов – причем основным фактором выражения и сохранения русской идентичности является именно русский язык! Однако все происходящее свидетельствует о тенденции, скорее, к «размыванию» русской идентичности, нежели к потребности в ее осознании и укреплении…

Русскому населению Литвы свойственна неоднородность, что обусловлено не только различными (историческими, территориальными, социально-культурными, профессиональными, возрастными, семейными, образовательными) факторами, но также и индивидуальными особенностями носителей русского языка в Литве. Следует учесть, что русская община (увы, не диаспора; диаспора – это когда община сама себя содержит) формировалась в Литве в течение многих столетий. Это – и потомки русских, пришедших сюда в раннем средневековье, и староверы, предки которых пришли в Литву, спасаясь от гонений в XVII веке, и русские, приехавшие в годы СССР в результате различных миграционных процессов. Так или иначе, сегодня русские Литвы – люди разных поколений, с разным социальным статусом, с различным уровнем образования и культуры, с различной степенью интегрированности в литовское общество и, наконец, с различным уровнем владения государственным литовским языком.

И – с различной культурой РОДНОЙ РЕЧИ. Кстати, русский язык является родным языком не для всех русских страны: по данным переписи, почти 14 тысяч русских считают своим родным языком литовский! Далее – согласно опросу начала 90-х годов, из всех русских жителей 46% являлись коренными жителями, 41% проживали более 10 лет, большинство (59,5%) считали Литву своей родиной. Большая часть из них (69,7%) были людьми семейными; состав типичной семьи – четыре (36,7%) или же три (29,9%) человека. Среднее специальное образование было у 26,9%, высшее – у 26%, общее среднее – у 23,1% русских. На вопрос о том, удовлетворены ли русские условиями жизни в Литве, ответ «полностью удовлетворен» дали 21,6% респондентов, а «скорее удовлетворенных» в Литве оказалось 45%. Для сравнения: доля полностью и частично удовлетворенных жителей граничащей с Литвой Калининградской области составила соответственно 31% и 41%. При этом «скорее неудовлетворенных» (26%) и «полностью неудовлетворенных» (4,4%) русских жителей Литвы оказалось куда меньше, чем проживающих в Калининграде россиян (21,7% и 6,7% соответственно).

По наблюдениям социологов, многие русские Литвы, приезжая в Россию, чувствуют себя чужаками, их раздражают грязь на улицах, беспорядок, а также необъяснимые и не оправданные здравой логикой бюрократические требования. И это – стимул к тому, чтобы вернуться туда, где привычно «черный кофе подается в белой чашечке». Что касается русских граждан среднего возраста и молодежи, то они уже адаптировались к литовской культуре до такой степени, что гораздо комфортнее чувствуют себя в «европейской» среде и зачастую считают себя не русскими, а литовцами.

К тому же за 20 лет литовской независимости в стране выросло поколение, которое никогда не было на своей исторической родине. Эти «новые русские» успели окончить литовскую школу и ныне либо учатся в одном из литовских университетов, либо уехали в Великобританию на учебу или на заработки. Естественно, что обучение в Литве проходит на государственном литовском языке, и основной круг общения составляют именно литовцы. Так что вся «русскость» русской молодежи проявляется разве что 9 мая и 12 июня (когда российское посольство инициирует проведение массовых мероприятий) и в общении (на «великом и могучем») дома с «предками».

Естественно, в связи с этим возникает законный вопрос: кто они – еще русские или уже литовцы? И кем они сами себя считают? Так или иначе, проблема идентичности в среде русской молодежи Литвы заключается не столько в том, что они не воспринимают Россию своей родиной, своим домом – и позиционируют себя гражданами Литвы и европейцами, сколько в том, что у них сильно выражена социокультурная неукорененность, неопределенность.

Можно предположить, что третье поколение русских Литвы находится в ситуации ценностной «двунепринадлежности»: и не русские, и не литовцы. Как правило, большинство этих молодых людей, хотя и выросли в «русскоязычных» семьях, но родители отправили их учиться в литовскую школу (так сказать, для пущей «интеграции») – и сегодня их поведение и идентичность зависят от обстановки, окружения, конъюнктуры. Они формулируют мысли и воспринимают информацию (даже на семантическом уровне!) уже не на русском, а на литовском языке. Многие из них даже стесняются своих русских фамилий, которые «выдают» их не-литовское происхождение. И наоборот – ярче всего русскость (а если точнее, то советскость) проявляется в группе русских жителей Литвы старшего поколения, в особенности тех, кто приехал в Литву после Второй мировой войны «по распределению». Многие из них, прожившие всю свою сознательную жизнь в Литве, не говорят по-литовски, их круг общения составляют в основном русские, более того, они, как никто другой, испытывают внутреннюю потребность в постоянных связях с исторической родиной. Примечательно, что в этой группе больше всего граждан России.

Владас Любартас

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ.