Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Политический кризис в Белоруссии

Политический кризис в Белоруссии  далее »
18.09.2020
18:45:40
Константин Затулин обсудил проблемы региона с министром здравоохранения России Михаилом Мурашко далее »
17:37:18
В Институте стран СНГ обсудят положение Сербии на Балканах и современное состояние российско-сербских отношений далее »
12:58:23
МИД Литвы отреагировал на заявление Лукашенко о закрытии границ далее »
12:55:12
Лукашенко объявил о закрытии границ с Литвой и Польшей далее »
12:50:22
В Херсоне травят детскую музыкальную школу за конкурс русской песни далее »
17.09.2020
18:10:08
В Крыму погиб священник Александр Шумский далее »
15:52:14
Европарламент не признает Лукашенко легитимным президентом Белоруссии далее »
12:18:44
Минск готов переориентировать свои грузопотоки в Петербург далее »
12:17:45
Украина сорвала соглашение о перемирии на Донбассе — Грызлов далее »
12:16:21
Премьер-министры России и Казахстана обсудили вопросы сотрудничества в рамках ЕАЭС далее »

Пресс-конференция «Белоруссия не Украина: майдан не пройдёт» далее »

Что скрывает Зеленский? Между тем от 16.09.2020 далее »

Депутат Госдумы Константин Затулин собирается отстоять интересы сочинцев по острым вопросам далее »

Ниже радуги. Специальный репортаж от 15.09.2020 далее »

Польша: назад в будущее. Специальный репортаж от 14.09.2020 далее »

Язык, флаг и путь. Интервью недели от 13.09.2020 далее »

Протесты и массовые акции в Белоруссии не прекращаются. Что происходило в стране на этой неделе? далее »

Детали

Болгарская академия опустилась до мусорных журналов


14.09.2020 11:53:50

На этой неделе в Болгарской исламской академии состоялась защита диссертаций, но даже членам диссовета на руки не были розданы тексты работ докторантов, рассказывает известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр. Но даже авторефераты диссертаций БИА, по словам автора «БИЗНЕС Online», просто кричат о своей не самой высокой научной ценности. Так какие основы будущих традиций академии закладывают здесь сегодня?

На этой неделе в Болгарской исламской академии состоялась защита диссертаций. Сразу 9 человек удостоились высокого звания доктора богословских наук. Уже по традиции столь значимое для мусульман России событие проходило в режиме строжайшей секретности. Даже членам диссертационного совета на руки не были розданы тексты диссертаций. В результате тем приходилось присуждать научные степени практически вслепую, ориентируясь лишь на авторефераты (краткие конспекты) этих самых диссертаций и устные выступления соискателей. Но, как говорится, шила в мешке не утаишь. Даже по авторефератам, которые мне контрабандой удалось раздобыть, несложно понять, что новый выпуск БИА по факту провален — научный уровень защищенных диссертаций снова, увы, оставляет желать лучшего.

Ситуацию усугубляет тот факт, что в БИА созданы абсолютно все условия для работы, о которых многие вузы даже мечтать не могут. Президенты Татарстана — первый и действующий — приложили просто колоссальные усилия, чтобы БИА обзавелась фешенебельным зданием со всем необходимым оборудованием и получила патронаж аж главы государства. Попечительский совет академии, в который благодаря такой поддержке вошли главы регионов и российских нефтяных компаний, может стать предметом зависти даже для многих федеральных университетов. На этом фоне готовить докторантов, чьи диссертации приходится стыдливо прятать от общественности (кстати, работы предыдущих выпусков также до сих пор не обнародованы), как-то не комильфо.

Впрочем, справедливости ради стоит заметить, что на то есть и объективные причины. Все дело в том, что в исламскую сферу, за исключением небольшого числа романтиков, в основном идут по остаточному принципу — те, кто не смог поступить в «нормальный» вуз, или те, кому просто нужно «откосить» от армии. Поэтому БИА приходится лепить докторов далеко не из самой первостатейной глины. И все же даже в этих действительно непростых условиях есть некоторые критические значения, некоторые флажки, заходить за которые — означает пробить дно. Именно о нем мы сегодня и поговорим.

Оценить в рамках публицистической статьи качество вынесенных на обсуждение диссертаций, тем более по их авторефератам, в обычных условиях задача не из простых. Но дно на то и дно, что его видно издалека и по широким мазкам. Как оказалось, даже на уровне авторефератов диссертации БИА просто кричат о своей не самой высокой научной ценности.

Для анализа возьмем автореферат диссертации, пожалуй, самого уважаемого докторанта БИА этого года — муфтия Абу-Даби (ОАЭ) Мохаммада Аслама.

Свою работу этот уважаемый соискатель посвятил понятию «рухса» в исламском праве, которое проанализировал на примере трудов индийского богослова Ахмада Риды (1856–1921). Отличие своего исследования от других аналогичных работ докторант скромно видит в том, что ему удалось разработать «образцовый (!) инструментарий (научный аппарат) для научного редактирования в области исламского права». Правда, с самого начала мы сталкиваемся с не самым удачным переводом ключевого для диссертации термина, который докторант обозначает не иначе как «шариатская концессия». Используя слово «концессия» для перевода понятия «рухсы», докторант, видимо, исходил из того, что и то, и то обозначает «дозволение», «уступку». Однако в западной правовой традиции концессией называют не уступку в смысле ослабления строгости закона, что подразумевает собой исламское рухса, а уступку в смысле передачи прав на имущество от государства частному инвестору. Другими словами, эти понятия совершенно не пересекаются и не могут рассматриваться как смысловые аналоги. Впрочем, возможно, у «совершенного научного аппарата» совсем другая логика.

Какие положения докторант вынес на защиту? Первое: «Имам Ахмад-Рида-Хан аль-Барельви — один из пионеров центристской (умеренной) исламской мысли на Индийском субконтиненте». Как несложно догадаться, для того чтобы обосновать данный тезис с научной точки зрения, докторанту необходимо проследить историю исламской мысли на Индийском субконтиненте от зарождения до времени рассматриваемого ученого. Однако наш уважаемый докторант этого не сделал: весь его текст сфокусирован исключительно вокруг наследия Риды. На чем же тогда основано его утверждение, составляющее одно из доказываемых им положений, о том, что Рида — пионер чего бы то ни было? Совершенно непонятно.

Второе положение, которое докторант выносит на защиту, звучит так: «Многотомное произведение „аль-‘Атайа ан-набавиййа фи-ль-фатава ар-ридавиййа“ (сборник фетв имама Ахмад-Рида-Хана) — это предмет гордости для всего ханафитского мазхаба». Предмет гордости? Хм, любопытное научное понятие. По каким, интересно, критериям докторант определил, что все ханафиты гордятся мало кому известным индийским автором?

Третье положение следующее: «Исламское право характеризуется гибкостью и всеохватностью, оно подходит для любой эпохи и страны, не противоречит современности, не теряя своей оригинальности». Уважаемый диссертант, вы что, смогли изучить опыт каждой страны из каждой эпохи, чтобы утверждать нечто подобное? Видимо, так, раз берете на себя смелость делать столь широкие обобщающие заявления. Что ж, низко снимаем тюбетейку перед всезнающем автором образцового научного аппарата!

Не знаю, какие замечания делали ко всем этим моментам члены диссертационного совета БИА (повторюсь, защита проходила в режиме секретной спецоперации), но сам факт их допуска к защите говорит о многом.

Другие диссертации написаны примерно в таком же ключе. В одних обсуждаются бессмысленные, давно пережеванные вопросы исламского фикха, в других, как у Аслама, больше риторики, нежели науки.

Как известно, диссертанты должны апробировать результаты своих исследований. Какие же издания они избрали для публикации статей по теме диссертации? Изучаем их перечни литературы. И тут нас ждет сразу несколько сюрпризов.

Докторант Магомедарип Рамазанов, судя по автореферату, вышел на защиту всего с одной статьей, которая была опубликована в журнале «Научное образование». Одна опубликованная статья и у другого соискателя Магомеда Салманова в том же «Научном образовании». Магомед Магомедов вышел на защиту с тремя опубликованными статьями. Одна была напечатана в журнале «Современная наука», а две — все в том же «Научном образовании». При этом у каждого из них заявлено еще по одной-две статьи, пока не вышедших из печати. Доктора наук с одной опубликованной статьей? Согласитесь: это маловато.

Как оказалось, «Научное образование» — издание, весьма любимое в Болгарской исламской академии. Так, только в третьем номере журнала за 2020 год от учебного заведения опубликовано аж 8 статей разных авторов. Что же это за магнит такой для вершины исламской мысли России? Давайте разбираться.

Заходим на сайт журнала. Издание выходит под лозунгом «Статьи в „Научном образовании“ — статьи в РИНЦ». Здесь же приводится ссылка на договор с ООО «НЭБ» для индексации в РИНЦ: № 460-11/2018 от 21.11.2018 года. Напомню, что российский индекс научного цитирования (РИНЦ) — это хороший признак. Он означает, что журнал индексируется во всероссийской базе данных научных публикаций. На сайте научной электронной библиотеки (НЭБ) eLIBRARY.ru данный журнал в действительности числится. Словом, все выглядит довольно прилично.

Однако это лишь кажущееся благополучие. На сайте самого «Научного образования» в глубине одного из его подразделов находим такое признание: «К сожалению, правила НЭБ таковы, что все журналы, заключившие договоры, в первые два года проходят так называемый испытательный срок. То есть статьи журнала обрабатываются системой eLIBRARY.RU, но в расчете индекса РИНЦ не участвуют. Полноценное участие начинается для всех статей через два года. То есть все статьи всех номеров журнала „Научное образование“ будут включены в расчет индекса РИНЦ, но после ноября 2020 года. Мы со своей стороны делаем все необходимые шаги». Что там будет через два года — бабушка надвое сказала, а в переводе на текущий русский данное признание означает, что перед нами самый настоящий мусорный журнал.

Научные журналы с пониженным социальным статусом бывают разные. Одни — элитные. Они умеют ценить себя и не торгуют любовью к науке задешево. Другие же самоуважением не страдают и обхаживают клиентов за сущие копейки. «Научное образование» — журнал из таких. Судите сами. Если публикация одной статьи в уже упомянутом журнале «Современная наука» вам обойдется в 8,5 тыс. рублей (заметим, что это не самая высокая цена на рынке таких услуг), то в «Научном образовании» вы можете пристроить статью всего за каких-то 240 рублей. При этом вы получите, как нас уверяют, весь комплект удовольствий: и экспертную оценку, и даже свидетельство о публикации.

Преодолевая брезгливость, я пошел по стопам докторантов Болгарской исламской академии — на свидание без долгих ухаживаний. Наспех открываю интернет, копирую первую попавшуюся на глаза статейку об исламе из «Википедии», добавляю к ней еще пару кусков, подвернувшихся под курсор компьютерной мышки, ворую у одного из докторантов перечень литературы (конечно же, совершенно не по моей теме) и, даже не читая (!) то, что получилось в итоге, отправляю в редакцию журнала «Научное образование». Жду. Через пару часов — вуаля: я счастливый обладатель документа под названием «Свидетельство о публикации».

Отправляю «статью» в редакцию журнала «Научное образование» и через два часа, как по расписанию, приходит «Свидетельство о публикации». Теперь вы знаете, что такое мусорный «научный» журнал не понаслышке: вы можете отправлять туда абсолютно любую чушь, и ее с радостью опубликуют, делая вид, что все это имеет научное значение.

Ну раз пошла такая пьянка, почему бы нам не замахнуться на Вильяма нашего Шекспира? Нахожу в интернете рассуждения ректора Данияра Абдрахманова о БИА, опубликованные в журнале «Минарет ислама» (да, ректор, в отличие от своих докторантов, предпочитает публиковаться в приличных изданиях), полностью их копирую и, заплатив очередные 240 рублей, отправляю в редакцию под заголовком «Стратегия развития Болгарской исламской академии». Но просто публикации мне теперь уже мало. Организм требует адреналина. И потому в текст статьи я вставил три собственных тезиса, так сказать, мой вклад в науку. Предложение первое звучит так: «Татарские богословы смогли прославиться прогрессивным учением о перемяче как главном условии принятия намаза верующего». Заметит ли мою вставку рецензент или нет? Не знаю. Но остановиться уже сложно. Щекочу себе нервы второй вставкой: «Старинные книги позволят повысить уровень флатуленции среди студентов и преподавателей». Пока вы с помощью Google вспоминаете, что такое флатуленция, я тем временем добавил в текст еще одну собственную интерполяцию, самый смак: «Академия исходит из того, что качество диссертаций ее аспирантов и докторантов напрямую зависит от степени наклона башни Сююмбике». Отправляю в редакцию и через два часа, как по расписанию, приходит «Свидетельство о публикации». А вы тем временем разобрались с флатуленцией? Ну конечно — это выделение кишечных газов.

Теперь вы знаете, что такое мусорный «научный» журнал не понаслышке: вы можете отправлять туда абсолютно любую чушь, и ее с радостью опубликуют, делая вид, что все это имеет научное значение.

Мне не хочется заниматься морализаторством. Журналы «с трассы» были, есть и будут в научном мире. У меня вопрос не к ним. У меня вопрос к ректору Болгарской исламской академии и научным руководителям ее докторантов и магистрантов: неужели вам все равно, в каких журнальных притонах ошиваются ваши подопечные? Если нет, то как вы могли допустить к защите диссертации, которые спутались с самыми отбросами продажной науки? И я не анализирую содержание этих статьей. Поверьте, оно не многим выше моих вставок.

Здесь важно прояснить и такой момент. Диссертация, строго говоря, — это не монография, не книга, на которые принято ссылаться. Она имеет статус рукописи. Ссылаются же на статьи, которые соискатель публикует во время своего диссертационного исследования. Они, собственно, и есть тот формальный плод труда, который можно пощупать прежде всего. Ведь именно в статьях представляются основные результаты исследования для специалистов и общественности. И если весь этот результат достоин разве что слива в унитаз мусорных журналов, то именно таков в сухом остатке и есть текущий вклад БИА в отечественную науку.

Секретные защиты диссертаций, которые упорно скрываются от людей, — верный признак несостоятельности нынешнего ректора БИА. Значит ли это, что все совсем плохо? Нет.

В Болгарской академии работают немало светлых умов, которые радеют за нее душой и действительно хотят превратить в центр исламской богословской науки России, вроде Дамира Шагавиева, честного мусульманского исследователя с обширными энциклопедическими знаниями. С каждым годом таких людей становится там все больше. Они все чаще и активнее восстают против системной халтуры, против профанации академии как научного учреждения. Так, например, как рассказывают ее сотрудники, на внутренних совещаниях твердо и настойчиво отстаивает высокие научные стандарты проректор БИА Айнур Тимерханов. И людей, подобных ему, которые не хотят мириться с выхолащиванием проекта БИА, там немало, хотя и не все решаются возвышать голос в защиту правды и принципов науки.

Но мне бы сегодня хотелось обратиться не к сотрудникам и преподавателям академии, а прежде всего к членам ее диссертационного совета. Многие из вас — действительно уважаемые и заслуженные ученые. Сейчас на кону не авторитет Болгарской академии, а ваш. Ей еще терять нечего, ибо она пока ничего не заработала, а вам уже есть чего лишаться. И только вы своим неравнодушием и научной принципиальностью можете сделать так, что БИА реализует свое предназначение и озарит российской умме путь свежей, фундаментальной богословской мыслью.

Нынешний момент важен еще и по другой причине. Сейчас закладываются основы будущих традиций БИА. Если ее доктора при попустительстве учителей опустились до мусорных журналов, то кого же выпустят они, когда со временем встанут на ваше место? Подумайте об этом.

Рустам Батыр

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.