Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Президентская кампания в Белоруссии

Президентская кампания в Белоруссии  далее »
07.08.2020
14:03:33
СМИ: задержанные в Белоруссии россияне стали жертвами провокации украинских спецслужб далее »
13:08:14
Лукашенко рассказал о предупреждении Украины о «российских боевиках» далее »
12:59:14
Конституционный суд Молдавии узаконил отстранение президента далее »
09:29:17
Пушилин отреагировал на назначение Кравчука главой делегации Киева далее »
08:19:28
Лукашенко рассказал о непростых отношениях с Путиным далее »
06.08.2020
23:12:53
Комитет ГД назвал разговор Зеленского и Лукашенко провокацией далее »
11:56:59
Лукашенко поручил пригласить в Минск генпрокуроров РФ и Украины далее »
11:12:51
Медведев предостерег от попыток создать в Минске образ врага из России далее »
09:42:55
ЦИК Белоруссии аккредитовал более 240 иностранных наблюдателей далее »
08:14:37
Германия отреагировала на просьбу Тихановской повлиять на Лукашенко далее »

Затулин рассказал, как справился с COVID-19 далее »

Белоруссия и украинский след: Зеленский отдал разведку спецам по диверсиям далее »

«Белорусская рулетка» для Александра Лукашенко далее »

Задержание россиян в Белоруссии. Отражение от 30.07.2020 далее »

«Российские боевики» под Минском. Что происходит в Белоруссии? Соловьёв LIVE от 30.07.2020 далее »

Нашли и обезвредили. Отражение от 29.07.2020 далее »

Грозин: страны ЦА ждет водный дефицит, но преодолеть кризис можно только вместе далее »

Рубрика / Общество

В Украине языковых проблем нет. Кроме одной: гопники vs законодательство


28.02.2020 17:25:05

Нарастает бурление страстей — общество остро реагирует на ряд запретов на использование родного языка гражданами Украины. Речь идет о лишении граждан права на получение образования на всех языках, кроме украинского, о запрете иных языков, кроме украинского, в деятельности органов власти, в сфере информации, обслуживания населения.

Анонсировано создание контрольных и репрессивных органов, которые должны обрушить всю мощь государственного аппарата на тех, кто не сможет или не захочет отказываться от сложившегося за века уклада жизни, или просто случайно выйдет за рамки того прокрустова ложа, в которое поборники моноязычия настойчиво пытаются запихнуть полилингвистическую Украину.

Права, которые вроде как есть

При этом нарушаются ратифицированные Украиной базовые международные конвенции, гарантирующие права человека. В частности, попирается Международный пакт о гражданских и политических правах, провозглашающий, что «в тех странах, где существуют этнические, религиозные и языковые меньшинства, лицам, принадлежащим к таким меньшинствам, не может быть отказано в праве совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой.., а также пользоваться родным языком».

Глашатаями моноязычия, зацикленными на искоренении всех языков, кроме украинского, попирается и Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Которая обязала государства, ее подписавшие и ратифици ровавшие (в т. ч. и Украину), обеспечить пользование правами и свободами, признанными в этой конвенции, без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка.

Создается опасность, что Европейский суд по правам человека, рассматривающий случаи нарушения конвенции, будет завален десятками тысяч жалоб от граждан с их исками к государству Украина (в т. ч. и материальными).

Но разве эти проблемы осознаются теми, кто привержен такому позорному явлению, как ксенофобия, и, руководствуясь ею, развернул кампанию не просто против общепризнанных прав человека в сфере использования родного языка, а против международных обязательств государства Украина! Следует напомнить классическое определение ксенофобии: это неприязнь к кому-либо или чему-либо чужому; восприятие чужого как неприятного, а возведенная в ранг мировоззрения ксенофобия может стать причиной вражды по принципу национального или религиозного деления людей.

Не стоит также забывать, что Всемирная конференция по борьбе против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости, проведенная по решению Генассамблеи ООН (Резолюция 52/111) в 2001 г., поставила ксенофобию в один ряд с такими позорными явлениями, как расизм и расовая дискриминация. А государство Украина официально присоединилась к этой позиции, приняв декларацию конференции в качестве части своего национального законодательства...

Между тем действия украинских ксенофобов не только противоречат международным конвенциям — под ними нет даже внутриукраинской законодательной базы. Да, есть законы «Про забезпечення функціонування української мови як державної», «Про повну загальну середню освіту». Но попробуем взглянуть на эту проблему непредвзято.

Без гнева и пристрастия

Начнем с небольшого юридиче ского ликбеза. Конституция Украины в ст. 9 провозглашает: «Чинні міжнародні договори, згода на обов’язковість яких надана Верховною Радою України, є частиною національного законодавства України». А коллизии, которые могут возникнуть при расхождении международного договора с национальным законом, регулируются двумя документами — принятой Украиной Венской конвенцией о праве международных договоров (ст. 27 которой устанавливает, что «государство — участник договора не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им этого договора») и законом Украины «Про міжнародні договори України», в ст. 19 которого эта норма продублирована в таком виде: «Якщо міжнародним договором України, який набрав чинності в установленому порядку, встановлено інші правила, ніж ті, що передбачені у відповідному акті законодавства України, то застосовуються правила міжнародного договору».

Т. о. национальный закон Украины может действовать только в той части, в которой он не противоречит действующему международному договору, ратифицированному Украиной. И это крайне неприятное для ксенофобов обстоятельство выбивает какие-либо юридические основания из-под их действий по лишению граждан права пользоваться их родным языком.

Совет Европы и Украина. Цена вопроса

Автору пришлось не просто быть у истоков европейской интеграции Украины, но и принимать непосредственное участие в практических шагах на этом пути. В период 1992—1995 гг. Украина предпринимала настойчивые попытки стать членом Совета Европы. И в ноябре 1995-го эти намерения реализовались — в соответствии с заключением №190 ПАСЕ от 26 сентября 1995 г. Украина стала членом этой организации.

Но не просто так — под обязательство выполнить ряд условий. В т. ч. в течение года ратифицировать Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств.

Очевидно, европейские политики решили: зачем им в общеевропейском доме раздираемая языковыми противоречиями Украина, и настойчиво рекомендовали ей (не хочу говорить «принудили») принять к исполнению европейские стандарты языковой политики. И когда встал вопрос «с хартией и с Европой или без хартии и без Европы», то не кто иной, как тогдашний глава Руха (он же — министр иностранных дел) Геннадий УДОВЕНКО 2 мая 1996 г. от имени Украины подписал хартию в Страсбурге.

Автор принимал активное участие в ратификации хартии, и какие препятствия создавались на пути ее ратификации и имплементации, знает не понаслышке. Это тема даже не статьи, а отдельной книги. Которая и была издана автором в 2008 г. — «Бегом от Европы? Кто и как противодействует в Украине реализации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств». В ней подробно описаны деяния ксенофобов — обман, подлоги, умышленная порча ратификационных документов, попрание Конституции, неправосудные решения, затягивание вопроса ратификации на семь лет, умышленные преграды в имплементации, заговор молчания вокруг хартии и даже попытки судебных преследований тех органов местного самоуправления, которые попытались воплотить в жизнь европейские нормы...

Но все же Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств в нынешней редакции была ратифицирована Верховной Радой 15 мая 2003 г. (закон Украины №802-IV), стала частью законодательства Украины и (внимание!) получила приоритет перед всеми внутренни ми законами Украины, регулирующими сферу культурно-языковой политики. Данным законом определен перечень языков, которым предоставлен региональный статус в Украине, в соответствии с европейскими стандартами определены обязанности государства Украина относительно реализации культурно-языковых прав граждан в сфере образования, судебной и административной сфере, в СМИ, культурной деятельности, в экономической и социальной жизни, в трансграничных обменах.

Согласно закону о ратификации Европейской хартии региональный статус ВР предоставила таким языкам: белорусскому, болгарскому, гагаузскому, греческому, еврейскому, крымскотатарскому, молдавскому, немецкому, польскому, русскому, румынскому, словацкому и венгерскому. Причем региональный статус эти языки получили на всей территории Украины — согласно ст. 29 Венской конвенции.
Понятно, что, к примеру, гагаузский язык, имея региональный статус на всей территории Украины, реально требует защитных мер на территории Одесской обл., где гагаузы и проживают. А вот на территории, скажем, Львовской или Тернопольской обл. такие меры вряд ли необходимы. Что оговорено в самой хартии — реальные защитные меры целесообразны в границах тех территорий, где их носители реально проживают.

Т. о. граждане Украины имеют ряд прав в сфере использования своих родных языков, которые они получили в рамках реализации европейских устремлений Украины.

О наших правах

Закон о ратификации хартии имеет несколько необычный вид. По структуре кардинально отличаясь от всех прочих законов Украины, содержит лишь перечень пунктов хартии, по которым Украина обязалась обеспечить реализацию культурно-языковых прав своих граждан. Поэтому читать его следует, имея рядом текст хартии.

Ниже приведен перечень тех пунктов хартии, которые государство Украина сделало частью своего национального законодательства и по которым взяло на себя обязательства защищать культурно-языковые права своих граждан.

В сфере образования (ст. 8 хартии):

— в дошкольном образовании полностью или в существенной части предусмотрено предоставление образования на региональном языке по крайней мере детям из тех семей, которые этого пожелают (подпункт a(iii) пункта 1);

— то же в начальном, среднем и профессионально-техническом образовании плюс возможность изучения регионального языка как составной части учебной программы (подпункты b(iv), c(iv), d(iv) пункта 1);

— в университетском и высшем образовании государство обязалось позволять и/или поощрять предоставление высшего образования на региональных языках или их изучение в качестве отдельных учебных дисциплин (подпункт e(iii) пункта 1);

— в сфере обучения взрослых, в том числе в повышении квалификации («непрерывное образование») государство взяло на себя обязанность содействовать и/или поощрять преподавание региональных языков как отдельной дисциплины (подпункт f(iii) пункта 1).

Кроме того, Украина взяла на себя обязанность предпринять меры для преподавания истории и культуры, связанных с использованием региональных языков, а также обеспечить подготовку и переподготовку учителей по этим дисциплинам (подпункты g, h пункта 1).

И кроме того, создать орган, который должен контролировать мероприятия в сфере создания и развития процесса преподавания региональных языков (подпункт i пункта 1).

В сфере судебных органов (ст. 9 хартии):

— в сфере уголовного судопроизводства предусмотрено, что ходатайства и доказательства, поданные как письменно, так и устно, не могут считаться неприемлемыми по той причине, что они поданы на региональном языке (подпункт a(iii) пункта 1);

— в сфере гражданского и административного судопроизводства позволяется предоставление документов и доказательств на региональном языке, при необходимости — с привлечением переводчика (подпункты c(iii), b(iii) пункта 1).

Кроме того, государство Украина обязалось не препятствовать признанию для сторон процесса действительности документов по причине их составления на региональном языке (подпункт с пункта 2). И наконец, наиболее важные законодательные акты также должны быть в переводе на региональный язык (пункт 3).

В сфере административных органов (ст. 10 хартии):

В органах местного и регионального самоуправления предусмотрена возможность при наличии достаточного количества носителей регионального языка реализовывать такие права:

— использовать региональный язык (подпункт а пункта 2);

— публиковать свои документы на региональном языке (подпункты с,d пункта 2);

— использовать региональный язык в «дискуссиях, которые происходят на их собраниях» (подпункты e,f пункта 2);

— использование параллельно с официальным языком для написания названий местности регионального языка (подпункты g пункта 2);

— удовлетворение по возможности просьб госслужащих, владеющих региональным языком, о направлении их на работу в соответствующие местности (подпункт с пункта 4);

В сфере средств массовой информации (ст. 11 хартии):

В пределах территорий, где используется региональный язык, государство Украина взяло на себя обязанность в сфере общественного вещания:

— предпринять меры для того, чтобы радио- и телеорганизации транслировали программы на региональных языках (подпункты a(iii) пункта 1);

— поощрять такую трансляцию на регулярной основе и/или содействовать такой трансляции (подпункты b(iii), с(iii) пункта 1);

— поощрять создание и распространение аудио- и аудиовизуальных произведений на региональных языках и/или способствовать такому созданию и распространению (подпункт d пункта 1);

— поощрять создание и функционирование как минимум одной газеты, которая будет печатать свои материалы на региональном языке и/или способствовать такому созданию и функционированию (подпункт e пункта 1);

— способствовать профессиональной подготовке журналистов и сотрудников СМИ, которые используют региональный язык (подпункт g пункта 1);.

Кроме того, государство Украина обязалось гарантировать свободу прямого приема радио- и телепередач из соседних стран, в которых используется язык, аналогичный языку, имеющему региональный статус в Украине, и не препятствовать ретрансляции радио- и телепередач, которые выпускаются в эфир на таком же языке (пункт 2). Правда, в этом вопросе предусмотрена возможность законодательного ограничения таких прав.

И наконец, Украина обязалась обеспечить представительство носителей региональных языков в органах, регулирующих работу СМИ (пункт 3).

В сфере культурной деятельности (ст. 12 хартии):

Украина обязалась применительно к библиотекам, видеотекам, культурным центрам, музеям, архивам, академиям, театрам и кинотеатрам, а также литературным произведениям и кинопродукции, фестивалям и предприятиям, предоставляющим культурные услуги:

— поощрять культурные формы, присущие региональным языкам, и способствовать доступу к произведениям, созданным на региональных языках (подпункт а пункта 1);

— способствовать доступу на иных языках к произведениям, созданным на региональных языках, и наоборот — доступу на региональных языках к произведениям, созданным на других языках. Оговорено, что это относится к переводу, дублированию, озвучиванию и субтитрированию произведений как на государственный, так и на региональные языки (подпункты b, c пункта 1).

Предусмотрено право лиц, представляющих носителей регионального языка, участвовать в планировании и осуществлении культурной деятельности (подпункт f пункта 1).

В сфере экономической и социальной жизни (ст. 13 хартии):

Государство Украина взяло на себя обязанность в пределах всей страны:

— запретить применение во внутренних правилах компаний и в личных документах любых норм, исключающих или ограничивающих использование региональных языков, по крайней мере между лицами, использующими такой язык (подпункт b пункта 1);

— предотвращать практику, направленную на отказ от использования региональных языков в экономической или социальной деятельности (подпункт c пункта 1).

Это значит:

— нет и не может быть каких-либо правовых оснований для ликвидации образования (от дошкольного до высшего) на любом региональном языке;

— у граждан имеется ряд прав на использование своего языка в судебных и административных органах;

— незаконны запреты и ограничения на использование родного языка в СМИ, равно как и в получении информации на родных языках;

— незаконны ограничения в использовании родного языка в культурной деятельности;

— незаконны запреты на использование региональных языков в работе предприятий. Например, нарушением закона является принуждение официантов, кассиров, диспетчеров, стюардов и других сотрудников сферы услуг к использованию исключительно государственного языка.

О толерантности при выборе заглавия статьи

Не скрою, при прочтении черновиков статьи некоторые мои друзья высказывали сомнения в целесообразности использования термина «гопники». Но они же, полностью соглашаясь с безупречным юридическим обоснованием прав граждан, которые они имеют в соответствии с Европейской хартией, грустно констатировали: «ОНИ все равно сделают по-своему». Т. е. в обществе существует понимание, что наличие у граждан языковых прав, соответствующих европейским стандартам и гарантированных на международном уровне, не означает, что Украина позволит ими воспользоваться. Нарушая при этом и свои обязательства перед международными организациями, и собственные законы — попросту говоря, подавляя право силой.

Когда автор в дискуссиях в соцсетях излагал перечень языковых прав, которые граждане имеют в контексте европейских интеграционных обязательств Украины, возражение был одно — мол, это все прекрасная теория, а для ксенофобов во власти нормы права не повод, чтобы их выполнять. Иными словами, хотя вы имеете полное право на собственный кошелек, для гопника из подворотни это не основание, чтобы не отбирать его у вас. У него есть бита, и ему хочется отобрать ваш кошелек, и вы остаетесь без кошелька... И чем тогда отличается гопник с дубиной или кастетом, отбирающий ваш кошелек, от чиновника, на таких же «основаниях» лишающего вас вашего законного права пользоваться вашим родным языком? Только тем, что вместо кастета у чиновника в руках государственные полномочия, используемые не просто вопреки закону, а с целью его попрания?

То же самое, что имеет место в случае «гопник — кошелек», происходит и с нашими языковыми правами в ситуации «ксенофоб — право на родной язык». Ксенофобам так захотелось — и вы остаетесь без прав, которые гарантированы не просто законом Украины, но и ее европейскими обязательствами. А в качестве биты используются государственные структуры.

И самый мощный ресурс, который есть у ксенофобов, это даже не уличные «активисты», не запуганные судьи, не покорные чиновники, не правоохранители, готовые выполнить любой приказ, и не мовні інспектори, а созданная иллюзия, что ксенофобы действуют в рамках закона, и вы обязаны им покоряться. А следует внимательно посмотреть на европейские языковые нормы, которые введены в украинское законодательство, — и тут же в отношении всех запретов напрашивается сакраментальное «а король-то голый!»

Да, государственный прессинг — это фактор, который невозможно игнорировать. Но понимание того, что государство тебя давит силой, попирая собственные законы, позволяет осознать, что все эти действия нелегитимны, и неизбежно приводит к выводу, что само существование государства — под угрозой. Ибо государство существует только тогда, когда оно способно обеспечить на своей территории выполнение собственных законов. А если оно попирает собственные законы и действует в интересах гопников — то разве это государство, и кому оно будет нужно, кроме самих гопников?

Когда слышишь о грядущих штрафах за «не тот язык», о ликвидации образования на «не тех» языках, о прессинге телерадиокомпаний за «не тот» язык, видишь продавцов, стюардов или официантов, боящихся общаться на том языке, на котором и они, и их клиенты всегда общались, то поневоле вспоминаются слова, произнесенные в Нюрнберге — о «преступниках, завладевших целым государством, и самое государство сделавших орудием своих преступлений».

«Незнание не освобождает от ответственности...»

Нарушение не просто прав граждан, но и законов Украины налицо. И потому ксенофобам и покорным проводникам их политики следует напомнить о ст. 161 УК: «пряме чи непряме обмеження прав або встановлення прямих чи непрямих привілеїв громадян за... мовними ознаками» влечет за собой ответственность от штрафа в 200 необлагаемых минимумов доходов граждан до восьми лет лишения свободы. Не стоит забывать и о ст. 356 УК — об ответственности за самоуправство.

Понятно, что сейчас о какой-либо ответственности и речи быть не может — государство со всеми его контролирующими и карающими органами в руках ксенофобов, и нарушителям ничего не грозит. На данном этапе государственности. Поэтому, мол, надо выполнять не закон, а приказы начальства.

Точно так же думали 18 тысяч чиновников времен Кучмы, которых потом вышвырнули с госслужбы. Точно так же думали чиновники времен Януковича, не подозревая, что за рвение им придется расстаться не только с должностями, но кое-кому — и со свободой, а то и с жизнью. Главная иллюзия — что конкретная власть навсегда, и текущая ситуация — вечна. А потом за попрание законов приходится отвечать. Причем организаторы убегают, а исполнители — отгребают...

Можно, конечно, посочувствовать чиновникам: начальство — вот оно, а изменение общественно-политической ситуации — когда еще будет. Но когда оно будет — см. опыт чиновников Кучмы и Януковича. И потому нынешним можно посоветовать руководствоваться старой истиной: когда не знаешь, как поступать, поступай по закону. Потому как ссылки на «мы не знали» или «мы выполняли приказ» не сработают. Особенно после публикации этой статьи.

Ситуация не безнадежна

Итак, существуют нормы международного договора, ратифицированного Украиной, заблокировавшие ксенофобские положения, которые противники культурно-языкового равноправия смогли протащить в национальное законодательство Украины. Те самые ксенофобские положения, де-юре недействительные, но навязываемые обществу всей мощью государственного аппарата, который вместо служения обществу, обеспечения законности и защиты прав граждан реализует противозаконные устремления ксенофобов.

А ведь развернуть Украину к европейским стандартам языковой политики достаточно просто — для этого не нужны голосования в Раде, изменения в Конституции, принятие новых или отмена ранее принятых законов — все необходимое для реализации европейских норм культурно-языковой политики уже есть в законе Украины о ратификации Европейской хартии. Достаточно всего лишь прорвать заговор молчания вокруг европейских обязательств Украины и обеспечить неукоснительное выполнение норм Европейской хартии. Это вполне можно сделать указом президента с условным названием «Про поглиблення європейської інтеграції України», где перечислить действующие в Украине пункты Европейской хартии и одновременно указать, какие нормы национальных законов ей противоречат и являются недействительными. А заодно и обязать органы государственной власти к неукоснительному соблюдению норм хартии — в сфере образования, телерадиовещания, в социальной и экономической деятельности. И, конечно же, рекомендовать органам местного самоуправления при определении языка обучения в школах учитывать мнение родителей, а не противозаконные циркуляры от ксенофобов.

Тем более что это прямая обязанность президента как гаранта прав и свобод человека и гражданина. Но решится ли он на такие действия? Посмеет ли использовать свои полномочия, чтобы ввести ситуацию в правовое поле, выступив против блокировки ксенофобами европейских норм языковой политики? Понятно, что против такого сценария выступят хорошо организованные ксенофобы, которые в таких случаях запугивают власть тем, что организуют дестабилизацию государства. Против будут и ксенофобски настроенные советники (прямо внушающие президенту, что такого понятия, как «региональные языки», в украинском законодательстве нет). Но, как говорится, надежда умирает последней. И пока президент словами и делами не подтвердил, что он не подчинился ксенофобам (например, подписанием закона «Про повну загальну середню освіту» с ксенофобскими нормами), надежда на решение культурно-языковых проблем на основе европейских обязательств Украины не умерла.

Есть и другой путь приобщения Украины к европейским языковым стандартам — намного более болезненный и потому крайне нежелательный. Он заложен в самой хартии — в части IV, где описана процедура контроля за выполнением норм хартии государством, ее ратифицировавшим. Если вкратце — по результатам деятельности государства в вопросе имплементации хартии составляется доклад, направляемый Комитету Министров Совета Европы, который вправе дать рекомендации государству-члену по реализации норм хартии. И в арсенале Комитете Министров СЕ есть действенные методы убеждения — в соответствии со ст. 8 Устава СЕ Комитет Министров может исключить из членов СЕ государство, нарушающее принцип верховенства права и препятствующее пользованию правами человека и основными свободами. Хотя, полагаю, на данном этапе такая опасность Украине не грозит. Пока не будет проведена распродажа земли, скупка или передача в концессию прибыльных активов Украины, все нарушения, даже самые зверские (вроде событий 2 мая в Одессе), будут числиться по разряду «издержек молодой украинской демократии». Поскольку ксенофобы — главные организаторы и исполнители распродажи Украины. И пока «мавры» не сделали свое дело, их не уйдут. А вот после решения экономических и геополитических проблем — тогда да, у европейцев наступит прозрение, и Украине придется перейти к соответствию европейским нормам и начать жить «как в Европе», заплатив сполна за все, что здесь наворотили ксенофобы. Разумеется, если государство раньше не сможет вернуть их в правовые рамки.

Понять — значит наполовину победить

Пока же придется исходить из существующих реалий. С одной стороны, в законодательном поле Украины существует закон о ратификации Европейской хартии, который ввел в Украине европейские нормы культурно-языковой политики и имеет приоритет перед национальными законами. С другой — существует ряд национальных законов с ксенофобскими положениями, которые еще в момент принятия противоречили нормам ратифицированного международного договора, а потому изначально являются юридически ничтожными.

Но ксенофобы силой подконтрольных им государственных структур принуждают общество жить не по действующим законам, а по нормам, которые иначе чем фейковыми не назовешь. При этом мощным пропагандистским воздействием обществу навязывается иллюзия, что эти фейковые нормы с запретами, ограничениями, наказаниями — юридически действующие! Хотя на самом деле это совсем не так.

Разумеется, лучшим выходом для ксенофобов была бы денонсация Европейской хартии. Но тут есть одна загвоздка: ее ратификация — условие членства Украины в Совете Европы. Вряд ли даже самым заядлым ксенофобам захочется повторить единственный за всю 70-летнюю историю СЕ случай, когда государство оказалось за бортом этой организации. Так произошло с Грецией в 1967 г., когда власть в этой стране в ходе государственного переворота была захвачена хунтой т. н. «черных полковников», которые откровенно начали топтать европейские стандарты прав человека. Но спустя семь лет хунта пала, Греция вернулась к соблюдению правовых европейских стандартов и вновь стала членом СЕ. Поэтому с учетом этого печального опыта украинские ксенофобы пойти на открытый конфликт с СЕ не решатся и, скорее всего, будут руководствоваться методикой, апробированной в Минском процессе: договор подписывать, но не выполнять. И маскируя проевропейской риторикой антиевропейские действия.

Но это возможно только в случае, если обществу будет внушено, что норм Европейской хартии нет, а изначально ничтожные положения об ограничениях и запретах на использование родных языков якобы являются действующими. И всеми силами внедряя в общественное сознание эту иллюзию, подавляя какую-либо информацию о реальной ситуации, ксенофобы пытаются не допустить реализации европейских стандартов языковой политики, которые заложены в правовое поле Украины соответствующими международными обязательствами нашего государства. И — напоминаю — имеющими приоритет перед национальными законами Украины.

И постскриптум — для моих национально-сознательных сограждан: в статье изложены нормы законов Украины, которые регулируют культурно-языковую сферу Украины в соответствии с ее международными обязательствами. Они могут не нравиться, вы можете возмущаться, обижаться, приходить в ярость, проклинать автора. Но это — нормы законов Украины. И все мы обязаны их выполнять. Памятуя об ответственности, которая предусмотрена для нарушителей. Кстати, предусмотрена законами Украины.

Владимир Алексеев, Украина

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.