Троянский конь покинет СНГ

Константин Федорович Затулин

Специальный представитель Государственной Думы РФ по вопросам миграции и гражданства, Первый заместитель Председателя Комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, депутат Госдумы I, IV, V, VII созывов, Руководитель Института стран СНГ, член Научного совета при Совете Безопасности РФ, председатель Комиссии по международной политике Межпарламентской Ассамблеи Православия, член Правительственной комиссии по миграционной политике, член Совета по казачеству при Президенте РФ, член Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом.

Заявление грузинских властей о выходе страны из Содружества независимых государств (СНГ) вернуло к жизни разговоры о будущем и перспективах организации.

Как демарш бывшей советской республики отразится на СНГ? Могут ли за Грузией последовать другие страны, входящие в организацию? Что означает крайне запоздалая реакция Александра Лукашенко на события в Южной Осетии? Своими мыслями по этим вопросам с «ДП» поделился депутат, первый заместитель председателя Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Госдумы РФ, директор Института стран СНГ Константин Затулин.

- Какую роль в СНГ играла Грузия?

- В том-то и дело, что Грузия была скорее тормозным башмаком, нежели страной, заинтересованной в развитии СНГ, способствовавшей ему. Грузия была своеобразным троянским конем внутри организации. Сейчас, когда Грузия покинет СНГ, все остальные страны только консолидируются. Единственной пострадавшей стороной в результате выхода Грузии из СНГ станет сама Грузия.

- Вы думаете, ей что-то угрожает в этой связи?

- Экономически Грузия мотивирована участвовать в СНГ, поскольку большинство производимых там товаров, предметов национально-экономической гордости находит сбыт только на постсоветском пространстве. Теперь эти связи будут прерваны.

- Могут ли за Грузией последовать другие страны, например Украина?

- Во многом это зависит от того, как будут складываться отношения Украины с Западом. Я думаю, вряд ли. Это было бы слишком нарочито, искусственно. И я убежден, что России по отношению к Украине нужно занимать прежнюю, достаточно жесткую позицию. И не позволять ее «размагничивать» разговорами о каких-либо компромиссах, которые России сегодня совсем не нужны.

- О чем, на ваш взгляд, говорит реакция президента Белоруссии Александра Лукашенко (вернее, ее отсутствие) в первые дни конфликта в Южной Осетии?

- Лукашенко в личном плане уязвлен сегодняшним уровнем отношений между Россией и Белоруссией. Он избрал не лучший повод для того, чтобы внести ясность в отношения с российским руководством. На мой взгляд, поступил не самым умным образом, продемонстрировал местечковость белорусской политики. И хотя он уже «поправился», это произошло слишком поздно, чтобы кто-то этого не заметил.



Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.