Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728
Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма

Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма  далее »
22.02.2018
14:51:10
Константин Затулин поздравляет с Днем защитника Отечества далее »
13:49:12
Новые уточнения правил регистрации мигрантов – против "резиновых" офисов далее »
13:45:34
На границе Таджикистана и Узбекистана разрушили "каримовскую стену" далее »
13:44:52
Закон о реинтеграции Донбасса предполагает силовое решение, заявил Лавров далее »
13:37:00
Для диалога ЕС и ЕАЭС важно решить конфликт на Украине, считают в Евросоюзе далее »
21.02.2018
15:16:24
Украина просит Молдавию препятствовать проекту газопровода «Южный поток» далее »
15:15:43
Волкер: военная помощь Киеву не ограничится поставкой комплексов Javelin далее »
13:58:57
Духовное управление мусульман Узбекистана избавили от куратора из СНБ далее »
13:42:02
«Сохраним гордость»: в Киргизии артист призвал игнорировать русский язык далее »
13:31:14
Молдова готова вернуть своего посла в Москву далее »

Закон о войне? Время покажет. Выпуск от 22.02.2018 далее »

Актуальная ситуация на Украине: 4 года после майдана далее »

О спорте, Украине и латинице в Казахстане в передаче "Умные парни" далее »

Россия в роли агрессора: как закон о реинтеграции повлияет на ситуацию в Донбассе далее »

Жить без памяти? Право голоса от 20.02.2018 далее »

Коррупционная вертикаль далее »

Памяти Игоря Ростиславовича Шафаревича далее »

Телепередачи / Русский вопрос

«РУССКИЙ ВОПРОС», ПЕРЕДАЧА 18, 27 МАРТА 2013 Г.

27.03.2013

Скачать медиафайл

В восемнадцатой передаче цикла «Русский вопрос»:

  • Новости «Русского вопроса» («Смерть Березовского и Кипр: что ждёт «блудного сына» и «блудные деньги»; «Что у муфтия на языке. К выступлению члена Общественной палаты Дамира Мухетдинова на радио «Голос России»; «Владимир Путин вступает в борьбу. Посещение клуба «Самбо-70»).
  • «Шемякин суд в Гааге» (Хроника объявленной смерти Сербии);
  • «Слишком Большой театр» (Пора поднять занавес).

В передаче принимают участие: Славенко Терзич, Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Сербия в России; Александр Мезяев, зав. кафедрой международного права Университета управления «ТИСБИ», профессор (г.Казань); Александр Ворошило, народный артист РСФСР, солист Большого театра в 1975-91 гг.; Эдуард Лимонов, писатель, воевавший на стороне сербов в Югославии в 1991-93 гг.; Леонид Ивашов, генерал-полковник, начальник Главного Управления военного сотрудничества Минобороны России в 1996–2001 гг.; Владислав Шурыгин, главный редактор журнала «Солдаты России», заместитель главного редактора газеты «Завтра», воевавший на стороне сербов в Югославии в 1994-95 гг.


ООО «Русский вопрос» благодарит Госкорпорацию «Ростех» за помощь и поддержку при подготовке программы.

Ваши отзывы и пожелания просим направлять по адресу rusvopros@materik.ru для программы «Русский вопрос». 



Стенограмма


Полная версия

К. ЗАТУЛИН: Здравствуйте. В эфире программа «Русский вопрос» и я, Константин Затулин, ее автор и ведущий. В сегодняшнем выпуске: «Шемякин суд в Гааге» (Хроника объявленной смерти Сербии); «Слишком Большой театр» (Пора поднять занавес).

Но прежде о важных для России и русских событиях за неделю.

Смерть Березовского и Кипр: что ждет «блудного сына» и «блудные деньги»

Умер, скорее всего повесился, Борис Березовский, – гражданин Российской Федерации, получивший в Англии политическое убежище и паспорт на имя Платона Еленина. «Ушел символ эпохи 90-х», «злой гений», «мелкий» или «крупный бес», – под такими заголовками продолжают комментировать эту новость от 23 марта российские и зарубежные СМИ. Все отмечают, что в последний период своей жизни Березовский, в прямом и переносном смысле слова, оказался у разбитого корыта – без прежних денег, друзей и клиентов и, самое для него главное, без роли и значения в политической жизни.

Нельзя сказать, что Березовский не пытался пересдать карты.




Цитата (Дмитрий Песков, пресс-секретарь Президента России):«Некоторое время назад Березовский передал Путину письмо, написанное им лично, в котором он признал, что совершил много ошибок, и в котором попросил у Путина прощения за эти ошибки, а также обратился к нему с просьбой получить возможность вернуться на Родину».

Путин не ответил. Если, конечно, не считать ответом разоблачительный фильм об олигархе, прошедший на канале «Россия» перед Новым годом.

Цитата (Павел Гусев, главный редактор «МК» в программе «Железная леди» на НТВ): «…если бы руководство страны и наш Президент пошли бы с ним на контакт, даже ответили ему, он бы счел это победой и устроил бы новый виток».

Возвращение «блудного сына» при жизни не состоялось. Но мораль в этой истории, безусловно, присутствует. Как и многозначительные совпадения: «утка» о задержании Абрамовича в США, стоившая ему падения акций на биржах и реальное обездоливание российских вкладов на Кипре.

Людям и деньгам лучше разделять свою судьбу со страной, откуда они родом.

Что у муфтия на языке. К выступлению члена Общественной палаты Дамира Мухетдинова на радио «Голос России»

На прошлой неделе на радио «Голос России» прозвучало интервью муфтия Дамира Мухетдинова, члена Общественной палаты при Президенте РФ.

Цитата (Дамир Мухетдинов, первый заместитель Председателя Духовного управления мусульман Европейской части России, настоятель Соборной мечети в Нижнем Новгороде):«Станет ли в 2050 году мусульманин Президентом России? Вполне возможно – при такой демографии, при такой исламизации общества».

Примером Мухетдинов ставит США, где в 2009 году президентом стал чернокожий Барак Обама. Размашистые прогнозы члена Общественной палаты, как и его выпады против Президента Чечни Рамзана Кадырова, вызвали резкое осуждение части мусульманского духовенства. Призыв Мухетдинова видеть будущее в мигрантах из мусульманской Средней Азии, а не в «мягкотелых» татарах и башкирах, воспринявших русскую культуру, перекликается с данными Федеральной миграционной службы о 3 миллионах незаконных мигрантов, воспользовавшихся безвизовым въездом, чтобы остаться в России. По сравнению с прошлым годом, число въезжающих в Россию иностранцев возросло на 14%.

Владимир Путин вступает в борьбу. Посещение клуба «Самбо-70»

Президент России Владимир Путин вместе с Мэром Москвы Сергеем Собяниным и Стивеном Сигалом 21 марта посетил спортивный клуб «Самбо-70». Клуб с 40 региональными отделениями, созданный в 1970 году мастером спорта Давидом Рудманом вместе с побитыми им 13-ю хулиганами, один из которых позже стал чемпионом мира, ярко иллюстрирует возможности национального спорта – самозащиты без оружия, которой занимаются уже в 83 странах мира.

Самбо - уже давно в очереди на признание олимпийским видом. Но, как известно, исполком МОК борьбу не жалует: в феврале он вообще рекомендовал исключить борьбу из программы Игр 2020 года. В знак протеста от олимпийского «золота» 1996 года отказался болгарский борец Валентин Иорданов, а затем сдал медаль и наш Сагид Муртазалиев. Посещая «Самбо 70», Владимир Путин подтвердил, что вступает в борьбу – за то, чтобы в сентябре в Буэнос-Айресе сессия МОК не вздумала оставить без борьбы олимпийское движение.

«Шемякин суд в Гааге»

К. ЗАТУЛИН: Весна нас не балует. Говорят, скоро ее вообще не будет: Россия из зимы будет попадать сразу в лето. Для наших ближайших родственников, сербов, весна уже давно стала зловещим временем года. 24 марта исполнилась очередная годовщина начала натовских бомбардировок Югославии в 1999 году. Этой весной справляет свой славный 20-летний юбилей Международный (Гаагский) трибунал по бывшей Югославии. 10 апреляему очередной раз предстоит отчет о своей деятельности перед Генеральной Ассамблеей, а затем – перед Советом Безопасности ООН.

Сюжет.

В мае 1993 года Совет Безопасности ООН единогласно учредил Международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 года. Сокращенно – МТБЮ, Международный трибунал по бывшей Югославии.

Перед ним была поставлена задача расследовать все военные преступления, преступления против человечности и преступления геноцида, совершенные с начала распада Югославии в 1991 году всеми сторонами конфликтов. Максимальное наказание, которое Трибунал уполномочен выносить – пожизненное заключение.

Создание Гаагского трибунала стало третьей попыткой международного суда в мировой истории, после Нюрнберга и Международного военного трибунала для Дальнего Востока по итогам Второй мировой войны. В ельцинской России, унаследовавшей проигравшему «холодную войну» Советскому Союзу, не задумались над многозначительной аналогией и проголосовали «за».

Цитата (Постоянный представитель России при ООН Юрий Воронцов, 1993 год): «Особенно важным представляется тот факт, что впервые в истории не победитель судит побежденного, а все международное сообщество в лице Трибунала вынесет свой вердикт тем, кто грубо попирает не только нормы международного права, но и просто человеческие представления о нравственности и гуманности»

К. ЗАТУЛИН: Трибунал был учрежден как временная структура. Окончание последнего процесса означает окончание его деятельности. Первоначально предполагалось, что к 2008 году будет закончено рассмотрение всех дел, а к 2010 – апелляций. Однако Трибунал продолжает действовать, и уже разрабатывается «третья стратегия выхода», предусматривающая продление его работы до 2021 года.

Но самое главное не в этом. Трибунал оказался «Шемякиным судом» – судилищем над Сербией и сербами, над самой возможностью существования сильного славянского государства на юге Европы.

Сюжет.

О мнимой беспристрастности Трибунала говорят результаты его работы. Львиная доля из 142 проведенных Трибуналом процессов – 92 – это суды над сербами, получившими в совокупности 685 лет тюрьмы. В гаагские тюрьмы оказалось брошено практически все высшее сербское военное и политическое руководство. Годами их держат в заключении в ожидании суда – якобы для сбора доказательств и тщательной подготовки процесса. А на самом деле – чтобы сломить волю, лишить положения и перспектив в жизни, подорвать здоровье и довести до смерти, если уж не получается осудить. Самый яркий пример – бывший Президент Югославии и Сербии Слободан Милошевич, здоровье которого не дали спасти в России даже под личные гарантии его возвращения в Гаагу, данные Владимиром Путиным. Вот уже десять лет в предварительном заключении находится добровольно, в знак протеста, явившийся в Гаагу Воислав Шешель – лидер Радикальной партии Сербии, вся вина которого в том, что он слишком популярен у себя на родине.

Сюжет (Эдуард Лимонов, писатель): «Я был писателем таким же как Хемингуэй как Оруэлл, который поехал и с винтовкой в руках вместе с анархистами защищал республиканскую Испанию. Так и я это делал …я знаю всех узников Гаагского трибунала. Когда они мне говорят, что Караджич военный преступник, я говорю – это клевета …народная память не забудет Слободана Милошевича …он оказался во главе сербского государства в самый тяжелый период этой истории и он мученик в данном случае, погибший в гаагской тюрьме. …судя по их приговорам, когда подавляющим большинством вынесено приговоров в отношении сербских военных сербских руководителей, и подавляющее большинство несербов, изначально привлеченных, были либо оправданы, либо отделались небольшими сроками пребывания в тюрьме, я могу только сказать, что это вообще произвольное, навязанное Западом судилище, оно несправедливо…»

Сюжет.

И действительно,к представителям других наций Трибунал относится совсем иначе, чем к сербам. Прокурор Трибунала выдвинул небольшое число обвинений против хорватов, босняков, македонцев и албанцев, но сделано это было демонстративно только в отношении преступлений, совершенных ими против друг друга, а не сербов. Судьи Трибунала «достойно» завершили этот спектакль, оправдав практически всех. Чудовищные обвинения косоваров в изъятии у сербских пленников человеческих органов и торговли ими, которые прокурор Трибунала Карла дель Понте решилась придать гласности лишь после ухода с поста, судьи даже не сочли нужным рассматривать. Главарь албанских террористов Рамуш Харадинай, обвинявшийся в истреблении сербского населения в Косово, был отпущен с миром.

Даже в тех редких случаях, когда Трибунал был вынужден осудить албанца или хорвата за слишком уж явные преступления против сербов, все спускается на тормозах. В ноябре прошлого года 100-тысячная толпа встречала в Загребе хорватского генерала Анте Готовину и его подельщика, генерала Младена Маркача, осужденных на 24 и 18 лет соответственно и отпущенных на свободу Апелляционной палатой Трибунала.

Цитата (Борислав Милошевич, Чрезвычайный и Полномочный посол Югославии в России в 1998–2001 гг.): «В том, что этот временный трибунал … является де-факто инструментом НАТО, а не настоящим международным судом, сегодня мало кто сомневается … Острие трибунала, прежде всего, направлено против Сербии и сербского народа».

К. ЗАТУЛИН: ГаагскийТрибунал продолжает судить Сербию и сербский народкак таковые – за то, что они еще есть. Он является важнейшим орудием демонизации сербов во всей новейшей истории и призван оправдать любые акции против них. Не случайно Трибунал официально отказался расследовать преступления, совершенные во время агрессии НАТО против Югославии. Карла дель Понте заявила, что НАТО не имело намерения при бомбардировках наносить ущерб мирному населению. На «нет» – и суда нет.

Цитата (Заявление Государственной Думы России от 7 июля 2000 г.): «Однобокая антисербская позиция МТБЮ, превратившегося в политический инструмент государств - членов НАТО и используемого для преследования руководителей Союзной Республики Югославии, дискредитировала его в глазах российской общественности»

Ведущий: Но почему именно сербы стали главными подсудимыми? И какое нам, русским, дело до этого?

Сюжет (Эдуард Лимонов): «История Сербских войн она очень несправедливая - весь Запад обрушился против Сербии не имея на то никаких оснований кроме того что сербы самая крупная нация на Балканах … Сербов пытались уничтожить … их не уничтожили как государство, но их поставили на колени. Цель была расчленить Югославию. Виновные по цепочке: Горбачев - мудак (он глуп. Он такой деревенский глупый парень, без чувства историзма. Он оказался у власти в огромной империи совершенно не соображая что это такое), а дальше идет Германия - она пыталась установить свой контроль за теми территориями которые когда то находились под влиянием Австро-Венгрии.

Раздербанили так как сейчас раздербанили Сирию как только что дербанили Ливию».

Сюжет (генерал-полковник Леонид Ивашов, начальник Главного Управления военного сотрудничества Минобороны России в 1996–2001 гг.): «Это была спланированная операция – установить контроль над этим важнейшим регионом мира.

…Натовцы постоянно облетали воздушное пространство Югославии, активно вели разведку, формировали эту Армию освобождения Косова, хотя еще несколько лет назад ее считали террористической организацией, которая занимается поставкой наркотиков. А здесь ее перепрофилировали, переподготовили и дали лозунг национально-освободительной войны. И стали вооружать, поддерживать.

…Когда предоставляем мы им разведывательные данные о деятельности этих террористов, - о складах, лагерях подготовки, - это лично генерал Квашнин передавал Кларку …«Да! да!» - с таким поклоном Кларк принимает, он главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе. Да, принимает, благодарит: «Спасибо, спасибо!».

Через полтора месяца я обращаюсь к генералу: «Уэсли, а какая реакция? Мы дали вам разведданные, давайте действовать вместе?» Он говорит: «О, Вы знаете, наша разведка очень слабая натовская – они не могут подтвердить, что это есть. Если разведка не подтверждает, мы не можем действовать».

Сюжет (Владислав Шурыгин, главный редактор журнала «Солдаты России», воевал и был ранен в Югославии): «…Роль русских добровольцев – она сводилась к такому, большому моральному фактору и символу того, что «Россия здесь». Большинство, конечно, ехали в Сербию защищать Россию. Потому что считали - это вот единство, враг у России и Сербии общий. Натовец, убитый в Косово, не появится под Москвой. Когда мы попадали непосредственно в район боевых действий, на нас смотрели как на передовой отряд. Нас, что только на руках не носили… Но при этом нам заглядывали в глаза и спрашивали «а где Россия?» И мы себя чувствовали виноватыми, потому что не могли ответить, где Россия. Потому что никаких полков, дивизий за нами не предвиделось».

К. ЗАТУЛИН: Наши с сербами судьбы настолько тесно переплетены, что вправе утверждать: если бы не ядерный щит, с русскими при развале СССР произошло бы то же, что произошло с сербами при распаде Югославии.

Сюжет.

Советский Союз и Югославия, при всех временами непростых отношениях между их руководителями, были единственными в мире социалистическими федерациями. Ради того, чтобы существовать в такой форме, в них на самое последнее место были задвинуты интересы самых крупных наций, русских и сербов. «Великодержавный русский национализм» и «великосербский уклон» считались опасными. Но когда пришло время, именно сербы попытались сохранить Югославию. Запад отреагировал разглагольствованиями о праве наций на самоопределение и немедля признал независимость Хорватии и Словении.

Когда же сербы, в ставших независимыми Хорватии, Боснии и Герцеговине, попытались тоже воспользоваться своим правом на самоопределение, цивилизованный мир закричал о «священной корове» территориальной целостности. Ровно такую же реакцию мы видели на примерах Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, Крыма и Севастополя и так далее. Стоило албанским сепаратистам в Косово потребовать независимости от Сербии, как опять вспомнили о священном праве наций на самоопределение. Как и у нас пытались – в Чечне.

И фигуранты те же.

Сюжет (генерал-полковник Леонид Ивашов, начальник Главного Управления военного сотрудничества Минобороны России в 1996–2001 гг.): «Когда Черномырдин был назначен спецпредставителем Президента по Югославии… Мы знали, что именно Клинтон просил Ельцина назначить Черномырдина. Всей подоплеки мы тогда еще не знали, что он по сути дела совершил акт предательства …И только позднее я получил документальную информацию, что еще за полгода до представительства своего, на вилле Альберта Гора, Черномырдин там вступил в некий сговор. А суть сговора состояла в том, что Соединенные Штаты, администрация Клинтона поддерживает претензии Черномырдина на пост президента Российской Федерации. Документально подтверждалось, что эту сделку оформил Билл Клинтон, что «ты Виктор – президент России, а Гор – В Америке. И мы надеемся, что будут отношения стратегического характера». И Виктор Степанович на это клюнул»














К. ЗАТУЛИН: Мы приветствуем в студии «Русского вопроса» чрезвычайного и полномочного посла Республики Сербия в России Славенко Терзича, который только что в январе вручил вверительные грамоты Президенту Владимиру Путину и Александра Мезяева, заведующего кафедрой международного права из Казани, который консультирует российский общественный комитет за освобождение Воислава Шешеля, Радована Караджича и генерала Младича.

Скажите, какое влияние деятельности Гаагского трибунала у бывшей Югославии оказывает и оказало уже на жизнь Сербии, сербского общества, на развитие югославского кризиса?

С. ТЕРЗИЧ: Вы знаете, очень коротко скажу - очень плохую. Потому, что мне кажется, Гаагский трибунал создан, чтобы быть средством наказания сербов, что они защищали свою родину, свой народ.

К. ЗАТУЛИН: Как Дамоклов меч, он все время висит над Сербией.

С. ТЕРЗИЧ: Да, это точно так. Чтобы настоящие виновники и настоящие преступники ввели такой или другой какой-то трибунал, они обвиняют этих, которые жили на своей земле, которые защищали свою родину, свои дома. И поэтому мне кажется, смысл этого трибунала это ревизия нашей истории, это ревизия даже нашей культуры. Я лично считаю, прежде всего, что Гаагский трибунал - это средство продолжения какой-то новой войны против Сербии и сербского народа.

К. ЗАТУЛИН: Александр Борисович, почему вы стали заниматься деятельностью МТБЮ - международного трибунала по бывшей Югославии?

А. МЕЗЯЕВ: Вы знаете, я начал знакомство с этим трибуналом давно, но решил посвятить себя изучению этого трибунала после того, как я оказался на процессе Слободана Милошевича.

К. ЗАТУЛИН: А вы были свидетелем, экспертом?

А. МЕЗЯЕВ: Я начинал, как наблюдатель. То есть я просто присутствовал, затем я был участником защиты Слободана Милошевича.

И вы знаете, я просто вспоминаю слова известного русского писателя «не могу молчать», это было именно то ощущение, что происходит в этом зале, и было интересно видеть, что практически в зале нет журналистов. Хотя репортажи регулярно появлялись и на Интернет-сайтах и в прессе, но я почти не видел там журналистов. И естественно этот процесс освещался очень необъективно. Могу привести один пример, когда один из свидетелей прокураторы в первый день давал показания против Милошевича. Это был господин Рато Маркович. А затем на второй день утром он признался в том, что вчера он давал показания под давлением и даже пытками дать показания против Милошевича. Так вот журналисты полностью описали первый день показаний и ни слова не сказали о втором. Поэтому я понял, что обязательно об этом нужно говорить и знакомить мировую общественность с тем, что происходит. Кстати, я хочу отметить, что господин Трезич был свидетелем…

С. ТЕРЗИЧ: Экспертом.

А. МЕЗЯЕВ: …экспертом на процессе Слободана Милошевича, как…

С. ТЕРЗИЧ: По истории Косово и Метохии.

К. ЗАТУЛИН: Я не открою большого секрета для сербов, а для наших телезрителей в России хочу сказать, что Славенко Терзич не является профессиональным дипломатом. Он историк, широко известный в Сербии и во всей Югославии, директор института, который сейчас пришел на государственную службу. Я хочу поэтому еще один вопрос задать: Славенко, скажите, как нынешние власти Сербии относятся к сотрудничеству с трибуналом? Вы вообще верите в это «гаагское правосудие»?

С. ТЕРЗИЧ: Коротко скажу - не верю. Я считаю, что может быть, 90% сербов не верят. Вы знаете в чем дело, если посмотреть, кто сидит в этом Гаагском трибунале, там сидят сербские президенты республики сербской и республики Сербии и Югославии. В войне коменданты - сербы, они только там. Ни одного хорватского президента, ни одного начальника главного штаба там нет. Албанского, мусульманского, хорватского нет. Значит, всем ясно, что это просто строительство политики НАТО прежде всего против Сербии и против сербов.

Что касается отношения … Раньше это у нас это было правительство, которое пришло после 5 октября, как я говорю часто, после нашей Великой октябрьской революции 5 октября 2000-го года.

К. ЗАТУЛИН: Вы имеете в виду правительство Джинджича?

С. ТЕРЗИЧ: Да. И потом. Вы знаете, это уже известно, они просто выдали президента Югославии Милошевича, не только выдали, но выдали на самый святой день. Это день битвы в Косово и Метохии.

К. ЗАТУЛИН: 1389 года.

С. ТЕРЗИЧ: Это было какое-то условие нам, повторяли почти каждый месяц, как сейчас повторяют около Косово. Если вы не передадите это и это, вы не сможете получить деньги, пойти в Евросоюз.

К. ЗАТУЛИН: То есть держат на коротком поводке и каждый раз говорят.

С. ТЕРЗИЧ: Это было все время.

К. ЗАТУЛИН: Еще совсем недавно при предшественнике господина Николвича господине Тадиче был выдан Радован Караджич, был выдан генерал Младич.

С. ТЕРЗИЧ: Сегодняшнее правительство, как мне кажется к этому относится более осторожно и более критически. По каким-то представлениям русофобии нескольких столетий считается, что сербы на Балканах - это всегда было и будет, так считают, продолжение руки России на Балканах, русского влияния. Чем меньше сербское государство, тем более узкая опора у могучего русского… Я боюсь, что русские это не понимают, что война против сербов, развал Югославии это только кусочек более широкого плана…

К. ЗАТУЛИН: Не все русские. Я хочу обелить здесь наше население. Я хочу сказать, что, да вы знаете об этом Славенко, что симпатии русского народа всегда были на стороне Сербии. И во всех актах драмы Югославии, а затем Сербии, мы всегда выступали за Вас.

С. ТЕРЗИЧ: Это ясно.

К. ЗАТУЛИН: Не всегда власти наши вели себя последовательно, но народ и общественность всегда были на Вашей стороне.

Александр Борисович, как вы рассматриваете правомочность решений трибунала с точки зрения международного права?

А. МЕЗЯЕВ: Да, Константин Федорович, вы знаете, существует такое мнение о том, что международный трибунал по бывшей Югославии - это некая высшая стадия развития международного права.

К. ЗАТУЛИН: Это третий международный трибунал после Нюрнберга, трибунала по Дальнему Востоку. Они в общем у нас с положительным знаком рассматриваются. А вот этот трибунал?

А. МЕЗЯЕВ: Если мы с вами посмотрим на тексты этих решений, то мы будем все очень удивлены, потому, что большинство из этих решений не просто не соответствуют международному праву, а прямо ему противоречат. Неоднократно принимались решения, которые просто переделывали международные Конвенции. Например, Конвенцию о геноциде. Данная Конвенция исходит из того, что для доказательства вины человека в геноциде необходимо не просто умысел, но специальный умысел. Гаагский трибунал принял ряд решений, в которых этот умысел не просто не устанавливался в виде специального, но вообще не устанавливался. Например, так называемая концепция Joint criminal enterprise совместные преступные действия третьей категории предусматривает возможность осуждения не только лица, который не участвовал в совершении преступлений, но даже и не знало об этом.

К. ЗАТУЛИН: В связи с этим хочу спросить о Воиславе Шешеле, он по-моему, уже 9-й год сидит.

А. МЕЗЯЕВ: Уже 10 лет.

К. ЗАТУЛИН: Уже 10 лет сидит. Он сам пришел туда.

А. МЕЗЯЕВ: 23 февраля…

К. ЗАТУЛИН: В знак протеста против того, что произошло в Сербии. Он же ведь не был ни военным, ни руководителем государства, за что сидит Шешель, почему его до сих пор держат в трибунале?

А. МЕЗЯЕВ: Вот 23 февраля исполнилось ровно 10 лет со дня его заключения. Держат его, конечно, по политическим причинам, потому, что если мы с вами посмотрим и обвинительный акт, и те доказательства, которые были представлены, то мы увидим, что не то, что не были доказаны те обвинения, которые выдвинула прокуратора, но и Шешель сумел доказать, что трибунал представляет ложных свидетелей.

К. ЗАТУЛИН: Ведь известно, что Анте Готовина рассматривается чуть ли не, как кандидат в будущие президенты Хорватии, как национальный герой. Это человек, который командовал хорватскими военными, который штурмовал Книн. Погибли сотни тысяч людей при этом. Он был приговорен, уникальный случай, Гаагским трибуналом к 24 годам. И был освобожден!

А. МЕЗЯЕВ: С точки зрения международного права это уникальное дело. Готовину оправдали, но очень важно обратить внимание за что. Его оправдали не за саму эту операцию «Блеск», которая была совершена.

К. ЗАТУЛИН: Это как раз штурм Книна.

А. МЕЗЯЕВ: Военная акция против гражданского населения. А за то, что во время это операции не было совершено преступлений». То есть сама акция Гаагским трибуналом по сути была освящена. И это еще одно очередное преступление, которое совершил Гаагский трибунал. Я здесь полностью хочу согласиться с господином Терзичем, который сказал, что этот трибунал является продолжением войны, которая ведется против бывшей Югославии.

К. ЗАТУЛИН: И Сербии.

А. МЕЗЯЕВ: И Сербии.

К. ЗАТУЛИН: Можем ли мы сегодня подвести итоги. Трибунал, как я понял уже, обязан был завершить работу в 2009 или 10-м году. Почему он до сих пор продолжает работать?

А. МЕЗЯЕВ: Он продолжает работать потому, что он не хочет закрываться. Во-первых…

К. ЗАТУЛИН: По одной простой причине…

А. МЕЗЯЕВ: Да. Одна цифра все объясняет. Финансирование трибунала составляет примерно, в разные годы по-разному, но примерно 25% бюджета ООН.

К. ЗАТУЛИН: 25%?

А. МЕЗЯЕВ: Бюджета ООН.

К. ЗАТУЛИН: Бюджета ООН?

А. МЕЗЯЕВ: Да.

К. ЗАТУЛИН: Организации объединенных наций?

А. МЕЗЯЕВ: Организации объединенных наций. Это самое затратное в финансовом отношении предприятие ООН.

С. ТЕРЗИЧ: Хороший бизнес, да.

А. МЕЗЯЕВ: Это очень хороший бизнес.

К. ЗАТУЛИН: И наши российские взносы тоже идут на финансирование?

А. МЕЗЯЕВ: Да, как и все другие. Конечно, в разные годы эта сумма менялась, сейчас она несколько меньше, но мы не должны забывать, что взамен закрываемого МТБЮ, который мы так и не можем закрыть, создан новый трибунал под странным названием Международный остаточный механизм уголовных трибуналов, который будет продолжать рассматривать дела против сербов в основном после закрытия МТБЮ. Поэтому здесь в общем-то произошла очень интересная дипломатическая игра, когда трибунал по бывшей Югославии закрыли, но открыли новый трибунал.

К. ЗАТУЛИН: Следствие закончено - забудьте, следствие снова началось. Господин посол, хочу спросить, эта нашумевшая история в 2008 году. Карло дель Понте, уже будучи послом в Аргентине, ее отправили из Гааги, где она была главным обвинителем, выпустила свою книгу, которая сразу породила международный скандал, рассказала о том, что на самом деле лидеры самопровозглашенного Косово участвовали в торговле, изъятыми из пленных сербов человеческими органами.

С. ТЕРЗИЧ: Выгнали почти всех сербов из Косово. Осталось может быть 100 тысяч, чуть больше. А потом сделали такие преступления, торговля органами, почти живые люди на севере Албании, ужасные вещи делали.

К. ЗАТУЛИН: Речь идет о нескольких сотнях человек, насколько я понимаю.

С. ТЕРЗИЧ: Да. Большинство молодые, чтобы они были здоровые. Это такая ужасая вещь. Если бы мы были нормальное международное общество, просто ООН должен рассматривать все это дело, несмотря на Гаагский трибунал и международный другой суд.

К. ЗАТУЛИН: То есть Гаагский трибунал после всех этих выступлений чуть ли не главного действующего лица Гаагского трибунала в прошлом Карло дель Понто никак не отреагировал?

С. ТЕРЗИЧ: Простите, они потеряли доказательства. Они что-то собрали в трибунале и потеряли. Извините, это ужасное преступление.

К. ЗАТУЛИН: Это зверство просто.

С. ТЕРЗИЧ: Это зверство. И Европа, цивилизованная Европа просто молчит.

К. ЗАТУЛИН: Были ли какие-то попытки как-то поднять этот вопрос в трибунале?

А. МЕЗЯЕВ: В Гаагском трибунале этот вопрос сейчас не рассматривается.

С. ТЕРЗИЧ: Извините, в истории это будет самым большим преступлением после Второй мировой: НАТО первый раз после Второй мировой войны бомбило независимое государство. НАТО первый раз использовало в Сербии 35 тонн неотбеленного ураниума. У нас очень высокий рост заболеваний от рака сейчас.

К. ЗАТУЛИН: Речь идет о том, что в ходе бомбардировок были использованы боеприпасы с так называемым слабообогащенным ураном. То есть по сути атомные боеприпасы.

С. ТЕРЗИЧ: Абсолютно, да.

К. ЗАТУЛИН: Иной раз в России создается впечатление, что устав от давления, которое оказывается на Сербию, сербские политические круги сегодня готовы отойти от такой непримиримости в вопросе непризнания Косово. …поскольку есть такое стремление вступить в Евросоюз, это является условием. Так ли это?

С. ТЕРЗИЧ: Ни одно сербское правительство, ни один председатель, прежде всего сегодняшнее, не будет никогда признавать независимое, такое искусственное государство Косово и Метохию. Если надо, чтобы мы вошли в Евросоюз, признать Косово, мы не будем это никогда делать.

Потому, что Косово это не только территория, это суть культурного идентитета сербского народа, сербской истории.

Слово «Метохия» означает «подворье». Метохия - это подворье, это сербские монастыри. Вы знаете, там было около 1300. Много их уничтожено полностью.

К. ЗАТУЛИН: Памятники мировой культуры?

С. ТЕРЗИЧ: Это часть всемирного наследия Сербии. Это часть европейской христианской цивилизации, не только сербской православной цивилизации. И вот Европа молчит.

К. ЗАТУЛИН: По-моему резиденция сербской православной церкви, патриарха находится…

С. ТЕРЗИЧ: В Пече, абсолютно, столицей нашей старой.

К. ЗАТУЛИН: …на территории Косово.

С. ТЕРЗИЧ: Там самые богатые районы, очень богатые районы там находятся. Я имею в виду культуру, нашу цивилизацию, искусство сербское, архитектура сербская. Поэтому, мне кажется, никто и никогда, если хочет быть во главе Сербии не будет признавать Косово и Метохию.

К. ЗАТУЛИН: Считаете ли вы безупречной линию нашей дипломатии в случае с деятельностью Гаагского трибунала? Не следует ли нам, например, сначала в Ген. Ассамблею 10 апреля, затем в Совете Безопасности наложить вето на дальнейшее его существование?

А. МЕЗЯЕВ: Вы знаете, в последние годы просматривается некоторое новое отношение нашей дипломатии к Гаагскому трибуналу. Хотя критические замечания, которые высказываются на заседаниях Совета Безопасности обычно заканчивались тем не менее голосование за резолюции. Но, по последней резолюции о продлении полномочий некоторых судей, это состоялось в ноябре прошлого года, впервые Российская Федерация воздержалась. То есть я вижу здесь некоторое изменение в правильном направлении.

К. ЗАТУЛИН: Но, воздержалась, это означает все-таки не препятствовало принятию резолюции.

А. МЕЗЯЕВ: Да, но это впервые за 20 лет, впервые.

К. ЗАТУЛИН: Я очень благодарен вам за участие в нашей программе и надеюсь, что 10 апреля, а потом в Совете Безопасности наши дипломаты сделают то, что они должны сделать.

С. ТЕРЗИЧ: Спасибо.

Резюме (К.Ф.Затулин):

Бессовестность,несправедливость – самый страшный упрек для русского человека. Мы против Гаагского Трибунала по бывшей Югославии. Мы не верим, что его настоящий заказчик – страны НАТО – все 20 с лишним лет продолжающейся трагедии Югославии, а затем Сербии были озабочены тем, как бы помочь ее народам, особенно сербскому.

Модно кричать: «Бей депутатов, спасай Россию!». Я уже не депутат, но хочу их реабилитировать – по крайней мере, в этом вопросе об отношении к лживому гаагскому правосудию. Каждый состав Государственной Думы России не раз и не два голосовал за скорейшее закрытие МТБЮ. Но не странно ли, что при том, что руководство страны давно разделяет это мнение, Российская Федерация в ООН не ставит все точки над «и». Каждый раз под каким-то предлогом Совет безопасности, в котором у нас право вето, продлевает существование этого Трибунала и тем самым судилища над братским сербским народом. Очень надеюсь, что в апреле и мае наши дипломаты в ООН наконец сделают то, что должны сделать.

В конце концов, нам ведь тоже есть чего стыдиться в этой истории.

«Слишком Большой театр»

К. ЗАТУЛИН: Сегодня Всемирный день театра. Уже больше полувека этот праздник в конце марта отмечают режиссеры, актеры, осветители и, даже, работники театрального гардероба. В своем письме к цеху гардеробщиков МХАТа Константин Станиславский как-то написал: «…спектакль начинается с момента входа в здание театра. Вы первые встречаете приходящих зрителей…». Со временем эта фраза трансформировалась и превратилась во всем нам хорошо известное: «театр начинается с вешалки»

Так получается, что сегодня театр начинается задолго до вешалки. Телевидение, радио, газеты, интернет – все это формирует у людей представление о театральной жизни и о том, что в ней происходит. Если посмотреть на последние события русской театральной жизни, то вывод можно сделать только один: «с театром в России не все в порядке».

Сюжет.

Поздно вечером, 17 января этого года, возвращающегося домой Сергея Филина, художественного руководителя Большого театра, окликнул прохожий. Обернувшемуся Филину в лицо плеснули серную кислоту. Сложные операции, врачебные консилиумы, усилия лучших офтальмологов … Жизнь Сергея Филина уже вне опасности.

Спустя всего полтора месяца подозреваемые были задержаны, а уже седьмого марта было предъявлено обвинение предполагаемому организатору нападения солисту Большого Театра Павлу Дмитриченко, предполагаемому исполнителю Юрию Заруцкому, а также водителю Андрею Липатову, который привез исполнителя на место. Максимальный срок по такому обвинению – 12 лет.

12 марта Артисты Большого театра пишут открытое письмо в защиту Дмитриченко. Они говорят о презумпции невиновности, о независимом расследовании и подозревают, что Дмитриченко мог стать жертвой.

Цитата (открытого письма артистов Большого театра): «Мы обращаемся к руководству страны с просьбой создать независимую комиссию по выявлению причин, приведших к трагедии».

Цитата (замначальника Управления уголовного розыска ГУ МВД России по Москве подполковник Максим Ваничкин): «информации о том, что они непричастны к преступлению, будь то алиби, или наличие другого подозреваемого, нет».

К. ЗАТУЛИН: Дальше – больше. Следствие выступило с предложением провести очную ставку Филина и Дмитриченко. А Павла Дмитриченко на прошлой неделе выбирают председателем профсоюзного комитета Большого театра.

Вот такая хроника событий. История запутанная и скандальная. Но, так получается, что скандалы и интриги вокруг Большого в последние лет 10 – обычное дело.

Сюжет.

В 2003 году директор театра Анатолий Иксанов и экс-министр культуры Михаил Швыдкой затеяли грандиозную «реконструкцию». Через 6 лет, в 2009 году Следственному комитету пришлось возбудить уголовное дело о необоснованном расходовании средств, выделенных на реставрацию Большого театра. Выяснилось, что одни и те же работы были оплачены трижды. Стоимость реконструкции выросла по сравнению с первоначальной сметой в 16 раз и составила 35 с половиной млрд рублей.

За время реконструкции сроки ее окончания переносились регулярно, сначала на 2008 год, потом на 2009, потом появилась дата – конец 2011 года.

Визит Президента Медведева в театр привел к очередному скандалу. Николай Цискаридзе сказал, что реконструкция не сделана, а артистов готовили к встрече с президентом, заявив, что "если кто-то откроет рот и что-то скажет, это будет иметь страшные последствия". Руководство Большого было вынуждено оправдываться перед журналистами.

К. ЗАТУЛИН: Ну а раз театр начинается со СМИ, продолжается в районе вешалки, то заканчивается он все равно на сцене. И все, что происходит с Большим на сцену положительно, к сожалению, не влияет. Скандалы преследуют главный театр страны и здесь. Вот обзор главных скандальных постановок «Большого» за последнее время…

Сюжет «Скандальные постановки Большого театра».

В марте 2005 года в театре состоялась премьера оперы "Дети Розенталя" в постановке режиссера Эймунтаса Някрошюса, музыку к которой написал Леонид Десятников, а либретто Владимир Сорокин.

Спектакль вызвал столь сильный резонанс, что у стен театра проводились пикеты и акции протеста.

Комитет по культуре Госдумы проверял тогда информацию о постановке в Большом театре оперы на либретто Сорокина, в произведениях которого усматривалась, как было сказано, порнография.

Первый спектакль, показанный после реконструкции исторической сцены, – «Руслан и Людмила» - оставил у зрителей и театральных критиков разные впечатления. Режиссер Дмитрий Черняков, еще перед премьерой заявив, что скандала не боится, радикально трансформировав классический сюжет. Теперь в нем: эротические игрища, обливание пивом, а также ряд отсылок к теме наркотиков. Замок злой волшебницы Наины в спектакле показан как бордель, а сады Черномора стали «салоном спецуслуг».

Вторая громкая премьера обновленного Большого также стала скандалом . Балет «Спящая красавица» ценители искусства назвали «полуфабрикатом». Критики уверяли – постановка сделана на скорую руку, это настоящий «театральный фастфуд». Свидетельство этому – необъяснимые лакуны в сюжете и музыкальном оформлении.

Еще одна скандальная постановка Большого театра - опера «Золотой петушок», которая вызвала гнев православной общественности. Карикатуры на иконы, которые вынесли на сцену, в РПЦ назвали «глумлением над Православием».






К. ЗАТУЛИН: В гостях у «Русского вопроса» народный артист России Александр Ворошило, в прошлом солист и директор Большого театра, Московского дома музыки, а ныне магнат, несущий свет культуры в джунгли Барвихи и Рублевки.

А. ВОРОШИЛО: Я хочу сразу же возразить.

К. ЗАТУЛИН: Да.

А. ВОРОШИЛО: Во-первых то, что никакой не магнат. Люди еще подумают обо мне…

К. ЗАТУЛИН: А насчет культуры не будете возражать?

А. ВОРОШИЛО: Нет, насчет культуры не буду возражать.

К. ЗАТУЛИН: И Слава Богу.

А. ВОРОШИЛО: Потому, что это не тот театр, который бы я хотел видеть.

К. ЗАТУЛИН: Вы дважды уходили из Большого театра. Один раз по профессиональным причинам, поскольку прекратили петь.

А. ВОРОШИЛО: Это нормально. Рано или поздно все уходят.

К. ЗАТУЛИН: Прославились, как выдающийся предприниматель в этот период.

А. ВОРОШИЛО: Да ну, перестаньте. Ну не шутите вы так.

К. ЗАТУЛИН: В общем, какое-то время вы были вне театра.

А. ВОРОШИЛО: Да-да.

К. ЗАТУЛИН: Потом вновь зажглось ретивое, пошли на работу, причем исполнительным директором. И в 2002 году, то есть через 2 года после этого ушли.

А. ВОРОШИЛО: Понимаете, те процессы, которые…

К. ЗАТУЛИН: То есть тот театр, в который вы вернулись, это был уже другой театр?

А. ВОРОШИЛО: Это совершенно другой театр. Даже как бы сказать….

К. ЗАТУЛИН: Прошло 18 лет и так все изменилось.

А. ВОРОШИЛО: Изменилось очень много. Например, понимаете, как бы вам сказать попроще…

К. ЗАТУЛИН: Вот мы это очень любим в программе «Русский вопрос» - попроще.

А. ВОРОШИЛО: Я что-то в театре сделал, но я не буду говорить. Вы знаете я первый исполнитель в истории мировой оперы роли Чичикова в «Мертвых душах», я спел кое-что, Отелло, такие сущие безделицы.

Кое-что я сделал.

К. ЗАТУЛИН: Вам аплодировал Леонид Ильич Брежнев, насколько я помню.

А. ВОРОШИЛО: Ну не только Леонид Ильич. Дело не в этом.

К. ЗАТУЛИН: То есть нравы изменились?

А. ВОРОШИЛО: Вот, вот это…

К. ЗАТУЛИН: Атмосфера изменилась?

А. ВОРОШИЛО: Вот об этом я и говорю. Атмосфера очень изменилась.

К. ЗАТУЛИН: Вот вы же сейчас продолжаете просто по роду своей нынешней деятельности общаться и вращаться в кругу мировых знаменитостей, солистов, музыкантов, танцоров мирового уровня.

А. ВОРОШИЛО: Абсолютно точно. В зале, которым я сейчас управляю…

К. ЗАТУЛИН: Концертный зал в Барвихе.

А. ВОРОШИЛО: Да.

У нас и оперные, я об этой сейчас стороне хочу сказать, этот сегмент затронуть. Оперные - это самые, самые. И балетные тоже самые, самые. Я вам скажу, что у нас в зале был вечер Лопаткиной, у нас вечер Цискаридзе был, у нас был вечер Илзе и Андриса Лиепы был.

К. ЗАТУЛИН: То есть сказать, что вы оторвались от этого мира, не знаете, что там происходит нельзя. Почему мы перестали гордиться Большим театром? Почему вы ушли из Большого театра?

А. ВОРОШИЛО:...я себя ловлю на том, что последнее время самые заметные в театре события. Это, когда Галина Павловна Вишневская, я не говорю прокляла, но мягко говоря очень негативно отозвалась о поставке «Онегина» и бедняге Сергею Филину плеснули в лицо кислотой, варварское событие.

Просто это самые известные события, которые в Большом театре. О них говорят.

К. ЗАТУЛИН: Которые заставляют нас вспомнить о Большом театре.

А. ВОРОШИЛО: Да.

К. ЗАТУЛИН: А не какая-нибудь сверхъестественная постановка, о которой весь мир говорит.

А. ВОРОШИЛО: А какую? Назовите мне, какую?

К. ЗАТУЛИН: Может «Дети Розенталя» какие-то, нет?

А. ВОРОШИЛО: Я тогда буду сомневаться в вашем вкусе. Либо «Руслан и Людмила» с замечательным дирижером Владимиром Юровским, но постановка…

К. ЗАТУЛИН: Или Дон Жуан, который умирает не от шпаги, а от того, что ударился головой о шкаф.

А. ВОРОШИЛО: Так и Ленский тоже, извините, дробовик пальнул.

...Все имеют право на поиск, но только поиск ради поиска, смешно.

В то время, когда я пел в Большом театре, я могу перечислить кто в этом театре пел и танцевал из звезд. Я застал еще активную деятельность Галины Сергеевны Улановой, она уже не танцевала, а…

К. ЗАТУЛИН: Преподавала.

А. ВОРОШИЛО: …преподавала. Я застал танцующую Майю Михайловну Плисецкую. Были замечательные балерины, кроме Майи Михайловны и Тимофеева, и Семеняка, и Павлова. Когда я уже уходил, Алла Михальченко танцевала. Балетные премьеры, балетные артисты, которые звезды самой-самой величины. Я Фадеевича застал, я прекрасно помню Мариса Лиепу, это в мое время было. Владимир Васильев, Миша Лавровсикй, Саша Годунов, Гордеев, Богатырев и можно перечислять. Это все очень сильные артисты.

Я не говорю о том, что в моей родной опере блистала Ирина Константиновна Архипова, Елена Образцова царствовала в мире, лет 20 была первой, Атлантов, на которую очередь стояла.

Художественным руководителем балета был Юрий Николаевич Григорович, а в опере режиссер Борис Александрович Покровский, а дирижерами становились за пульт в своих спектаклях, начиная от Евгения Федоровича Светланова, Геннадия Николаевича Рождественского, Александр Николаевича Лазарева.

К. ЗАТУЛИН: Звезды первой величины.

А. ВОРОШИЛО: Да это мировые звезды. Вы понимаете, о ком я сейчас ни говорю, это мировые звезды. Васильев сейчас ставит все за рубежом, но в театре он не ставит ничего, он театру не нужен, представить себе ситуацию, когда Покровский, допустим, позвал бы меня и сказал: «Александр, ты мне вот здесь не видишься, вот не знаю я, не поставлю я тебя на эту роль». Я загрущу, затоскую, но у меня даже ничего, никакого нет. Я скажу: «Это Покровский сказал». Это величина, это гений.

Назовите мне авторитет, кроме Коли Цискаридзе. Кто авторитет в театре? Кто может сказать авторитетно? Сказать: «Вы знаете, вот так должно быть».

В театре нужен некий такой…единоначалие такое.

К. ЗАТУЛИН: Так, а в чем причина этого? Это нас так рынок испортил всех?

А. ВОРОШИЛО: Да нет, ну причем рынок.

К. ЗАТУЛИН: Антерприза на стороне, Волочкова танцующая на башне Ахун.

А. ВОРОШИЛО: Да нет. Это совсем другое. Вопрос в другом, значит наверное, дирекции выгодно, чтобы были такие.

К. ЗАТУЛИН: С ними спокойнее.

А. ВОРОШИЛО: Конечно. И столько лет бесславно воевать с Колей Цискаридзе, с примером, который славу составил театра.

К. ЗАТУЛИН: То есть вы говорите по сути о нынешнем руководстве ГАБТА - Государственного академического Большого театра. С 2000-го года директором является Иксанов.

А. ВОРОШИЛО: Если хотите так, потому что я считаю, что все, что в театре происходит это не с улицы занесли, это все в театре, это все внутри.

К. ЗАТУЛИН: А вообще вы считаете нынешнего руководителя Большого театра человеком, который разбирается в своей работе?

А. ВОРОШИЛО: Нет, не считаю.

К. ЗАТУЛИН: Не считаете?

А. ВОРОШИЛО: Не считаю.

К. ЗАТУЛИН: Совсем недавно было письмо, по-моему, в прошлом году, целого ряда деятелей культуры, которые требовали не продлевать контракт с Иксановым. И тем не менее он продлен до 14-го года. Вы согласны с ними?

А. ВОРОШИЛО: Согласен.

К. ЗАТУЛИН: Ну вот у нас же есть пример Мариинского театра.

А. ВОРОШИЛО: Вы же слышите, что в Мариинском есть Гергиев - мировой дирижер?

К. ЗАТУЛИН: Мы не слышим ничего плохого. Мы знаем, что есть проблемы, связанные с проектом нового здания, но это другие проблемы. Во всяком случае мы не слышим: «Мариинский театр в очередной раз сел в лужу с новой постановкой».

А. ВОРОШИЛО: Мы только слышим: «Вот это класс», «Вот это уровень», «Вот это имя», «Вот это бренд». Ведь мы сейчас даже не в тени Мариинского, я имею в виду Большой театр. О нас только говорят в связи с реконструкцией.

К. ЗАТУЛИН: А что на ваш взгляд с реконструкцией на самом деле?

А. ВОРОШИЛО: Я только знаю одно, что театр дошел до такого состояния, когда на ярусах, ложах не закрывались двери, там ужасно было. И то, что сейчас в 387 лучше, все хоть приведено в порядок, выкрашено. А вот качество этого всего, так это эксперты должны разобраться.

К. ЗАТУЛИН: Дорого, дешево, кто, что украл и так далее…

А. ВОРОШИЛО: Для этого есть соответствующие службы.

К. ЗАТУЛИН: Понятно. Ну вот все-таки Александр Степанович, вы не единственный человек, с которым мы беседовали, готовясь к этой программе, вы единственный, кого мы пригласили.

А. ВОРОШИЛО: Хорошо.

К. ЗАТУЛИН: Те люди, с которыми мы беседовали, которые в ряде случаев не хотели сами высказываться, почему то говорят о том, что большую роль в том, что уже 13 лет во главе театра стоит непрофессионал и этот непрофессионал в данном случае подчиняет своей воле профессионалов, я имею в виду Иксанова и его команду.

Все это в значительной степени связано с той поддержкой, протекцией, которую ему оказал бывший министр культуры, а ныне советник президента Михаил Швыдкой. Что Швыдкой, хоть уже и не министр продолжает руководить событиями в Большом театре, причастен к этой реконструкции.

А. ВОРОШИЛО: То что, Михаил Ефимович очень энергичный человек, очень деятельный, целеустремленный, это я могу подтвердить. И если Михаил Ефимович кого-то поддерживает, то…

К. ЗАТУЛИН: Если друг, значит друг. И все же традиционный такой русский вопрос Александр Степанович - что делать?, большевики еще задавали. Что делать? Что делать, чтобы мы были впереди планеты всей, как раньше говорили.

А. ВОРОШИЛО: Понимаете, нужно наконец-то обратить серьезнейшее внимание на Большой театр. Обязано это сделать в первую очередь нынешнее Министерство культуры, а не прошлое. ...Это бренд. Это действительно сокровищница культуры. И мне кажется, что столько столетий, так можно сказать, создавая это чудо, потерять его сейчас, а мы его теряем, я ответственно заявляю, мы его теряем. И потеряем из-за непрофессионализма, из-за каких-то личных амбиций, из-за какой-то неуемной жажды власти, какой-то мстительности, я даже не знаю.

К. ЗАТУЛИН: Ну жизнь же не заканчивается, как показывает ваш пример, от того, что человек работал в Большом театре и ушел из Большого театра.

А. ВОРОШИЛО: Нет, жизнь не заканчивается.

К. ЗАТУЛИН: Если не получается у этого человека в течение 10-ка лет наладить порядок, наконец-то кто-то может ему сказать: «Дай место другому, освободи свое место».

А. ВОРОШИЛО:...В моей душе, в моем сердце, ничего ближе, ничего роднее, ничего беззаветней нет. Для меня Большой театр - это все в жизни. Я за него очень болею, я за него очень переживаю и меня очень ранит, когда я слышу от театре вот такое все.

К. ЗАТУЛИН: Про серную кислоту.

А. ВОРОШИЛО: Это ужас.

К. ЗАТУЛИН: Это как будто бы театр превратился в хим.лабораторию.

А. ВОРОШИЛО: Ужасно.

К. ЗАТУЛИН: Вот я хочу на этой ноте закончить наш разговор. Спасибо.

Резюме (К.Ф.Затулин):

Мы отказались в этой передаче от какого-то конспирологического анализа в истории с покушением на художественного руководителя Большого театра. Мы не следователи.

Нас это все, конечно. интересует, но не в такой степени, как в целом судьба русского балета и русской оперы. Всемирный День театра повод для больших размышлений о судьбе Большого театра, без которого трудно представить себе Москву и Россию.

Это «Русский вопрос». До встречи, на следующей неделе в то же время на канале «ТВ Центр» 

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.